«Настоящей любви не существует»

«А любовь ли это?» Многие из нас задавались этим вопросом в разные моменты своей жизни и не всегда находили ответ. Психолог Вячеслав Москвичев считает, что вопрос следует ставить иначе.
«Настоящей любви не существует»

Семейный консультант и нарративный психолог Вячеслав Москвичев работает с парами больше 15 лет. Среди его клиентов люди разного возраста, с детьми и без, те, кто недавно начал совместную жизнь, и те, кто уже успел усомниться, стоит ли ее продолжать…

Поэтому мы сочли его специалистом по вопросам любви и обратились к нему с просьбой высказать свое мнение об этом предмете. Мнение оказалось неожиданным. В частности, выяснилось, что многого, во что мы привыкли верить, не существует: ни настоящей любви, ни абсолютной истины, ни естественных эмоций. Что же тогда остается? Об этом наш разговор.

Psychologies:  

Давайте начнем с главного: возможна ли настоящая любовь?

Вячеслав Москвичев:  

Очевидно, настоящая любовь та, которая происходит между настоящими мужчиной и женщиной. Но эти двое, в свою очередь, не реальность, а придуманные конструкты, которые созданы, чтобы нормировать людей и их отношения. Для меня представление о том, что можно найти универсальную, культурно независимую, подходящую для всех истину о том, что такое мужчина, женщина, любовь, семья – это идея заманчивая, но опасная.

В чем ее опасность?

В. М.:  

Эта идея заставляет реальных мужчин и женщин испытывать чувство несостоятельности, неполноценности из-за того, что они не соответствуют образцам. Допускаю, что кому-то эти конструкты действительно помогли сформировать себя. Но в них есть внутренние противоречия, и следовать им невозможно. Например, настоящий мужчина должен быть сильным и суровым, но в то же время нежным и заботливым, а настоящая женщина – сексуально привлекательной и образцовой хозяйкой.

Мы обречены из них выпадать. А когда мы говорим себе «я не настоящий мужчина», или «я не настоящая женщина», или «это не настоящая любовь», мы ощущаем свою неполноценность и страдаем.

И кто же страдает больше, мужчины или женщины?

В. М.:  

Под давление принятых в обществе стереотипов всегда в первую очередь попадают его менее привилегированные члены. Мы живем в мужском обществе, и представления о том, чему мы должны соответствовать, в основном созданы мужчинами. Поэтому женщины, вероятно, страдают больше. Но это не значит, что мужчины свободны от давления.

Несоответствие образцам, зафиксированным в общественном сознании, вызывает ощущение несостоятельности. Ко мне многие пары приходят в предразводном состоянии. И часто их приводят в это состояние их собственные представления о настоящей любви, семье, ожидания от партнера, которым он не соответствует.

«Настоящей любви не существует»

Какие именно представления могут поставить пару на грань развода?

В. М.:  

Например, такие: была любовь, теперь она прошла. Раз прошла, ничего сделать нельзя, надо расставаться. Или: наверное, я принял за любовь что-то другое. А раз это не любовь, что ж поделаешь, ошиблись.

Но разве это не так?

В. М.:  

Нет! Такое представление превращает нас в пассивных «переживателей» чувства, на которое нельзя никак повлиять. Мы все по-разному объясняем себе, что такое любовь. Интересно, что среди этих объяснений есть противоположные: например, что любовь – это нечто биологическое, всплеск гормонов, сексуальное влечение, или, наоборот, что нечто божественное, судьбоносная встреча. Но такие объяснения охватывают далеко не весь спектр наших отношений.

Мы начинаем переживать: может, мы ошиблись в выборе. Так возникает ловушка «настоящей любви»

Если нам не нравится что-то в нашем партнере, в его действиях, нашем взаимодействии, то логично было бы разбираться именно с этими конкретными вопросами. А мы вместо этого начинаем переживать: может, мы ошиблись в выборе. Так возникает ловушка «настоящей любви».

Что это значит – ловушка «настоящей любви»?

В. М.:  

Это такая мысль, что если любовь настоящая, ты должен потерпеть – и ты терпишь. Женщинам предписано терпеть одно, мужчинам другое. Женщинам, например, – грубость мужчин, срывы, употребление алкоголя, его флирт с другими, невыполнение предписанных культурой мужских функций, таких как обеспечение семьи и ее безопасности.

А что терпит мужчина?

В. М.:  

Женскую эмоциональную нестабильность, слезы, капризы, несоответствие идеалам красоты, то, что жена стала меньше заботиться о себе или о мужчине. Но вот флирт он, согласно культуре, терпеть не должен. А если выясняется, что кто-то терпеть больше не может, то остается один вариант – признать этот брак ошибкой («больно, но ничего не поделаешь»), считать эту любовь ненастоящей и отправиться на поиски новой. Предполагается, что улучшать отношения, искать, экспериментировать, договариваться не имеет смысла.

И чем тут может помочь психолог?

В. М.:  

Я предлагаю парам попробовать другие формы взаимодействия. Могу предложить одному из партнеров рассказать о своем взгляде на ситуацию, о том, что его беспокоит в отношениях, как это влияет на семейную жизнь, что из нее пропадает и что бы ему хотелось сохранить или восстановить. А другому в этот момент предлагаю быть внимательным и, по возможности, доброжелательным слушателем, который может записывать то, что в словах партнера его привлекло. Потом они меняются ролями.

Многие пары говорят, что это им помогает. Потому что часто партнер реагирует на первые сказанные другим слова или на собственные интерпретации: «раз не приготовила ужин, значит, разлюбила». Но если дослушать до конца, дать другому возможность полностью высказаться, можно узнать о нем что-то совсем неожиданное и важное. Для многих это удивительный опыт, который открывает им новые возможности для совместной жизни. Тогда я говорю: если вам нравится это опыт, может, вам попробовать задействовать его и в другие моменты жизни?

И получается?

В. М.:  

Не всегда изменения происходят сразу. Часто в парах уже сложились привычные способы взаимодействия, а новые, найденные на встрече у психолога, могут казаться «неестественными». Естественным нам кажется перебивать друг друга, ругаться, проявлять эмоции сразу, как только они возникли. Но человеческие отношения неестественны сами по себе. Они часть культуры, а не природы. Если мы будем естественными, то станем стаей приматов. Приматы естественны, но это не те отношения, которые люди называют романтической любовью.

Наш идеал «естественности» на самом деле тоже производное культуры

Мы не требуем от женщины, чтобы у нее были волосатые ноги, даже если волосы на них естественно растут согласно природе. Наш идеал «естественности» на самом деле тоже производное культуры. Посмотрите на моду – чтобы выглядеть «естественно», приходится идти на множество ухищрений. Полезно отдавать себе в этом отчет! Если идею натуральности, природности, естественности не подвергнуть сомнению, у нас очень мало шансов расстаться со страданием и начать искать и пробовать, находить и строить те отношения, которые подойдут каждому из нас с учетом культурного контекста.

Неужели любовь зависит от культурного контекста?

В. М.:  

Разумеется. Универсальность любви – это такой же миф, как ее природность. Из-за этого возникает много недоразумений, а иногда трагедий. Например, женщина из Москвы выходит замуж за жителя Египта, воспитанного в традиционалистской культуре. Часто арабские мужчины активны во время ухаживания, они показывают свою готовность заботиться о женщине, отвечать за нее, и это нравится многим женщинам. Но когда доходит до замужества, выясняется, что у женщины есть представление, что ее мнение нужно учитывать, что с ней нужно считаться, а в традиционалистской культуре это подвергается сомнению.

Те, кто прошел через опыт длительных отношений, знают, что поддерживать постоянный накал невозможно

В нашей культуре есть миф о том, что настоящая любовь «сносит крышу», что это сильнейший эмоциональный накал. А если мы можем рационально мыслить, значит, любви нет. Но те, кто прошел через опыт длительных отношений, знают, что поддерживать постоянный накал не просто невозможно, но и неполезно. Так нельзя жить в обычной жизни, потому что как тогда быть с друзьями, с работой?

Так что же тогда любовь, если не естественное состояние и не накал страстей?

В. М.:  

Любовь в первую очередь – это особое личное состояние. Она включает в себя не только наше чувство, но и наш способ его осмыслять. Если любовь не оформлена идеей, фантазией про другого, надеждами, ожиданиями, то оставшееся от нее физиологическое состояние, скорее всего, будет не очень приятным.

Наверное, на протяжении жизни меняется не только чувство, но и этот способ осмысления?

В. М.:  

Обязательно меняется! Партнеры вступают в отношения на основе одних интересов, на смену которым затем приходят другие. Меняются и сами участники отношений – их физическое состояние, их статусы, преставления о себе, о жизни, обо всем. И если один составил себе твердое представление о другом, а этот другой перестал в него вписываться, то отношения страдают. Жесткость представлений опасна сама по себе.

Что делает отношения стабильными и конструктивными?

В. М.:  

Готовность к различиям. Понимание, что мы разные. Что если у нас разные интересы, это не фатально для отношений, наоборот, это может стать дополнительным поводом для интересного общения, для узнавания друг друга. Еще помогает готовность к переговорам. Не тем, которые нацелены на поиск одной, общей для всех истины, а к таким, которые помогают найти подходящие для обоих способы сосуществовать друг с другом.

«Настоящей любви не существует»

Кажется, что вы против истины. Это так?

В. М.:  

Истина будто бы существует еще до того, как мы начали разговаривать. И я вижу, как часто пары вступают в переговоры, полагая, что есть истина об отношениях, о каждом из них, ее осталось только найти, и каждый думает, что именно он ее нашел, а другой ошибается. Часто клиенты приходят ко мне в кабинет с идеей «найти настоящего себя» – как будто сейчас они ненастоящие! А когда пара приходит, они хотят найти настоящие отношения. Они надеются, что у профессионала, который долго учился и видел много разных пар, есть ответ, как должны выглядеть эти отношения, а им осталось только узнать этот правильный ответ.

Но я приглашаю к совместному исследованию пути: я не открываю истину, а помогаю создавать уникальный продукт, их совместный проект, именно для этой пары. Потом его хочется предложить другим, сказать: «Видите, как классно у нас получилось, давайте и вы так же!». Но этот проект не подойдет другим, потому что любовь у каждой пары своя.

Получается, что нужно спрашивать себя не «любовь ли это?», а что-то другое…

В. М.:  

Мне кажутся полезными такие вопросы: хорошо ли мне с моим партнером? А ему со мной? Что мы можем сделать, чтобы лучше понимать друг друга, чтобы нам вместе жилось интереснее? И тогда отношения могут выйти из колеи стереотипов и предписаний, а совместная жизнь станет увлекательным путешествием, полным открытий.

Об эксперте

Вячеслав Москвичев

Вячеслав Москвичев – нарративный психолог, семейный психотерапевт. Преподаватель МГППУ и Центра нарративной психологии и практики.

Текст: Эльза Лествицкая 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты