12 302
PSYCHOLOGIES №33

Чем полезно чувство обиды?

Затаенная, горькая, смертельная… Она накрывает нас с головой и грызет изнутри. Она говорит: у нас есть значимые отношения, но они под угрозой! Какие еще сигналы посылает нам чувство обиды? И как их интерпретировать? Об этом — психодраматерапевт Елена Лопухина.
Чем полезно чувство обиды?

Это чувство знакомо каждому из нас с детства. И как бы мы ни старались избавиться от него, считая его невзрослым, чаще всего это не удается. И не надо! — считает Елена Лопухина. Потому что у обиды есть свои функции, наше дело — уловить ее смысл и начать нужную работу внутри себя и в общении с другим.

Правда ли, что обида — детское чувство?

Елена Лопухина: И да, и нет. Обида — сложное переживание, которое есть у каждого в любом возрасте. Дети обижаются, надувают губы, отворачиваются, уходят. Так они пытаются получить желаемое. Но это и сигнал для взрослого: мои потребности не удовлетворены, помоги мне!

Большинство взрослых выражают обиду иначе, но это не значит, что они не обижаются. И в любом возрасте обида — не одно чувство, а сочетание нескольких, причем разнонаправленных эмоций. Среди них обязательно присутствуют две основные: боль и гнев. К ним могут примешиваться страх, вина, стыд. Поэтому понять состояние обиды так сложно и переживать ее так мучительно.

И часто говорят: не обижайся...

Это бесполезно — мы можем перестать осознавать свои чувства, вытеснить их в бессознательное, но мы не можем не чувствовать. Когда я слышу от кого-то «Я никогда не обижаюсь», я либо не верю, либо думаю, что у него большие проблемы. Если бы это было правдой, это значило бы: у меня ни с кем нет отношений. Потому что обида возникает только в значимых и особенно в близких отношениях. На посторонних мы не обижаемся, а сердимся, возмущаемся.

Обида деструктивна?

В этом есть доля истины. Но не вся истина. И это опасно: подменять частью целое. Да, в обиде есть нечто разрушительное — но только в том случае, если мы с ней не работаем, не принимаем ее сообщений.

Любая эмоция включает в себя телесные реакции. Игнорируя эмоции, мы открываем путь психосоматике

Она выполняет сигнальную функцию, как, впрочем, и любая эмоция. Обида — сигнал о неполадках в отношениях. Больших или маленьких — каких конкретно, надо разбираться и только потом что-то предпринимать. Не обида вредна, а то, как мы обращаемся с ней. Если работать с обидой конструктивно, она может быть полезной.

В чем же польза обиды?

Кроме сигнальной у обиды есть еще две функции. Вторая — регулятивная. Мы получили сигнал: что-то сломалось. И мы можем попытаться это сломанное починить, урегулировать отношения. Если это не удастся, то сильная обида, несовместимая с продолжением отношений, выполнит третью функцию: поможет их прекратить. Обида — это реальность. Любой может вспомнить множество своих обид, причем как раз на тех, к кому он хорошо относится.

Однако обидчивость неприятна.

Давайте различать: обида — переживание, и обидчивость — черта характера. Конечно, бывает, что повода на три копейки, а реакция на сто рублей: это особенность восприятия, переживаний и поведения. Таких людей относительно немного. Но почему-то стало привычным осуждать: «обижаются только дураки», «на обиженных воду возят». В результате человек пытается скрыть обиду, подавить ее, вместо того чтобы работать с ней. Но если обиды держать в себе, накапливать, они со временем действительно разрушат отношения.

Пишут: «обиды вредят здоровью». Это верно для проглоченных обид, скрытых от себя, и для обид, переживаемых, но скрываемых от других. Любая эмоция включает в себя телесные реакции. Игнорируя эмоции, мы открываем путь психосоматике. Мы не можем и не должны избавляться от чувств: они помогают нам быть в контакте с реальностью. Эта реальность не всегда нас устраивает, и чувства не всегда приятны, но лучше принимать горькое лекарство, чем не лечиться совсем. Обида — и есть такое лекарство. Но не отрава, если правильно ее использовать.

К этому лекарству нет инструкции...

…и хорошо бы этот пробел восполнить! Нам полезно разбираться в том, что с нами происходит. Ведь мы знаем, что при высокой температуре надо принимать аспирин. То же самое мы должны понимать о своих чувствах.

Мы не всегда понимаем друг друга, и контракт в отношениях требует постоянного пересмотра, если мы хотим эти отношения сохранить

Для начала это помогло бы убрать внушенное чувство вины: обижаться нельзя, а я обиделся, значит, виноват. Вместо этого нужно разобраться, почему мы обиделись, это реакция — на что? Другой человек, близкий, с кем я в отношениях, сделал что-то, чего, как я считаю, делать не должен быть, или не сделал то, что был должен сделать. Все это упирается в контракт в отношениях.

Разве в отношениях есть контракт?

Непременно есть! Неписаный, но от этого не менее реальный. Всегда есть соглашения, правила. Это результат взаимной притирки, и на этом опыте основаны ожидания. Пример: подруга всегда поздравляла меня с днем рождения и вдруг не поздравила, ничего не объяснив. Или: муж обычно моет посуду, а сегодня не помыл и не сказал — «устал» или «голова болит», а просто ушел с кухни. Я почувствую укол: что случилось?

Тут, помимо общих ожиданий от близких отношений, таких как взаимная поддержка, приоритет наших интересов как пары над интересами посторонних, есть то, что сложилось в отношениях. В одних парах принято здороваться по утрам, в других нет. Но там, где принято, если кто-то не по­здоровался, это обидно: один человек меняет наш танец, который мы танцевали вдвоем.

Кроме общих ожиданий и частных правил есть распределение ролей: кто кому кем приходится. У меня есть образ другого, и я хочу его сохранить, и если до поры все было нормально, у меня будут ожидания, что и дальше все пойдет так же.

Чем полезно чувство обиды?

Но ожидания не всегда реалистичны...

Да, это всегда мое восприятие контракта, ролей. А не принимаю ли я желаемое за действительное — это вопрос! И начав его прояснять, я могу обнаружить, что, оказывается, это я здоровалась по утрам, а мне никто не отвечал, и сейчас я это наконец заметила.

Но в большинстве случаев обижаются на реальное нарушение контракта. Мы не всегда хорошо понимаем друг друга, и контракт в живых отношениях требует постоянного пересмотра, если мы хотим эти отношения сохранить. У нас всегда есть ожидания, а из ожиданий возникают надежды. Другой вариант — когда мы неосознанно вписали в наше понимание контракта надежду получить то, чего раньше не имели.

Можно пример такой надежды?

Пожалуйста: жена думает, что, когда родится ребенок, муж будет помогать. В ее представлении он должен проводить больше времени дома, проявлять больше заботы. Это не такие уж нереалистичные ожидания, так бывает, но у нее все как было, так и осталось, потому что в картине мира мужа ребенок ничего не меняет. И жена обижается: ее надежды не оправдались. Если они с супругом обсудят ситуацию, есть шанс найти решение. Если муж скажет: «Нет, я не могу проводить больше времени дома», то стоит договориться о чем-то другом, что восстановит баланс. Но обязательно нужно нечто, что подтвердит: для него их отношения действительно ценны.

Что нам делать с обидой? 

Мы ощутили удар или укол после какого-то события.

Первое, что нужно сказать себе: «Я обиделся» вместо «Я не обижаюсь». То есть признать свои чувства.

Второй шаг — спросить, о чем эти чувства сигнализируют. О состоянии значимых для меня отношений, о моих уязвимых точках — все это можно рассматривать как задачи для дальнейшего роста.

Третье — разобраться в ситуации. Какой поступок другого вызвал обиду? Что именно меня задело? Соответствуют ли мои ожидания негласным правилам отношений, или это моя мечта о том, какими они могли бы быть? Обида может говорить не о том, что другой ко мне стал хуже относиться, а о том, что я ошибся в оценке отношений.

Четвертое — принятие ответственности. Другой отвечает за свое поведение, а я отвечаю за свой анализ ситуации и за готовность пойти на примирение. Если мне недостаточно информации, то моя задача — поговорить с другим, чтобы эту информацию получить.

Пятый шаг — поговорить с другим, выяснить, как он видит ситуацию. Это недоразумение или мы столкнулись с расхождением в наших ценностях и представлениях о близких отношениях?

Шестой шаг — внесение поправок в контракт, восстановление отношений на другом уровне. Здесь возможно новое сближение, если обидевший подтвердит значимость отношений. Тому, кто признал, что нанес обиду, не обязательно просить прощения — нужна готовность принять переживания другого и желание изменить неподходящую для него ситуацию. Если готовности нет, неизбежно увеличение дистанции.

Но вдруг он скажет: «Это ерунда»?

Может. «Ты все выдумываешь», «не делай из мухи слона» или «не хочу говорить об этом». Эта «вторичная» обида, когда обратную связь отвергают, игнорируют или в ответ нападают: «ты сам виноват», может быть гораздо сильнее первой. Мы считываем это как «ты не имеешь для меня значения» и чувствуем себя одинокими и беззащитными. И тогда мне уже надо делать вывод из этого.

Чтобы восстановить баланс в отношениях, возможно, стоить увеличить свою дистанцию с этим человеком и даже задуматься над жизнеспособностью этих отношений. Если вести себя, как будто ничего не произошло, или конфликтовать, отношения постепенно, но неизбежно разрушаются.

А бывают взаимные обиды?

Бывают. Но каждый воспринимает свою так, как будто второй надорвал какую-то из связывающих нас нитей. Дальше возникает ощущение, что у меня отняли нечто ценное, я переживаю боль и хочу эту ценность вернуть. Но очень скоро появляется гнев на другого: он нарушил контракт, это неправильно.

Когда остается только гнев, обиды уже нет. Это функция, связанная с расставанием

Свой гнев субъективно воспринимается как справедливый, он нас побуждает что-то предпринять для восстановления справедливости. Боль обиды подтверждает, что есть «мы». А гнев и протест побуждают к разрушению этого «мы». Как центробежная и центростремительная силы — и они разрывают нас на части.

Какая победит?

Когда остается только гнев, обиды уже нет. Это функция, связанная с расставанием. А боль побуждает нас к примирению, восстановлению отношений, возможно, на новом уровне. Но отношения после обиды неизбежно становятся другими. Если я чувствую, что наша эмоциональная связь надорвана, то, чтобы перестать страдать, мне нужно сделать шаг от другого, тогда мы окажемся в равном положении.

Затем я пытаюсь разговаривать, чтобы восстановить ту целостность нашего «мы», которая нарушена. Чем больше я вложила в наши отношения, в «мы», тем больше я от них зависима, тем сильнее я страдаю. Если у меня ничего нет, кроме этих отношений, то я буду переживать обиду как крушение.

Как пережить такое крушение и восстановиться после него?

Здесь два пути: либо за счет восстановления отношений, когда восстанавливается «мы», ставшее частью моего «я», либо за счет их физического и внутреннего прекращения, — тогда я буду восстанавливать целостность своего «Я» уже отдельно — и это сложная, но решаемая задача.

Текст: Ольга Сульчинская 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
ВИДЕО

В каком мире мы будем жить через 5 лет?

Смотреть
новый номерДЕКАБРЬ 2018 №35152Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты