Мы родом из «Ералаша»: памяти Бориса Грачевского

Уход из жизни одного человека порой означает окончание целой эпохи. Для нас, рожденных в 70-е, 80-е и 90-е, прощание с Борисом Грачевским означает окончание эры «Ералаша» — спутника нашего детства. С благодарностью, грустью и ностальгией вспоминаем кадры и фразы, которые и сегодня наполняют радостью наши сердца.

14 января ушел из жизни Борис Юрьевич Грачевский, один из основателей детского юмористического киножурнала «Ералаш». С 1974 года, когда на экранах появился первый выпуск детского юмористического киножурнала «Ералаш», Грачевский выступал в ролях и сценариста, и режиссера-постановщика, и актера, и директора, и художественного руководителя проекта.

Мы сначала запомнили его по титрам, а затем узнавали в лицо, когда он участвовал в телепередачах, и позже, когда он стал появляться в фестивальных жюри. Для тех, кто рос в 70-е, 80-е и 90-е, Борис Грачевский — это и есть «Ералаш».

Четыре десятилетия назад на советском телевидении работало четыре всесоюзных канала, видеомагнитофоны были у единиц, а перед фильмами в кинотеатрах показывали киножурналы — в том числе и «Ералаш». Поначалу только там можно было увидеть премьеры новых серий.

Телевизионная программа, которую печатали в газетах, тщательно изучалась всей семьей, ручкой или карандашом на ней выделяли то, что интересно и стоит посмотреть. И, конечно, мы старались не пропустить ни одного выпуска любимого киножурнала. Услышав «позывные» — «Мальчишки и девчонки, а также их родители...», — наш двор мгновенно пустел: все неслись к телевизорам.

Удивительно, но в эпоху, когда с детьми чаще общались в назидательном тоне и большинство телепередач было пропитано государственной идеологией, Борис Грачевский умудрялся снимать по-настоящему смешные истории, искренние и доброжелательные. Да, в них высмеивались жадность и вредность, но с экрана никто не поучал и не читал нотации. «Воспитательный эффект» срабатывал как будто сам собой, легко и естественно вытекал из сюжета.

Похоже, Грачевский был одним из тех людей, которые интуитивно понимают, что интересно и близко детям, и не допускают фальши в общении с ними. В выпусках «Ералаша» можно было увидеть веселое хулиганство — ту самую живую энергию, которая насколько естественна для детей, настолько неудобна учителям и родителям.

Действие серии «40 чертей и одна зеленая муха», в которой учителя блестяще сыграл Геннадий Хазанов, разворачивается в итальянской школе, но с каким восторгом мы смотрели и на озорство учеников, и на неожиданный ответ учителя в финале.

Смеялись до коликов, отождествляли себя с безобразничающими «бамбини» — как сказали бы юнгианские аналитики, это позволяло нам безопасно выпускать «на волю» собственную Тень, ту самую неуемную энергию, которую нельзя (да и не следовало) проявлять на настоящих уроках в реальном классе.

Школьная жизнь не для всех была простой. И множество серий «Ералаша» обыгрывали сложные, неловкие ситуации с юмором. Именно способность по-доброму посмеяться над проблемой помогает и детям, и взрослым справляться с непростыми моментами в жизни. И в этом также был «терапевтический» эффект киножурнала Бориса Грачевского.

А самое главное, истории были действительно смешными. И это уже немало.

«Совместный смех над хорошо рассказанной шуткой здорово сближает»

Екатерина Клочкова, семейный системный терапевт

Я росла в 90-е, и «Ералаш» занимал важное место в моей эмоциональной жизни. В киножурнале можно было увидеть добрые, остроумные сюжеты, где дети проявляют смекалку, нестандартное мышление, свободно полемизируют со взрослыми, находят интересные решения, сотрудничают с друзьями.

Да и сейчас я иногда могу с удовольствием пересмотреть некоторые сюжеты, чтобы мысленно вернуться в свой ранний подростковый возраст. И чувствую некоторое духовное родство с друзьями, которые нет-нет да репостнут любимые цитаты или выпуски на своей страничке в социальных сетях.

Но, к сожалению, с моими детьми смотреть «Ералаш» уже не получается: у них другие герои, другие сюжеты, и у них есть больше возможностей выбирать контент под свои вкусы. И действительно, сейчас популярность киножурнала сложно сравнить с той, что была в моем детстве.

Быстрый опрос знакомых мне детей показал, что сейчас у подрастающего поколения есть потребность потратить нечасто выпадающее им свободное время максимально эффективно. Например, посмотреть то, что полнее отвечает актуальным задачам и желаниям, а не как в нашем детстве: листать каналы, пока не найдешь что-то интересное, а если нет — то смотреть хоть какой-нибудь мультфильм.

Наряду с юмором в сюжете фигурировали темы, заставляющие взглянуть на себя или какие-то проблемы по-новому, задуматься

Пожалуй, это общая черта сегодняшнего времени, когда у небольших команд есть преимущество в скорости реакции на ситуацию и возможность быстро снимать максимально актуальный контент, ориентируясь на потребности своей узкой и хорошо изученной аудитории.

Конечно, это вызывает сожаление: ведь раньше, когда над роликами трудилась группа высококлассных специалистов, начиная от сценаристов и заканчивая актерами, наряду с юмором в сюжете фигурировали темы, заставляющие взглянуть на себя или какие-то проблемы по-новому, задуматься над привычным поведением. А талантливая игра актеров помогала этим сюжетам надолго закрепиться в памяти. То есть был и воспитательный момент в этих веселых роликах.

С другой стороны, огромная свобода выбирать контент у современных детей дает им возможность раньше осознать свои вкусы и ценности, на основании которых будет легче найти или создать круг друзей и свое место в жизни. А мы, в свою очередь, имеем возможность не только ностальгировать за просмотром любимых сюжетов, но и привлекать к просмотру детей.

Не все атрибуты нашего детства, так тщательно отображенные в «Ералаше», могут быть им понятны. И, значит, есть хорошая возможность рассказать о времени, в котором мы росли, о его особенностях и радостях. И здесь как раз очень помогает продолжительность и динамика сюжета: ребенок не успеет заскучать. Короткая история — это привычный для него формат. А совместный смех над хорошо рассказанной шуткой здорово сближает.

Любимые цитаты из «Ералаша»

— Двойняшки!

— Да нет! Никакие мы не двойняшки!

— Как не двойняшки? Вы же братья? Значит, двойняшки!

— Тебе же сказали — мы не двойняшки!

— Вы в один день родились?

— В один.

— Значит, двойняшки!

— Ты чего пристал? Чего пристал? Тройняшки мы. Я пи́сать ходил...

«У лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том. И днем и ночью... и вечером, и даже утром иногда, часов в шесть. Идет направо — песнь заводит, идет налево... и уходит!»


— Кому это памятник, а?

— Кому-кому, не видишь, что ли? Гоголю.

— А-а-а, это который «Муму» сочинил?

— Дурачок, «Муму» сочинил Тургенев.

— Да? Ничего не понимаю. «Муму» сочинил Тургенев, а памятник Гоголю поставили.

«Ну ничего себе — сходил за хлебушком!»

— А если бы у меня был мандарин, я бы обязательно с тобой поделился.

— Да-а... Жаль, что у тебя нет мандарина!

— Дорогой Вася! Я от родительского комитета. У меня нет слов!..

— Как это нет слов?... Надо было подготовиться!