Мне 38 лет, и последние три года, к сожалению, я провел в местах лишения свободы (преступление по неосторожности). Жене 30. Когда познакомились, ей было 22 (совсем девчонка еще), мне, соответственно, 30. Двое детей, крепкая дружная семья... была.

Жена ждала, она у меня умница, моя девочка. Но, конечно же, молодая, красивая, ей бы жить полной счастливой жизнью, а не ждать непонятно чего. И вот недавно она призналась, что у нее уже год как есть «молодой человек». Причины ее поступка мне ясны и видны, как на ладони. Понял и простил! Что меня, кстати, очень удивило — никогда не думал, что смогу так легко простить измену.

Она и дети — самые дорогие мне люди. Я же не перестану любить своих детей, если они что-то натворят, они же все равно останутся моими детьми. Так же и с ней: что бы она ни сделала, она все равно останется моим котенком, и я буду относиться к ней как и раньше.

Естественно, я хочу, чтобы она и дети были счастливы, а на сегодняшний день это не в моих силах (я по-прежнему еще нахожусь в местах лишения свободы). Поэтому я не вмешиваюсь в ее роман, пускай будет счастлива. С ней у меня остались очень хорошие, доверительные отношения, мы можем общаться абсолютно на любые темы, у нее от меня секретов нет.

Оба говорим, что мы, наверное, «странные люди». Она знает о моих чувствах. Знает, что я хотел бы снова быть с нею рядом. Называю ее «мой личный сорт наркотика». У меня буквально ломка, если долго не слышу ее голос.

Она влюбилась (я не могу ее корить за это) в человека, который, мягко говоря, не совсем достоин ее. Она постоянно сравнивает нас помимо своей воли, и, по ее словам, выигрываю я. Не знаю, странно мне все это! Люблю ее, несмотря ни на что. Может, просто повезло, что это чувство у меня чисто и не запятнано ничем. Ревности нет.

Но я ведь тоже человек, я ведь тоже хочу, чтобы и у меня была семья, чтобы меня кто-то ждал и любил. Хочу отдавать всю свою душу и любовь кому-то и получать хотя бы частичку обратно. Понимаю: если нам не суждено быть вместе, то не нужно зацикливаться и надо двигаться дальше. Да, есть общие дети, я от них никогда не откажусь, мы будем созваниваться и видеться с ними и с ней. Но как мне избавиться от зависимости, от этого ощущения «моего личного сорта наркотика»?

Валерий, 38 лет

Валерий, очень необычное у вас письмо — и по обстоятельствам, и по сути происходящего, и по вашему эмоциональному отношению. Спасибо, что высказались! Постараюсь быть краткой, хотя поле для анализа большое. И вы сейчас можете не согласиться, отвергнуть мой ответ — это нормально. Но просто побудьте с ним — я говорю как есть, что чувствую и что вижу. А что с этим делать — сами разберетесь позже.

Во-первых, считывается ваше патерналистское (покровительствующее, отцовское) отношение к супруге («котенок», «девочка»). И вы оба, похоже, «ловите» эту ситуацию, говоря, что вы странные люди. Кроме того, вы оцениваете ее избранника совсем как отец: «да, но он не достоин». А жена, совсем как юная папина дочка, сравнивает ухажеров с отцом.

Возможно, здесь жизнь внесла коррекцию, и ваша несвобода стала запретительной мерой, превратив здоровые взрослые отношения в невроз и поместив вас на детско-родительскую ось. Там же тоже есть естественный запрет (на инцест), но чувства отца и дочери он не отменяет (хотя они в светском обществе расцениваются как стыдные, но мы тут не про светские нравы, мы стараемся осознать все).

Это архетипические отношения, которые... являются любовью к отвергнутым и не проявленным частям самого себя в другом

А может, и с самого начала было так. И тогда осмелюсь предположить, что вот эта позиция гиперответственного человека вам, скорее всего, была свойственна с детства. Знаете, так бывает у детей, которым правда не повезло — или папа умер, или родители вечно ругались. Или просто росли, как трава, и родителям особо дела до них не было… Но почему-то слишком рано пришлось стать взрослым. А психика же не готова…

И как «нахлобучило» ответственностью с детства, так человек и не может из-под нее выбраться, отыгрывая гиперответственные роли всю жизнь. При этом он не несет ответственность за себя, свою безопасность, свои выборы, свое благополучие… Не научился. И потому попадает во всякие переплеты.

И тогда становится понятен смысл метафоры «личный сорт наркотика»: это архетипические отношения, которые насыщены влечением, фантазиями. Но по сути являются любовью к отвергнутым и не проявленным частям самого себя в другом.

Попробуйте отказаться от лишней ответственности. Вырулить из родительской позиции через проживание детской

И если вы такой гиперответственный за других (а за себя нет, не побыл ребенком вволю), то вы пытаетесь разглядеть вот эту детскую часть в других. И, когда находите, достраиваете себя в слиянии с выбранным человеком, у которого много детской позиции.

Получается слияние. А слияние — это история и про эйфорию, и про бабочек в животе, и про идеализацию, и про уход от неприятной реальности. Мы не видим полной картины, когда влюблены, и наша любовь приобретает форму слияния.

Я не знаю, получится у вас или нет, но попробуйте отказаться от лишней ответственности. «Вырулить» из родительской позиции через проживание детской. Доберите свое непрожитое для себя. И тогда зависимость рассыплется. Потому что «наркотик» вам больше не будет нужен. Можно уже будет разговаривать как двое взрослых, а не как родитель и ребенок.

Всего вам хорошего! Надеюсь, мои мысли вам помогут.