psyhologies.ru
тесты
текст: Инна Кравченко 

«Или разводимся, или идем к психологу!»

Что происходит в кабинете семейного психолога? С какими вопросами приходят партнеры и чем психотерапевт может им помочь? Системный семейный психотерапевт Инна Хамитова поделилась случаем из своей практики.
Пара на берегу ФОТО Getty Images 

На приеме молодая пара: 30-летняя Ирина и 34-летний Олег1. Они знакомы чуть меньше двух лет, поженились 1,5 года назад, дочери полгода. Ирина жалуется на отсутствие интереса, внимания и помощи по хозяйству со стороны мужа. Олег недоволен постоянной критикой и претензиями жены. Оба страдают от конфликтов и хотели бы их прекратить. Но все попытки самостоятельно разобраться в ситуации не дают результатов.

Первый сеанс: прояснение проблемы и постановка цели терапии

На первом приеме Ирина и Олег выглядят напряженно. Она упрекает, он замыкается.

Инициатором обращения к психологу была Ирина, Олег согласился не сразу: «Люди либо любят друг друга, либо нет. И никакой психолог тут не поможет». Но Ирина выдвинула ультиматум: «Или мы разводимся, или идем к семейному психотерапевту». Олег «поддался шантажу жены».

Я предлагаю Ирине взглянуть на эту ситуацию по-другому: ради отношений Олег готов на многое, даже прибегнуть к методам, в которые не верит.

Олег проясняет ситуацию: «Вначале я думал, что мне будут читать нотации, критиковать или давать советы. А потом подумал, вдруг и правда поможет».

Я добавляю: «Потому что отношения важны для вас, и жена – значимый для вас человек».

Олег соглашается. Я обращаюсь к Ирине: «Ирина, вы услышали то, что сейчас произнес ваш муж?» Она реагирует: «Кто бы мог подумать! По его поведению и не скажешь!»

Очевидно, что отношения в паре зашли в тупик: накопилось множество обид и недоверие друг к другу. Ирина думает, «что абсолютно не нужна мужу». А Олег уверен, что жена считает его «ничтожеством».

Я выясняю у пары историю создания их семьи.

Они вместе около полутора лет. До брака знакомы были два месяца, хотя работали в одной организации давно, а познакомились на корпоративе. По словам Олега, Ира «показалась ему умной, нежной, заботливой, очень красивой». Он понравился Ирине тем, что «захватывающе рассказывал про свои путешествия и увлечения». Ей было важно, что он влюблен: красивые ухаживания вселяли надежду на доверие.

Через два месяца выяснилось, что Ирина беременна. Олег тут же сделал предложение.

Молодожены отправились в свадебное путешествие в Италию. Это было чудесное время для обоих, несмотря на сильный токсикоз Ирины. Но муж «был терпелив, заботлив и внимателен».

По возвращении домой Ирине пришлось лечь в больницу на сохранение. Их настоящая совместная жизнь началась уже после рождения дочери.

И проблемы начались тогда же. «Он вечно пропадает на работе, – жалуется Ирина. – Постоянно раздражен и недоволен». Она не может «дождаться никакой помощи, видит лишь недовольство и отстранение». «Я молчу и терплю или просто ухожу, когда нет сил выносить нападки», – объясняет Олег.

Ирине кажется, что она абсолютно не нужна мужу, а Олег считает, что угодить ей невозможно.

Я подвожу итог: «Похоже, это – замкнутый круг. Вы были любящей и заботливой парой, но родилась Ульяна, и ситуация изменилась: потребовались новые усилия. И вы преодолеваете трудности каждый по-своему: Олег заботится о семье, все больше работая, а Ирина старается быть хорошей женой и мамой. В заботах о семье вы отдалились, но каждый нуждается в теплоте, принятии и заботе со стороны партнера. Мы установили сегодня, что вы практически перестали разговаривать, а вместо этого приписываете словам и поступкам другого свой смысл. Основная задача сейчас – научиться разговаривать, а не «читать мысли» другого».

читайте также

Терапия пары

Семья на приеме у психотерапевта

Второй сеанс: история Ирины

Ирина рассказывает, что выросла с мамой и бабушкой. Дедушка умер еще до ее рождения, а папа и мама даже не были женаты. Бабушка говорила Ирине, что мама после школы уехала поступать в институт, не поступила, вернулась домой уже беременной. Мама больше замуж не выходила, так они и жили втроем. Тихое, мирное женское царство. Каждый занимался своим делом. Особой эмоциональной близости не было. А потом Ирина выросла, выучилась и тоже уехала.

Я уточняю: «Вы с детства хорошо усвоили, как женщины могут мирно жить без мужчин… А что говорилось про мужчин дома?» Ответ Ирины: «Что от них одно беспокойство, хаос и несчастья. И что им нельзя доверять».

У Ирины есть и печальный опыт отношений. Три года совместной жизни с молодым человеком завершились неожиданно и резко, как только Ирина забеременела. Он сказал, что не готов быть ни отцом, ни мужем, и разорвал отношения. Она унижалась, плакала, но он пропал, перестал отвечать на телефонные звонки. Противница абортов, с одной стороны, с другой – Ирина понимала, что ей в 20 лет (ни работы, ни жилья, ни помощи) одной ребенка не вырастить. «Можно было бы вернуться к маме и бабушке и продолжить семейную традицию матерей–одиночек, но я не хотела этого ребенка». Бабушке и маме она тогда ничего не сказала, они не одобрили бы ее решения. Но Ирина очень переживала: вина за сделанное и горечь от нежданного предательства долго не отпускали ее.

«И когда я решилась на отношения с Олегом, а потом забеременела, просто в ужас пришла. Все время мысль крутилась: «А вдруг все повторится?» Но Олег обрадовался. Да еще так романтично предложение сделал: сам ужин приготовил, кольцо в бокал положил, я его чуть не проглотила…»

Я уточняю: «Ваши ожидания от семейной жизни были примерно следующими: что все будет как в период ухаживаний, как в Италии. И поэтому невыносимо, когда Олег отдалился. Кажется, что вы его теряете…»

пройдите тесты

Какая форма свободы нужна вам в любви?

Склонны ли вы к неудачам в любви?

Третий сеанс: история Олега

Олег рассказывает, что вырос в полной семье: «Папа у нас – типичный подкаблучник, но только так и можно было выжить с моей матерью: жесткой, властной, громкой. В детстве я ее боялся. Она была начальницей в мужском коллективе. Там и без мата не обходилось, и без рукоприкладства… Она и дома с нами так обращалась. Я думаю, именно она отца сломала, орала на него, могла ударить, несмотря на присутствие детей. Так хотелось, чтобы это прекратилось! А отец постепенно стал пить. Мне было его очень жаль, иногда хотелось, чтобы он ушел из семьи. Я мечтал, что уйду вместе с ним. Уже взрослым я долгое время не понимал: зачем люди женятся? У меня не возникало желания жениться, пока я не встретил Иру».

Я подытоживаю: «Она нуждалась в вашей заботе. Непохоже было, что может повысить голос или потребовать от вас что-то… Ведь вам так невыносимы скандалы! Мучительные отношения между вашими родителями, заставлявшие вас долгое время избегать брака, продолжают пугать и сейчас».

Продолжение истории читайте по ссылке.

Инна Хамитова, клинический психолог, системный семейный психотерапевт, директор Центра Системной Семейной Терапии, сайт family-therapy.ru

1 Имена и некоторые факты изменены, печатается с согласия героев.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье