текст: Полина Киселева 

Пенелопа Крус: «Я перестала чувствовать
себя неприкаянной»

Любимица Голливуда и Педро Альмадовара, красавица и трудоголик, любимая жена самого Хавьера Бардема и мать двоих детей. Встреча с Пенелопой Крус, которой, кажется, удается в жизни все.
Пенелопа Крус: «Я перестала чувствовать себя неприкаянной»

Нет, я не ожидала, что дива, которую все привыкли видеть в образе знойной красотки на кино-экране или в дизайнерских нарядах на фото с красной дорожки, носит лишь яркие платья с глубочайшим декольте. Разумеется, нет. Впрочем, когда в урочный час она появилась в кафе, где назначила встречу, эффект оказался не менее впечатляющим, несмотря на вполне сдержанный темный костюм. Легкая женственная блузка с бантом на шее, обязательные высокие каблуки, неизменный «дымчатый» макияж глаз, единственная уступка повседневному стилю – небрежно стянутые в хвост густые волосы. Что еще? В ее манере держаться появилась какая-то особая мягкость, которую подчеркивает уютный певучий акцент. По ощущению он очень гармонирует с ее новой – не кино-, а женской – ролью: в июле этого года актриса родила второго ребенка. Недавно Крус и ее муж Хавьер Бардем продали дом в Лос-Анджелесе и теперь вместе с двухлетним сыном Леонардо и новорожденной Луной живут между Нью-Йорком и Мадридом, планируя обосноваться на родине, чтобы дети росли в любимой обоими Испании. Нет, она не собирается делать перерыв в карьере: минувшей весной зрители увидели ее в прелестном камео в очередной картине Педро Альмодовара («Я очень возбужден»), а осенью в прокат вышел триллер «Советник», в котором сыграли Пенелопа и ее супруг. Они не скрывают, что счастливы вместе, – и оба решительно оберегают от прессы свои отношения. («Я никогда об этом не говорю», – четко и ясно заявил Хавьер в интервью, которое вышло в прошлом номере Psychologies.) И все же я решилась задать актрисе несколько личных вопросов.

Мадрид – Нью-Йорк – Мадрид

Пенелопа Крус Санчес родилась 28 апреля 1974 года в пригороде Мадрида Алькобендасе, в семье владельца розничного магазина Эдуардо Круса и хозяйки салона красоты Энкарны Санчес. В четыре года поступила в хореографическую студию и долгое время продолжала заниматься балетом на профессиональном уровне. В 14 лет, под впечатлением от фильма «Свяжи меня» Педро Альмодовара, Пенелопа решила стать актрисой. В 1992 году впервые исполнила главную роль – в фильме Бигаса Луны «Хамон, хамон», где ее партнером стал Хавьер Бардем. Благодаря этой картине Крус прославилась в Испании и обратила на себя внимание своего кумира Альмодовара, который неоднократно сотрудничал с ней в последующие годы. В 1998 году актриса получила первую роль в США, однако настоящим прорывом в Голливуде для нее стала лента «Ванильное небо» Кэмерона Кроу (2001), на съемках которой завязался ее роман с Томом Крузом, продолжавшийся три года. В 2007 году, после совместной работы в фильме Вуди Аллена «Вики Кристина Барселона», начала серьезные отношения с Бардемом. В 2010 году пара отпраздновала свадьбу, в январе 2011 года родился их сын Леонардо, а в июле 2013 года – дочь Луна. На сегодняшний день за плечами у Крус порядка 50 ролей в кино. Среди ее актерских наград – «Оскар», приз Каннского фестиваля и три национальных кинопремии Испании «Гойя».

Пенелопа Крус (Penelope Cruz) на церемонии закладки звезды на «Алее Славы». 01.04.2011, Лос-Анджелес. Пенелопа Крус (Penelope Cruz) на церемонии закладки звезды на «Алее Славы». 01.04.2011, Лос-Анджелес.

