873

«Как я стала писателем и сценаристом, несмотря на дисграфию»

«Какой из меня музыкант, дизайнер, художник, диджей? Я же не умею играть, рисовать, проектировать. В любом случае, уже поздно начинать» — так многие из нас думают о профессии, которая их по-настоящему привлекает, и не предпринимают никаких шагов, чтобы приблизиться к мечте. Многие, но не все. Публикуем историю Арины Чунаевой, которая всегда хотела стала писателем и стала им, несмотря на дисграфию.
«Как я стала писателем и сценаристом, несмотря на дисграфию»

Еще ребенком я мечтала стать писателем, но писала настолько плохо, что не допускала и мысли о подобной карьере. В первом классе меня оставляли дважды — я делала ошибки чуть ли не в каждом слове. Все школьные годы несколько раз в неделю занималась с репетиторами по русскому языку, меня натаскивали на контрольные и диктанты, но видимого прогресса не было.

Друзья родителей советовали больше читать, говорили, что это должно помочь. Тогда я пошла на курсы скорочтения и почти побила мировой рекорд по скорости чтения. Но писать грамотнее так и не стала. Зато стало проще учиться: любую книгу я могла прочесть за 15-20 минут.

Когда пришло время поступать в вуз, одной из главных задач было найти ту специальность и факультет, куда не требовалось сдавать экзамен по русскому языку. Так я стала психологом. И наконец-то узнала, что со мной: педагог обратила внимание на мои тексты, провела со мной несколько тестов, и оказалось, что у меня дисграфия — нарушение процесса письма.

С одной стороны, я обрадовалась, получив такой диагноз: это означало, что я не лентяйка и не глупая, просто у меня такая вот особенность восприятия текста. Но, с другой стороны, это означало, что с мечтой стать писателем придется окончательно распрощаться. И все же, все же…

Работая психологом и искренне любя свою работу, я втайне мечтала писать книги и сценарии мультфильмов. Однажды меня позвали делать передачи для канала «Психология 21», а в соседней студии как раз срочно были нужны авторы для цикла передач о полярных исследованиях. Я вызвалась помочь.

Две-три строчки я писала быстро, но потом проверяла часами, перечитывая каждое слово по буквам. И… все равно делала обидные ошибки

Нужно было брать интервью — это получалось легко. А вот с текстами-подводками в начале и конце интервью была настоящая мука. Эти две-три строчки я писала быстро, но потом проверяла часами, перечитывая каждое слово по буквам. И… все равно делала обидные ошибки. За них мне было очень стыдно, но в целом работа доставляла такую радость, что я решила научиться писать лучше и поступить на факультет журналистики.

Сдать вступительные экзамены казалось невыполнимой задачей, тем более что до них оставалось всего пять месяцев. К счастью, я вовремя узнала об ускоренных курсах по русскому языку для детей — за две недели там повторяли программу одного учебного года.

Первое занятие было фееричным: 30-летняя тетя в окружении пятиклассников. Дети смотрели на меня во все глаза. Приходилось отшучиваться: «Если будете плохо учиться, придется снова идти в школу и проходить все предметы заново». Дети понимающе кивали и охотно брались за учебники.

Худшей в группе я не была, но и лучшей тоже. Иногда было очень стыдно, особенно когда приходилось читать вслух домашнее задание, а там была ошибка на ошибке. Этот стыд мотивировал меня не бросать учебу и двигаться вперед.

У меня появились свои способы проверки текста: читать его с конца, составлять список своих самых частых ошибок

Отучившись две недели с пятиклассниками, я перешла в группу шестиклассников, потом — семиклассников и так дошла до программы десятого класса. Две недели на каждый блок, занятия каждый день и домашнее задание на два-три часа. У меня появились свои способы проверки текста: читать его с конца, составлять список своих самых частых ошибок, читать медленно вслух по слогам — все это помогало вовремя заметить ошибки и опечатки. Дисграфия уже не казалась такой ужасной.

Благодаря курсам я в итоге поступила на факультет журналистики. Учиться было легко — ну, не считая занятий по русскому языку. Я делала передачи, писала небольшие тексты и первые статьи, а помимо основных предметов ходила на писательские и сценарные курсы.

Подумывала о том, что хорошо бы получить полноценное сценарное образование, но пугало то, что едва ли смогу соревноваться с однокурсниками — теми, кто наверняка пишет быстро и, конечно, грамотно.

В итоге договорилась с собой так: поучаствую в сценарном конкурсе в киношколе и, если смогу продать сценарий, пойду учиться. И мою заявку купили! Так я написала первый сценарий для мультсериала «Фиксики».

Мне казалось, что почти каждый пишет книги или рассказы, что я ненастоящий писатель, самозванка

Через несколько месяцев у меня родился сын, и, хотя я на год с головой ушла в материнство, старалась писать хотя бы по часу в день, пока малыш спит, несмотря на усталость. За год я создала сценарий и книгу — правда, еще год никому ее не показывала, стеснялась. Мне казалось, что почти каждый пишет книги или рассказы, что я ненастоящий писатель, самозванка.

Как-то летом я увидела анонс конкурса для писателей и в последний день приема заявок, после уговоров младшей сестры все-таки решилась отправить рукопись. С полной уверенностью, что точно ничего не выиграю. Книга заняла первое место на международном конкурсе детской литературы и ее издали в Лондоне, переведя на английский язык.

Я не могла поверить в происходящее, даже когда выступала в Брюсселе с презентацией книги. Мне казалось, произошла какая-то ошибка, кто-то что-то перепутал, но в итоге победа подарила мне веру в то, что у меня получаются хорошие тексты, и в то, что мои тексты нужны другим.

Я стала писать больше, отучилась на сценарном факультете, сходила на десятки курсов для писателей и сценаристов. Моя первая пьеса «Мия и Дракон» вошла в список тридцати лучших пьес России за 2019 год.

Теперь я работаю с лучшими анимационными студиями страны и ежемесячно пишу для детских журналов. Год назад я встретила свою школьную учительницу русского языка: похоже, то, что я стала писателем, ее по-настоящему потрясло. И не только ее — мой папа до сих пор каждый раз удивляется, читая мои книги и статьи в журналах, и не понимает, как в 35 лет я наконец-то выучила русский язык.

Конечно, сложности есть до сих пор: мне легко удается придумать идею, концепт, персонажей, но на проверку текста уходит довольно много времени. Если я пишу уставшей или на бегу, то могу сделать много досадных ошибок. Но это ничего: я знаю эту свою особенность и стараюсь писать тексты только в собранном и отдохнувшем состоянии.

Главное, что стоит понимать: дисграфию можно вылечить, особенно в школьном возрасте. Чем раньше ее заметили и отвели ребенка к логопеду и психоневрологу, тем лучше. Взрослым лечение дается сложнее, но дисграфия — не приговор: с ней можно творить, писать и успешно реализовываться, хотя, конечно, это потребует чуть большей силы воли и целеустремленности.

Агата Кристи, Ханс Кристиан Андерсен, Квентин Тарантино, Владимир Маяковский, Уолт Дисней — никому из них дисграфия не помешала стать известными писателями, поэтами, сценаристами.

Важно верить в себя и свою мечту, активно тренироваться, постоянно учиться и самосовершенствоваться, пробовать и не боятся ошибиться, ошибаться и пробовать снова, писать каждый день, понять свои сильные стороны и развивать их. И тогда все обязательно получится.

Арина Чунаева

Об авторе

Арина Чунаева — психолог, сценарист анимационных сериалов «Фиксики», «Морики Дорики», «Оранжевая корова», «Вопросики» и т.д. Автор более 65 передач для канала «Здоровое ТВ» и «Психология 21». Автор книги «Leia the little mouse», изданной в Лондоне в 2019 году.

Источник фотографий: Getty Images
Загрузка...
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
16 октября

Игры разума и бессознательного

Пойти со скидкой
новый номерСЕНТЯБРЬ 2020 №53
170Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты