psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Анна Скавитина
Анна Скавитина
юнгианский аналитик, член Международной ассоциации аналитической психологии (IAAP). В каждом номере Psychologies отвечает на вопросы детей и подростков.

Детство – не самое беззаботное время

Юнгианский аналитик Анна Скавитина по нашей просьбе прочитала дневники дочери Марины Цветаевой, Ариадны Эфрон, и делится впечатлениями.
alt ФОТО Getty Images 

«Когда я читала дневник дочки Марины Цветаевой, чувства были противоречивы. От желания разрыдаться, жалея ребенка, до ярости от бессилия, невозможности изменить ход жизни и истории. Эти жалость и ярость спрятаны и за стеной депрессии гениального поэта и безалаберной Алиной матери. Книга – уникальный документ эпохи, пронзительный до боли текст, написанный собственноручно ребенком. Единственная в таком роде, актуальная для всех родителей, желающих проникнуть в души своих маленьких детей. Для того, чтобы наконец поверить, насколько дети точно и глубоко могут воспринимать жизнь. Ваши дети.

«Книга детства. Дневники Ариадны Эфрон 1919–1921»«Книга детства. Дневники Ариадны Эфрон 1919–1921»

Ариадна Эфрон (1912–1975), переводчик, художница, дочь Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. В 1939 году, после возвращения семьи из Франции, была осуждена и провела 8 лет в лагере, а с 1949 года осуждена повторно. После реабилитации в 1955 году работала с архивом матери, готовила к печати ее книги, писала воспоминания.

«Книга детства. Дневники Ариадны Эфрон 1919–1921» (Русский путь, 2013).

Аля начала писать свой дневник в 6 лет. Чувствительная девочка с рано развитым системным мышлением описывает свои сны, переживания, образы и размышления. Нет, не сама Аля решила записывать то, что происходит с ней. Это идея Марины – так называет свою маму Аля. Ежедневные две страницы детским почерком для развития или для того, чтобы сохранить, отразить в детских тетрадках как в зеркале жизнь Марины. Марина – юная мать, увлеченная собой, своим внутренним миром, своими идеями и пытающаяся справиться творчеством со своей депрессией. Она одна с ребенком, отец Али, ее муж, ушел в добровольческий фронт. Марине не до Али. Аля пытается достучаться до матери, получить ее любовь. «Моя мать странная. Моя Мать совсем не похожа на мать. Если у матери появляется ребенок, то Матери восхищаются всеми его движениями. А моя Мать почти не любит маленьких детей. Она пишет Стихи. Она терпелива, терпит всегда до крайности. Она совсем не хочет жить так, как живет». Але всего шесть. И у нее, кроме Марины, никого рядом нет. А Марина играет с властью и чувствами: «Возьми червяка, или ты не любишь меня». Аля в ужасе берет, но думает, что она уже почти решилась сказать: «Не люблю тебя, Марина». Почти, но не решается. Мама Марина трагически, божественно великая в глазах ребенка. Эта книга описывает и трагический этап в жизни матери и дочерей. Тяжелый 1919 год, когда Марина отдает Алю и младшую, двух с половиной лет, Ирину в Кунцевский приют. Марина, которой трудно справляться и со своей жизнью, пытается спасти дочек от голода и отрекается от них, называя себя тетей. Детей в приют при живой матери не брали. Психоаналитик Андре Грин описал концепцию «мертвой матери» внутри женщины, находящейся в своем тяжелом депрессивном мире, и безуспешные попытки ребенка пробудить мать от вечного сна. Вот и Аля не смогла. Эти детские тетрадки, которые так дороги были Марине, вероятно, являлись для нее свидетельством, что всегда есть человек, который любит ее, что бы она ни совершила. В них юная дочь превращалась в Маринину мать. Но книга не только про Алю и Марину. Она про нас всех. Недавно я нашла свои тетрадки, которые писала 10-летней. Мир тогда был совсем другим. Но ясность детского восприятия происходящего и грусть, которая сопровождала меня тогда, еще раз подтвердила, что детство – не самое беззаботное время».

читайте такжеМарина Цветаева «Письма 1905–1923»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье