Обычно я ласковая и любящая мама. Но на карантине, сидя дома с двумя маленькими детьми (одному было 2 года, второму 4 месяца) без помощи и общения, я просто озверела. Если раньше мы все время гуляли и встречались с другими мамами и детьми, у меня была любимая работа и счастью не было конца, то сейчас получается так, что я с марта не общалась ни с кем из подруг, только через видео со своей семьей.

Сейчас карантина нет, но я не могу прийти в себя. Много зависаю в интернете, а дети мешают и раздражают. Вечером обещаю себе, что завтра буду с ними всецело, но утром просыпаюсь с мыслью «лишь бы этот день поскорей закончился» и вставляю наушники. Муж тоже срывается на детях, потому что устает на работе. По вечерам выпивает, и помощи от него не дождаться. Няни и детсада также не предвидится. Я не знаю, как себя сдерживать с детьми, как выкарабкаться из этой рутины.

Виктория, 34 года

Виктория, давайте попробуем рассмотреть вашу историю через призму системной семейной терапии. Рождение ребенка, а тем более двух детей с небольшим перерывом, — это уже семейный кризис. И это нормально: условия жизни с появлением малышей меняются, прежняя структура — распределение власти, компетенций, ответственности, прав и обязанностей, способов движения информации, — работать перестает.

Растут эмоциональная, денежная, физическая нагрузка, снижается социальная свобода — вы ведь наверняка не чувствуете себя с детьми столь свободной, какой были без них? Локдаун привнес еще и социальную изоляцию.

Теперь выбираться из этого наслоения кризисов придется вам с супругом обоим, иначе дальнейшее замалчивание проблем только усугубит ситуацию. Обратите внимание: выпивать по вечерам, особенно если это происходит так часто, что вас это уже беспокоит, — стратегия ухода. Ваш муж, похоже, тоже испытывает нагрузку, с которой не может справиться, и ему тоже плохо. Но это не значит, что его надо молча жалеть и оставлять все как есть. Нарушить молчание и заговорить вслух — фактически единственный способ выбраться из семейного эмоционального обеднения.

Что делать? Жестко структурировать семейную жизнь и профилактировать перегрузку, обеспечивая отдых. Это снизит ваш гнев — он прячется за тем, что вы «озверели», нарушаете обещания, замыкаетесь, сидя в наушниках. Вы, конечно, называете это рутиной, но с точки зрения чувств это похоже именно на запрятанный внутрь себя гнев.

Как это делать? Собраться вместе за столом и честно посчитать семейные задачи. Те, что есть сейчас, и те, которые вы хотите, чтобы были. Что у вас есть? Зарабатывание денег, готовка завтраков, стирка одежды, покупка продуктов, секс, образование, — пишите все. Не забудьте про отдых: он должен быть, мы живые люди, и совсем не отдыхать — это путь в никуда.

Не забудьте также и про социальную свободу. Вы сами замечаете, что локдаун стал миной замедленного действия, — это надо менять. Вокруг вас точно есть семьи, с которыми можно встретиться и пообщаться, сходить друг к другу в гости. Возможно, это будут новые знакомые — заведите их!

Расписав все задачи, распределите, кто что делает: какая деятельность у кого лучше получается, кто в этой сфере более компетентен, кто принимает решение (имеет власть) — и вместе с этим несет ответственность.

Шпаргалка семейных сфер

  • Хозяйственно-бытовая: жилье, еда, здоровье (собственное и семейное), расходы и доходы. Все в итоге сводится к деньгам.
  • Эмоциональная: распознаете ли вы чувства друг друга, можете ли о них свободно говорить, как друг друга поддерживаете, успокаиваете, веселите.
  • Духовное и культурное общение: общий язык, совместный досуг, нравственно-этические ценности, схожесть эстетических вкусов, культурное обогащение.
  • Воспитательная: отцовство и материнство, воспитание друг друга и детей.
  • Первичный социальный контроль: как члены семьи выполняют социальные нормы, кто за этим следит, что вашей семье можно и нельзя в обществе.
  • Сексуально-эротическая: инициатива, разнообразие, тепло, интимность, обеспечение времени и пространства для секса.
  • Первичная социальная защита: какие социальные роли вы исполняете, какую информацию из семьи можно и какую нельзя выносить, ваши конфликты с обществом, помощь в достижении успеха, прилюдное признание и похвала.

Вполне возможно, что, раскладывая семейную жизнь по сферам, вы встретитесь с вопросами, которые у вас вызывают тревогу. Об этом надо говорить. Например, у вашей семьи нет своего жилья и вы живете на съемной квартире. В этом случае нормально испытывать биологически обусловленную тревогу. Придется прийти к решению, которое ее снизит.

Сразу возникнут вопросы: как мы будем эту квартиру покупать, кто на нее зарабатывает, кто ее выбирает... Это острые вопросы, которые не хочется поднимать, дабы не встретиться с ощущением собственной несостоятельности в чем-то. Но если вы не хотите жить с таким источником напряжения, то решать их надо.

Взрослых и активных членов семьи у вас два — вы и муж. Поэтому нагрузку, власть и ответственность надо распределить примерно поровну, иначе один из вас будет недоволен. Это не значит, что вы должны одинаково зарабатывать или сидеть с детьми равное количество часов. Должны быть равны ваши энергетические и эмоциональные вложения — в соответствии с вашими компетенциями. Помните, как в детстве сажали картошку в деревне? Старшие копают, младшие бросают. Вклады в итоге одинаковы, и все чувствуют причастность к общему результату.

Игру в «кто для кого больше пострадал и теперь должен страдать меньше» прекращайте на корню. Если мужу непонятно, что значит провести день с двумя детьми, то пусть в субботу и воскресенье он с утра до вечера останется с ними. И займется тем, что обычно делаете вы: готовкой, стиркой, уборкой.

Такую рокировку можно сделать и в вашу сторону. Скорее всего, результат его работы — деньги, значит, вы можете провести два дня, зарабатывая сумму, равную его заработку за это время. И тогда вам обоим станет ясно, каково это — быть мамой, папой и решать соответствующие вопросы.

Мы создаем счастье собственными руками

Расписав и распределив задачи, начните их выполнять. Не неделю, а три месяца — за это время вы или привыкнете к новому образу жизни, или честно распишетесь в том, что для семьи делать ничего не хотите. Тогда встанут другие вопросы: например, о том, чтобы разводиться. Потому что людям, которые хотят «на ручки» и не способны принять ответственность за свою жизнь и жизнь созданной семьи, надо к маме и в песочницу. А вы взрослые, своих детей родили и воспитывать собираетесь.

Конечно, семейный подход — это только один из вариантов решения вопроса. Вполне возможно, что когда-нибудь вы доберетесь до личной терапии и начнете узнавать, по каким вашим личным причинам возник кризис, — ваши 50% ответственности в этом все-таки существуют. Но это уже будет совсем другая история, не семейная и не экстренная.

Семейный способ работает быстро, и за счет этой скорости может обеспечить вам передышку. Кто знает, вдруг каждый из вас откажется от «избегательной» позиции (вы — от наушников, муж — от алкоголя), и вам удастся какое-то время жить хорошо, обходясь в шатких ситуациях помощью семьи, а не психотерапевта. Но не оставляйте идею того, что вам точно есть над чем поработать. Просто всему свое время.

Мы создаем счастье собственными руками. А если хотим сделать это руками другого, то просим открыто, а не ждем, что человек догадается сам вас осчастливить, — злость возникает именно от этого. И учимся принимать отказ, если другой не может или не хочет что-то для нас делать. В общем, договариваемся.

Я верю в безграничный талант и тепло вашей семьи, ведь молчание — это в какой-то степени форма бережности по отношению друг к другу, хоть в данном случае и неэффективная. Верю, что вы при всей кризисности любите друг друга и сможете договориться, чтобы наладить семейную жизнь.