Мы с дочкой жили вместе с мамой. Всякое бывало, и ругались, но мама мне очень помогала с ребенком. Год назад мужчина, с которым я встречаюсь, купил дачу. Маме там очень понравилось, она даже подружилась с соседкой.

Несколько раз мы ночевали на даче. У нас домик маленький, всего 2 дивана: я с дочкой на одном диване, мой мужчина на другом. Мама ночевала у соседки. В наш последний приезд на дачу соседка жаловалась, что приболела. Никто не думал, что это коронавирус. К тому же у мамы было две прививки, и она все время себя берегла, боялась заболеть.

На другой день у нее поднялась температура, а через несколько дней и у меня. Вызвали врача, маме назначили антибиотики. Вначале ей легче стало, даже в аптеку сходила, погуляла с внучкой — я не могла, у меня был тогда отек квинке. А потом ей опять плохо стало.

Вызвали скорую — КТ показала поражение 35 процентов. Потом реанимация, ИВЛ и звонок от врача с соболезнованиями. У меня самой COVID-19, я сижу дома и не могу пойти на похороны, чтобы не заразить других. Мне звонят, приносят продукты, но на душе пустота. Она хотела жить.

Дочка пойдет в первый класс, и как ей объяснить, что бабушка умерла? Она ее очень любила. Ребенок эмоциональный, из-за стресса может заикаться.

А я все плачу и виню себя, что не уберегла. У нее был порок сердца и малокровие и куча других болезней. Если бы не дача, она бы жила. Ей было 69 лет.

Ксения, 41 год

Ксения, я не знаю, будет ли вам полезна эта информация, но, если бы ваша мама умерла от инфаркта, вы бы точно также мучились от чувства вины.

Когда уходят близкие, нам свойственно думать, что мы могли уберечь их, нанять лучших врачей, найти более эффективное лекарство. Сильные чувства — вина, гнев, беспомощность — это часть так называемой «работы горя», то есть процесса, в котором мы постепенно проживаем утрату.

Чувство вины — естественный ответ психики на невозможность проконтролировать смерть

Нам легче чувствовать себя виноватыми, нежели признаться себе в том, что эти процессы нам абсолютно не подвластны. С таким же результатом мама могла бы заразиться ковидом в лифте или на прогулке, поговорив с прохожим. Но чувство вины или гнева будто бы возвращает нам контроль над ситуацией и дают иллюзию, что мы можем влиять на эти страшные процессы.

Более того, сталкиваясь со смертью родителей, мы оказываемся лицом к лицу с фактом собственной конечности. Эта мысль вызывает у нас ужас. А этому наш организм сопротивляется изо всех сил, включая разнообразные защитные реакции, одна из которых — вина.

То, что с вами происходит сейчас — очень мучительный, но нормальный процесс

И вам необходимо его прожить, не пытаясь ускорить его естественное течение. Для облегчения страданий, вы можете обратиться за помощью к психологу и прожить боль при грамотной поддержке специалиста.

Но даже в этом случае дайте себе как минимум год, чтобы восстановиться. Процесс это небыстрый. Вашей психике нужно время, чтобы завершить процессы горевания и принять смерть мамы. Я также рекомендую вам две книги с одинаковым названием «Жизнь после утраты». Автор одной — Вамик Волкан, второй — Рэймонд Моуди.

Теперь отвечу на ваш второй вопрос о том, как рассказать дочке о смерти вашей мамы. Ребенку необходимо достаточно подробно рассказать, что произошло с бабушкой, но без деталей, которые она не сможет понять в силу своего возраста. Как заболела, как развивалась болезнь, отчего и почему бабушка умерла.

Шесть лет — уже довольно осознанный возраст, и поэтому рассказать стоит, и как можно скорее. В случае замалчивания есть большой риск развития фобий, диссоциации или иных нарушений развития психики у ребенка.

Наш мозг устроен таким образом, что нам гораздо безопаснее осознавать настоящую реальность

Пускай грустную, пускай трагичную и наполненную болью, но не выдуманную и не приукрашенную. По невербальным признакам и взрослым разговорам, которые она, вне всякого сомнения, будет понимать, девочка все равно узнает о смерти бабушки.

Так что пускай она лучше узнает это от вас и напрямую, чем спустя какое-то время, случайно подслушав разговор, или от «добрых» знакомых. Более того, замалчивание она может воспринять как ваше предательство, и это может серьезно нарушить доверие в ваших с ней отношениях.

То, что девочка не была на похоронах, уже осложняет процесс горевания. У нее не было возможности попрощаться с бабушкой и увидеть ее мертвой. Обязательно съездите с дочкой на могилу, расскажите о ритуалах погребения и традициях. Возможно, стоит вместе с психологом реконструировать процесс погребения при помощи песочной терапии.

Это очень важно для того, чтобы ребенок осознавал реальность и не начал бояться всего без причины. Когда я, допустим, понимаю, что моего близкого сбила машина, я могу начать бояться переходить дорогу, но не всего мира в целом или любых выходов на улицу. Пускай лучше девочка боится коронавируса, нежели всех болезней и явлений на свете.

В момент рассказа о смерти бабушки необходимо быть рядом и выдерживать любые эмоции ребенка

Будьте готовы, что эмоции могут быть совершенно разными: от слез и истерики до полного безразличия и смеха. Не нужно ничего ожидать. Дети по-другому адаптируются к реальности и многое делают через игру. Поэтому не удивляйтесь, если, к примеру, через 3 минуты после рассказа дочка попросит любимую игру или просто уйдет по своим делам.

В момент рассказа необходимо принимать все, что будет происходить с ребенком. Можно поплакать вместе с ней, но при этом нужно сохранять устойчивость и регулировать интенсивность своей реакции, чтобы не напугать ребенка. Если не уверены в себе, можете делегировать эту миссию другому близкому, которого девочка так же хорошо знает и доверяет.

Если у вас есть опасения по поводу сохранности состояния девочки в силу ее эмоциональности, рассказать о случившемся можно на приеме у детского психолога.