Мы вместе 10 лет. Есть сын и дочка. У нас с мужем часто возникали конфликты, я всегда старалась их сгладить, помириться и не затягивать ссору. Муж часто употреблял алкоголь. Часто задерживался в гараже. Приходил с плохим настроением домой и устраивал скандал. Так продолжалось до этого лета.

Потом во мне что-то надломилось, и я перестала идти на перемирие первой. Долгие периоды молчания привели к взаимному отчуждению. И в очередной раз после ссоры я подала на алименты и сказала, что моим следующим шагом будет развод.

Его родители срочно свозили его закодировать. Но отношения у нас после этого все равно натянутые. В моем понимании он должен был приложить хоть какие-то усилия, чтоб выровнять наши отношения. А он ведет себя как ни в чем не бывало. Еще периодически срывает свою злость на мне и детях.

Наталья, 36 лет

Наталья, ваш вопрос, похоже, касается очень непростой семейной ситуации — созависимых отношений. В них муж и жена вместе зависят от некого объекта — в вашем случае от алкоголя. И очень часто вместе же не подозревают о том, что зависимость у них одна на двоих.

Алкоголь встроен в систему ваших отношений как непременный, постоянный фактор и зачем-то нужен обоим. Отношение к нему при этом может быть разным: мужу нравится, вам — нет. Но для обоих алкоголь включен в жизнедеятельность как некая некритичная норма. Оба партнера так избегают реальности.

Вы не высказываете четкое критическое отношение, просто пишете: «Муж часто употреблял алкоголь...» А во второй части письма и вовсе теряете этот важный фактор из виду. Может быть, у вас есть идея: раз человек закодировался — значит, алкоголя нет…

Но алкоголь — это не просто бутылка. Это способ избежать встречи с реальностью и комплекс связанных с ним вариантов того, как обходиться с чувствами, мыслить и действовать. С момента «кодировки» зависимость не исчезает. Человек просто начинает терпеть (и понятно, что он злится при этом), но не меняет отношение к жизни.

Более того, у мужа «отняли бутылку», и напряжение девать больше некуда. Оно растет, и зависимый несет его в семью. Для смены отношения к ситуации ему важно признать факт алкоголизма, самостоятельно принять решение вылечиться и перестроить свое мышление. И тут не поможет просто активность родителей, которые могут сделать лишь что-то формальное — закодировать.

Раньше вы шли на перемирие первой после того, как он провоцировал скандал (фактически это было позитивное подкрепление его зависимости, нивелирование последствий употребления алкоголя — снятие с него ответственности). А теперь вы уже этого не делаете, но, похоже, все еще не готовы признать, что семейная проблема, возможно, более остра и объективна, чем хотелось бы.

Со мной вы прямо не говорите, что вам надо, мне остается самой придумывать, о чем писать вам и как попасть в непроизнесенный запрос

Хотите вы ее принимать во внимание или нет, готовы обозначать как важную проблему или нет, но вы не сможете снять с мужа ответственность за его состояние и дальнейшее развитие событий его жизни. То есть ваш навык сглаживать конфликты не поможет, только кодироваться — тоже так себе стратегия.

Ему самому предстоит всерьез озаботиться состоянием своей психики и здоровья… Но только если он этого захочет.

Вы можете лишь признать свои 50% ответственности за поддержание его болезненного состояния и вот таких отношений в семье. И что-то сделать с этим. Обратите внимание, в письме вы пишете, сколько лет вы вместе, что у вас есть дети… О чем это? Вы будто указываете, что для вас важно сохранить полный состав семьи.

Но это только мои догадки. Что на самом деле вы имели в виду, перечисляя эти факты, я не знаю. Тут многое не ясно, ваши мысли я не могу прочитать. Вы хотите получить ответ от психолога — и это тоже не очень понятная история, ведь письмо не содержит вопроса.

В письме после фактов предполагаемой важности просто идет исполненное страдания описание ситуации. Если вы это видите и можете критически оценить, то есть повод подумать вот о чем.

Со мной вы прямо не говорите о том, что вам надо, и мне остается самой придумывать, о чем писать вам и как попасть в непроизнесенный запрос. А с мужем вы говорите? Или тоже перечисляете факты и как-то показываете свое недовольство — а там пусть сам додумается, что вам нужно? А самой себе называете четко, чего хотите? Получается, что вы снимаете с себя ответственность за то, чтобы оказаться понятой, — не говорите словами о своих потребностях. Но зато берете на себя ответственность за сглаживание конфликтов. Замечаете перекос?

У вас есть временной люфт для работы с психологом и изменения своего поведения, прекращения поддержания созависимости

А что вы чувствуете, когда муж не читает ваши мысли и не может попасть решением прямо в ваше непроизнесенное желание? Это те ваши вытесненные чувства, в ответ на которые вы получаете гнев мужа. Чувства, которые все равно проскакивают в поведении, как бы вы ни прятали их от самой себя. Иначе не бывает. И я намеренно не называю их — подумайте сами, верю, что у вас получится понять, в чем дело.

Зависимость близкого — это скрыто выгодная модель для снятия ответственности. То, что муж выпивает и ведет себя некрасиво, отвлекает вас от ваших насущных проблем, которые все равно за вас никто не решит. И пока мы не называем зависимость зависимостью, а сглаживаем — «выпивает», «злится», — есть шанс не встретиться с этой ответственностью.

А может быть, есть острая нужда в том, чтобы кого-то обслуживать (зависимого), страдать от его зависимости, потому что без нее возникнет вопрос: «Как я сама делаю свою жизнь интересной и красивой?» С ним страшно встретиться, потому что на него ответа нет. Придется принимать решения, и это тоже страшно.

Возврат ответственности себе — процесс нелегкий. Стыдно расписаться в том, что оба приложили равное количество усилий для развития проблемы. Но дело даже не в этом, а в том, что человеку трудно понять неэффективность собственных действий, когда он живет с этим всю жизнь и другого примера перед глазами нет.

Сказать вслух, взять свой кусок ответственности себе мешает страх. В общем-то, примерно тот же страх, что мешает формулировать поток мыслей в запрос и говорить о своих желаниях прямо. Именно поэтому нужен психотерапевт, который занимается зависимостью и созависимостью и может различить те моменты, над которыми стоит поработать именно вам.

Наталья, попробуйте начать с себя. Пока муж закодирован, у вас есть временной люфт для работы с психологом и изменения своего поведения, прекращения поддержания созависимости. По крайней мере, это может стать первым шагом для того, чтобы выбраться из ситуации. Желаю вам успехов на этом непростом пути.