«Я бегаю за мужчинами, но они все равно уходят»

Надежда: Мне трудно общаться с мужчинами. Началось это в подростковом возрасте, была первая любовь, а потом мой молодой человек вдруг исчез. Перестал звонить, писать, не отвечал на сообщения, я переживала. Позже у меня появился новый парень, но случилась беда.

Мне было семнадцать, мы с подругами были в одной взрослой компании, пили алкоголь. Рядом оказался мужчина, мы поехали к нему. Я даже предположить не могла, что что-то плохое может случиться. Пока я пыталась понять, что происходит, он свое дело сделал. Это был мой первый секс.

Владимир Дашевский: То есть это было изнасилование?

— Наверное... Физически я не особенно ярко проявляла свое несогласие. В моих глазах изнасилование — это яркая картинка: крики, борьба. Такого не было. Я просто говорила ему, что не хочу.

— Надежда, изнасилование — это половой акт без согласия. Если вы говорите «нет», а мужчина не останавливается, это и есть насилие. Другое дело, что в нашем обществе такое не принято обсуждать, с детьми о таком не говорят.

Может быть, вам и показалось, что ничего не происходит, именно потому, что вам не рассказали, что так нельзя. Тем более вы выпили, критика была снижена, и вы не распознали в действиях мужчины неправильного подтекста. Но это не оправдывает насильника. Если женщина говорит «нет», этого достаточно, чтобы остановиться. Потому что секс — это то, что происходит по обоюдному согласию... Но что было с вами дальше?

— Я все рассказала своему молодому человеку. Но он мне не поверил. Я чувствовала вину за то, что со мной такое случилось. Звонила своему парню, просила встретиться. Умоляла, чтобы он меня простил.

— За что вы просили прощения?

— За то, что так вышло. Может быть, если бы я в такой компании не оказалась…

— А почему бы вам там и не оказаться?

— Там были люди взрослее намного. Нужно со сверстниками общаться!

«Я бегаю за мужчинами, но они все равно уходят»

— Наверное, вам было любопытно, как это у взрослых людей происходит, что они делают, когда встречаются? Это нормальный человеческий интерес, и вы имели на него полное право. Это не делает ни вас, ни ваши действия неправильными.

Что бы ни происходило, ответственность за насилие всегда лежит на том, кто его совершает. А вы взяли вину на себя, пытались оправдаться перед вашим молодым человеком, выпросить у него прощение.

— Я тогда была ребенком. Наверное, чего-то не понимала.

— Как вы сейчас оцениваете действия вашего молодого человека?

— Сейчас я думаю, что он не должен был меня оставлять с этим одну, должен был мне поверить. Но мы с ним еще периодически встречались семь лет, потом расстались совсем. У меня появился новый партнер.

— И как с ним складывалось?

— Он был младше меня. Мне хотелось семью, ребенка, а он, кажется, вообще не планировал общего будущего. Он ушел в армию, и я решила, что дождусь его. Не могла быть одна в родном городе, где все напоминало о нем, и уехала в Москву зарабатывать на квартиру, чтобы мы потом могли жить здесь вместе.

За несколько месяцев до его возвращения мы поссорились: он грубо со мной говорил, сказал, что не хочет детей никогда. Перестал отвечать на мои сообщения. Я звонила, писала, уговаривала, и он начал снова со мной общаться. Он вернулся из армии, мы пробыли вместе несколько месяцев, вроде все было хорошо, говорил, что любит… Но в итоге он ушел к другой.

— Сочувствую, Надежда. Расскажите, пожалуйста, немного про свою семью, про родителей.

— У нас дома не было особого тепла. Мы только иногда в лес по грибы ходили, и все. Мама и папа развелись, когда мне было двенадцать. Позже оба нашли новых партнеров. У мамы счастливые отношения, отец женился… Теперь я не страдаю оттого, что они расстались.

«Мы с братом почти уснули, а папа стал кричать, угрожать маме, что выкинет ее с балкона. Я ревела»

— А что вы помните о времени, когда родители были вместе?

— Помню, что они ругались, дрались даже. Как-то мы с братом уже почти уснули, а в другой комнате папа стал кричать, угрожать маме, что выкинет ее с балкона. Я ревела…

— Что вы чувствовали?

— Мне было страшно! Я думала, что не хочу такого для себя, что мой муж должен быть мне другом и никто никого не должен обижать…

— Как у вас сейчас складываются отношения с папой?

— Мы видимся редко. Он всегда был несколько холодным человеком, чувства свои не проявляет особо.

— Понятно. Скажите, что вы хотели бы изменить в своей жизни?

— Я хочу сейчас перестать стесняться своих эмоций! Мне нравится один мужчина. Но я не могу выразить чувства. Когда он рядом, я закрываюсь, холодна с ним. Я написала ему, что он мне нравится, но попросила не отвечать, не хотела получить плохой ответ…

— Конечно, вам страшно получить отказ. Но отказ означает лишь, что вы можете не тратить время на этого мужчину. Надежда, я думаю, что вам важно быть романтически привязанной к кому-то, и для вас это даже важнее, чем то, что этот мужчина из себя представляет.

Когда у вас есть партнер, но далеко, в армии или в другом городе, это вроде как безопасно: не надо общаться много, сексом заниматься, быть близкой с ним. Это удобно, согласитесь. Вы же можете с ним в чем-то не совпасть, и тогда придется постоянно беспокоиться: вдруг мужчина вас не поймет, не оценит, вдруг уйдет к другой? Риск очень велик. И поэтому вы будто держите мужчин на расстоянии.

Близость опасна, вы видели доказательства этому в течение всей своей жизни. Очень страшно быть покинутой, одинокой. Вы боитесь, что вас бросят. Вот и сейчас вы выбрали холодного мужчину, который не отвечает вам.

«Я бегаю за мужчинами, но они все равно уходят»

— Почему такое происходит?

— Надежда, у меня впечатление, что вы не очень доверяете своим чувствам, для вас важнее то, что говорят и делают другие. С вами произошла серьезная драма, трагедия: ваш первый сексуальный контакт был, по сути дела, насилием. И при этом то, что вы чувствовали, будто бы совсем не важно. Словно намного важнее то, о чем переживал ваш молодой человек. И вам хотелось оправдаться перед ним.

В истории со вторым партнером, которого вы ждали из армии, ваши чувства тоже были не очень важны. Представляете, насколько у вас сильный мотив для того, чтобы понравиться другому? Чтобы быть хорошей для другого, но не для себя? А какая вы для себя, вам не очень важно. И чувства ваши, получается, не очень-то информативны.

— Я им не доверяю…

— Потому что вас не обучили им доверять. Как я понимаю, у вас в семье не было примера теплоты и чуткости, модели, на которую вы могли бы опереться. Не принято было делиться эмоциями, проявлять их. Папа был эмоционально холоден…

Разница между мужчинами и женщинами сильно преувеличена

— Он приходил с работы и смотрел телевизор, вот и все наше общение.

— И потому мужчина для вас — это тот, кто просто должен быть рядом. Иногда он может драться и угрожать, иногда с ним можно ходить по грибы. Но в целом это существо странное, редкое и опасное. Причем мужчину еще надо завоевывать постоянно! За ним необходимо бегать, танцевать перед ним какие-то специальные танцы. И то, что вы чувствуете по отношению к нему, не очень важно.

Он может брать то, что ему хочется, тогда, когда ему хочется. Он может применять насилие. При этом мужчина — создание ранимое, недоверчивое. Ему нужно доказывать, что вы ни в чем не виноваты, потому что если, не дай бог, его женщина попала в переплет, мужчина этого не переживет. А еще он может убежать и влюбиться в другую, потому что вы что-нибудь не так сказали или не так посмотрели. Так?

— Да! (Смеется)

— Извините, но это неправда! Мне кажется, разница между мужчинами и женщинами сильно преуве­личена. Анатомически отличаются, но и те и другие одинаково чувствуют. И когда двое встречаются, они обоюдно дарят друг другу внимание и уважение, делятся друг с другом своими желаниями.

Если вы хотите быть с молодым человеком, но при этом он не проявляет никаких признаков желания, возможно, он действительно не хочет быть с вами. Самый простой способ это проверить — поговорить: «Ты мне симпатичен, но я не знаю, что ты чувствуешь по отношению ко мне. Как ты думаешь, у нас есть какие-то перспективы?» Обычно взрослые так и действуют: разговаривают, обсуждают свои ощущения и эмоции.

— Мне кажется, что я вообще как ребенок себя с мужчинами веду, будто так и не выросла…

— Надежда, с этим можно и нужно работать. Это и есть взросление.

Две недели спустя

Владимир Дашевский: Надежда сдержанна, эмоции ее прячутся глубоко внутри. Но каждый раз, когда она расстается с молодыми людьми, ей сложно справиться со своими переживаниями, и она бегает за парт­нерами, старается быть хорошей.

У Надежды был серьезный травматический опыт в юности, и в том числе поэтому она не в контакте со своими чувствами. Ей проще вычислять, как надо себя вести, чтобы соответствовать ожиданиям гипотетического мужчины… Надежде нужно провести «детоксикацию» от чувства вины, ведь она не виновата в том, что с ней произошло, и познакомиться со своими чувствами.

Надежда: Я раньше не видела, что во всех моих отношениях с мужчинами есть кое-что общее. На сеансе мне было даже немного смешно оттого, что я смотрю на партнеров глазами ребенка. Но разговор с Владимиром многое изменил.

Я поняла, что в моем детском любопытстве, которое довело меня до опасной ситуации, нет ничего постыдного. Я наконец почувствовала, что это не моя вина. Осознала, что добиваться и быть удобной не имеет смысла: мне от этого лучше не становится. Я теперь думаю, что в другом человеке сложно по-настоящему разобраться. И что в первую очередь мне надо разобраться со своими чувствами и быть честной с собой.

Как попасть на первую бесплатную консультацию

Психотерапевт Владимир Дашевский каждый месяц проводит бесплатную консультацию с одним из читателей. Если вы давно хотели разобраться в себе, просто заполните заявку на участие в спецпроекте журнала Psychologies. Вы убедитесь, что даже за один сеанс работы со специалистом можно лучше осознать причины проблем и начать путь к освобождению.