Другой ритм

Psychologies:  

У вас всегда был такой напряженный график работы: несколько фильмов в год, серьезная подготовка к каждой роли. А в последнее время вы немного сбавили темп – вероятно, ради детей?

Пенелопа Крус:  

Да, но не только. Я все еще учусь расслабляться, не поддаваться ощущению, что мне обязательно нужно участвовать в каждом проекте, который встречается на моем пути. Раньше я просто не могла иначе – всегда накатывало жуткое беспокойство, если не было съемок или не надо было готовиться к очередному фильму. Но несколько лет назад, еще до того как у нас появился Леонардо, я почти физически ощутила, что проводить по 10 месяцев в году на съемочной площадке – это все-таки не очень здоровый ритм жизни. Ну и сделала выводы: стала стараться уделять больше времени себе. Как угодно – больше читать, или готовить, или заниматься фотографией. Да просто гулять! И знаете – оказалось, мне нравится, что я могу не думать о работе постоянно. Сейчас для меня очень важно наладить нормальную, обычную жизнь и создать отдельный от работы мир для себя и своей семьи. Я вспоминаю, какой была моя мама, и надеюсь стать для своих детей такой же опорой, какой она была для меня. Мне нравится проводить время дома, быть домохозяйкой – мне даже нравится само это слово, хотя я знаю, что в англоязычной культуре оно имеет несколько пренебрежительный оттенок.

«РАБОТА ВСЕГДА БЫЛА ДЛЯ МЕНЯ СПОСОБОМ ВЫПЛЕСНУТЬ СВОИ ЭМОЦИИ. НО СЕЙЧАС Я УЖЕ НЕ ТАК ЗАВИСИМА ОТ СВОИХ РОЛЕЙ»

читайте такжеПенелопа Крус: «Я умею мечтать»
Семья или работа – практически каждой современной женщине приходится искать этот баланс. Вам, похоже, удалось его определить?
П. К.:  

Я давно решила, что даже из-за ребенка не готова поставить свою карьеру на паузу. Не думайте, дело не в моих актерских амбициях – это было бы просто нечестно по отношению к себе самой. Да и к мужу, и к детям! Да, я люблю свою профессию, и мне необходимо играть, чтобы быть... счастливее. Так получается, и я сама, и моя семья – все в выигрыше.

И энергии по-прежнему на все хватает?
П. К.:  

Да во мне с самого детства было просто море энергии! Пресловутая испанская сиеста для меня всегда была настоящим испытанием: нужно было постоянно чем-то себя занимать, чтобы сжигать эту самую энергию. Сейчас я, конечно, больше устаю – все-таки дети есть дети. Однако при этом я чувствую себя гораздо лучше, чем, например, пять лет назад, когда я снималась в нескольких фильмах подряд без перерыва. Теперь я отказалась от такой нагрузки, решила не брать на себя больше одной роли в год – ну или двух, если знаю, что съемки будут идти недолго, как, например, у Вуди Аллена.

Педро Альмодовар как-то сказал, что не представляет, как бы вы справлялись с переполняющими вас эмоциями, если бы не давали им выход в актерской игре. Теперь вы играете мало. А что с эмоциями?
П. К.:  

Педро прав, работа всегда была для меня способом их выплеснуть. Но сейчас я уже не так зависима от своих ролей. Та часть моей жизни, которая вне работы, стала совсем другой – и там уж точно есть где приложить свой темперамент! В любом случае я больше не чувствую себя неприкаянной, когда предоставлена самой себе. Правда, и дети таких моментов мне оставляют немного!

Другой успех

В 2009 году вы получили «Оскара» за роль в «Вики Кристина Барселона» Вуди Аллена. Если не секрет – а где вы его храните?
П. К.:  

У себя дома, в Испании. Причем я до сих пор не могу найти для него подходящее место. Первое время после того, как я получила «Оскар», я была в таком восторге, что повсюду таскала его с собой. Представляете, даже на пляж один раз принесла!

И как – плавали вместе с ним?
П. К.:  

Что вы, он бы утонул – очень тяжелый! (Смеется.) Пришлось оставить его лежать на полотенце.

По-вашему, слава – это приятно?
П. К.:  

Приятно, иногда очень. Но недостаточно для счастья. В том смысле – когда становишься знаменитым, его в твоей жизни не прибавляется. Зато возникают известные последствия – те же папарацци, например. Я не против, когда фотографируют меня, но не терплю, чтобы в газетах публиковали снимки моей семьи, и особенно детей. Ребенок – это ведь не дизайнерская сумочка! То, что мы с Хавьером выбрали для себя такую профессию, не дает никому права вторгаться в личное пространство наших детей. К слову, бывая в Америке, мы предпочитаем жить не в Лос-Анджелесе, а в Нью-Йорке: там намного проще избежать подобного.

Вы – самая знаменитая актриса Испании: роли в картинах великих режиссеров, несколько престижных премий, именная звезда на Аллее Славы… Вы добились всего, о чем мечтали?
П. К.:  

Ну скажем так: я никогда не мечтала стать знаменитой. Мне хотелось, чтобы моя жизнь была наполнена творчеством, – а это совсем другое. В детстве я каждый вечер перед сном молилась: пожалуйста, пусть у меня будет нескучная работа! Заниматься делом, которое любишь, да еще зарабатывать им на жизнь – вот это действительно не жизнь, а мечта. И ведь иногда сбывается! (Смеется.) Но все-таки не нужно пребывать в уверенности, что так гарантированно будет всегда.

Вы хотите сказать, что все ваши достижения не добавляют вам уверенности?
П. К.:  

Нет, то есть... Я часто думаю об этом и прихожу к выводу, что уверенность в себе измеряется не степенью успешности, а чем-то другим. Мне кажется, большинство актеров, если не все, никогда не бывают полностью уверены в себе. Хотя, чтобы стать актером, определенный уровень самомнения иметь необходимо. Но в то же время самоуверенность – наш главный враг.

Муза Lancôme

Харизматичная, лучезарная, искренняя – такой видят Пенелопу Крус в Доме Lancôme, который уже третий год выбирает ее своей посланницей красоты. Недавно она представила новое прочтение культового аромата Trésor – Trésor Eau de Parfum Lumineuse. Его образ – высшее выражение любви, смелая, пылкая, состоявшаяся женственность. А с 2014 года актриса будет представлять и новые продукты макияжа марки.

Другая самооценка

Но у вас-то, кажется, такого врага нет?
П. К.:  

Что ж, я стараюсь. Не думаю, что я себя обманываю, – конечно, какая-то доля самоуверенности во мне есть. Но так даже лучше: знать, что она есть, и держать ее под контролем. Вообще, сомнения в себе, страхи, робость – неотъемлемая часть жизни актера. Мы ведь имеем дело с очень непростыми материями – эмоциями, и часто выставляем напоказ слишком интимные вещи.

Про вас говорят, что вы перфекционистка: всегда стараетесь превзойти себя, ставите перед собой все более сложные актерские задачи, просите режиссеров о дополнительных дублях...
П. К.:  

Да, это мне свойственно. Я всегда была очень строга к себе, стремилась стать лучше и, пожалуй, никогда не чувствовала полного удовлетворения от того, чего достигла на данном этапе собственной жизни. Потом я долгое время пыталась как-то усмирить свой перфекционизм. Но пока, наверное, надо признать, что до конца мне это не очень удается. Я стараюсь расслабляться, быть более открытой – не только в работе, но и в общении с близкими. Наверное, мне действительно не хватает уверенности в себе. Мне всегда нужно время, чтобы освоиться в новой обстановке. Забавно: я всегда нервничаю перед началом съемок, но стоит приступить к работе – и это полностью захватывает меня, а беспокойство как рукой снимает.

Кроме работы что вам помогает справиться с беспокойством?
П. К.:  

Чувство юмора, способность смеяться над собой – это очень важное качество. Я просто стараюсь чаще себе напоминать: смеяться больше, волноваться меньше! С друзьями и родными мне всегда весело и спокойно. Но вот раньше когда я оставалась одна, то становилась серьезной, даже мрачной, тревожилась о том, о чем не стоит… Сейчас я стараюсь проще относиться к жизни, не давить на себя так сильно. Наверное, эта черта во мне останется навсегда, но теперь я уже перестала заниматься самоедством с утра до вечера. Если мне удается жить сегодняшним днем, я чувствую себя намного счастливее.

читайте такжеНаталья Водянова: «Со мной лучше говорить прямо»

Другие чувства

Материнство добавило вам волнений или, наоборот, рассеяло их?
П. К.:  

О, сейчас меня страшно волнует, смогу ли я стать самой лучшей матерью на свете! (Смеется.) А вообще, оказавшись в этой роли, начинаешь меньше думать о себе и полностью переключаешься на ребенка. С юных лет я вечно тревожилась, слишком многое принимая близко к сердцу. Но дети не оставляют времени переживать по пустякам! Да, беспокойство будет преследовать меня всю жизнь – но это уже за них, не за себя.

Что, как вы чувствуете, еще изменилось в вас, когда вы стали матерью?
П. К.:  

С этого момента меняется все! Буквально все. Смотришь на мир совершенно другими глазами. С первого же мгновения ты чувствуешь столько любви! Внутри будто происходит полный переворот, революция – точнее не скажешь. Природа дает нам девять месяцев, чтобы как-то к этому подготовиться, и все равно этот внезапный переворот неотвратим. Когда видишь это крошечное личико, меняешься навсегда... и каким-то странным образом возвращаешься к себе одновременно. Материнство – это как еще одна возможность вернуться в детство, снова пережить то, что в нем было... Это как будто заново открыть для себя свой мир.

«Я СТАРАЮСЬ ПРОЩЕ КО ВСЕМУ ОТНОСИТЬСЯ, ЖИТЬ СЕГОДНЯШНИМ ДНЕМ, НЕ ДАВИТЬ НА СЕБЯ ТАК СИЛЬНО»

Многие удивляются, насколько быстро вам удалось прийти в форму после родов – для вас, актрисы с балетным прошлым, это было легко?
П. К.:  

Не знаю, насколько тут имеет значение мое балетное прошлое... Просто, мне кажется, пройдя через это, женщина обретает какую-то особую гармонию со своим телом. Материнство дарит такие мощные ощущения, что собственное тело начинает казаться сильнее. По крайней мере, я почувствовала, что оно способно на все. Я не спорю, что стройная фигура – это хорошо. Но важнее умение хорошо себя чувствовать в собственном теле.

В одном из последних фильмов («Рожденный дважды» Серджо Кастеллитто, 2012) вам пришлось играть одну и ту же женщину в возрасте 20, 30 и 50 лет. Как вам это было – посмотреть на себя в более зрелой «версии»?
П. К.:  

Очень любопытно! Я все время посылала фотографии со съемок родным: смотрите, как я похожа на маму, на бабушку. Даже на папу! В Голливуде актрис начинают расспрашивать о возрасте и рассматривать на предмет старения, едва им исполнится двадцать. В этом смысле мне повезло, что я из Европы.

Я знаю, что вы не любите рассказывать о Хавьере, о детях – и все-таки...
П. К.:  

Все, что я могу сказать о нем, – он потрясающий актер и потрясающий мужчина. А дети… У меня такое ощущение, что я и так болтаю о них постоянно. Но у нас с мужем есть правило – не обсуждать нашу семью в интервью. Скажу одно: я никогда еще не была так счастлива и безмятежна.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты