PSYCHOLOGIES №27

Не бойтесь конфликтовать!

Иногда отношения нельзя наладить другим способом, кроме как решившись на открытое столкновение. Почему? Объясняет конфликтолог Андрей Кёниг.
Не бойтесь конфликтовать!

Psychologies: Почему мы боимся конфликта?

Андрей Кёниг: У нашего страха только одна причина: конфликт связан с негативными чувствами. Это выход из зоны комфорта. Мы не любим ее покидать, это кажется деструктивным. А поскольку культуры пребывания в этих деструктивных процессах у современного человека не существует, то он стремится все время быть в комфорте и бежит от конфликта.

Но конфликт у многих ассоциируется с насилием, скандалами, стыдом...

Конфликт вовсе не означает истерику, крик и разборки. Это противостояние, которое выгодно всем его сторонам. Такую форму отношений нужно время от времени практиковать всем. Если кто-то нарушает ваши интересы, необходимо запускать противостояние. Есть люди бесконфликтные, безотказные, на все согласные. Но они же самые травмированные: у них нет своей территории, энергии, потому что всем этим пользуются окружающие. На что это похоже? Человек стукнул себя по пальцу, поранился — ему больно.

Современный человек не пытается вылечить палец, он пытается избежать боли. Он начинает дуть, говорит: «Сделайте мне обезболивание», спрашивает, когда перестанет болеть. То есть для него боль — синоним слова «проблема». Пока есть боль, есть проблема. На самом деле это не так. Боль — это синоним заживления. И конфликт — такая же история.

Конфликт необходим, когда системе требуется быстрое развитие

Когда человеку становится некомфортно, это вовсе не означает, что что-то идет не так. Это означает, что он находится в конфликте и конфликт требует от него чуть иного поведения, чем в обычной конструктивной доверительной коммуникации. Это адаптационная реакция. Но она нам не нравится, и вместо того, чтобы адаптироваться к окружающей действительности, мы часто пытаемся просто перестать чувствовать себя плохо.

Но почему возникает конфликтная ситуация?

Есть три типа ситуаций, которые ведут к конфликту. Первый — когда нарушаются наши границы: физические, психологические, какие угодно, — и тогда нам необходимо обозначить для окружающего мира, где они проходят. В прямом и переносном смысле сказать: «Нет! Сюда заходить нельзя, это моя территория!» Решить эту задачу можно только через конфликт, никакая другая форма общения тут не работает. Функция конфликта здесь — защита границ.

Вторая ситуация — застой, когда в системе нужно решить какую-то задачу, но участникам не хватает на это сил и мотивации. Например, застой в семейных отношениях: партнеры теряют интерес друг к другу. И тогда конфликт может дать ту энергию, которой им не хватает. Один, допустим, изменяет, второй в конце концов не выдерживает и взрывается. Они разругаются в пух и прах и в итоге либо разойдутся, либо договорятся. Как ни странно, чаще все-таки договариваются, и отношения освежаются.

Иногда отношения невозможно наладить, не вступая в конфликт

И наконец, третий вариант — конфликт возникает, когда системе нужно очень быстро развиться. А самый быстрый рост происходит в условиях агрессивной противостоящей среды. Если взять в масштабах государства, самая высокая скорость развития научного и технического потенциала отмечается во время войн. То же и на уровне межличностных контактов. Скажем, мальчики, когда растут, очень быстро учатся драться в условиях конкуренции за девочек или находить подход к учителям в школе, конкурируя за оценки.

Существуют ли правила разрешения конфликта?

Первое, что нужно, — перестать его бояться. Второе — не надо опасаться испортить отношения, вступая в противостояние. Иной раз отношения невозможно наладить другим способом. В детстве мы дрались, чтобы потом стать друзьями. Почему-то, став взрослыми, мы про это забываем. Кому я буду нужен, если не в состоянии обозначить, чем я ценен, в чем мои интересы? Только когда окружающие станут с этим считаться, возникнут здоровые отношения. Третий момент: входя в конфликт, нужно четко понимать, что у вас есть задача, которую вы пытаетесь разрешить таким образом. Задача решилась — конфликт сходит на нет. Это здоровое течение ситуации. Но когда стороны не понимают своих задач, конфликт может затянуться.

Долгосрочный конфликт — это уже патологическая ситуация. Тогда мы тратим слишком много энергии на его поддержание, а сил на решение задачи уже не остается. Начинаются депрессии, психосоматические расстройства. Другой типичный вариант — «диванно-телевизорная болезнь», когда человека «прибивает» к дивану и телевизору и он говорит, что ничего больше в жизни ему не нужно. Выйти из такого состояния самостоятельно почти невозможно.

Не бойтесь конфликтовать!

А уважительное отношение к другой стороне разве не требуется?

А что вы имеете в виду — уважение к человеку или к его точке зрения? Это разные вещи. Человека вы можете уважать или не уважать, но уважения к чужой точке зрения в конфликте быть не может. Ведь что такое уважать? Это значит присваивать высокую ценность. Конфликтная коммуникация как раз и предполагает, что мы перестаем присваивать высокую ценность чужой точке зрения. Мы с ней сражаемся. Если мы станем в конфликте исходить из интересов другой стороны, то всегда будем проигрывать. Прелесть конфликтов заключается в том, что они позволяют нам вернуть ценность собственной точке зрения. Когда мы осознаем, что важно для нас самих, договариваемся на порядок быстрее, чем если церемонимся и пытаемся договориться полюбовно.

Это касается даже отношений с близкими?

Конечно. Кризисы неизбежны. Например, у любой пары возникает кризис первого года совместной жизни, обусловленный накоплением различий. Как бы хорошо партнеры ни относились друг к другу, как бы ни подстраивались, примерно через год наступает этап противостояния. Потому что они стали ближе и, соответственно, чаще друг друга задевают. И именно для того, чтобы сформировать более бережное отношение друг к другу, им необходимо обозначить границы: вот так мне некомфортно, это неприятно. На протяжении всей семейной жизни партнеры проходят через кризисные точки и регулируют отношения через конфликт.

Но детей мы обычно учим решать проблемы мирно. Значит, мы учим их подавлять конфликты?

Если родители говорят ребенку не проявлять негативных эмоций, его учат не подавлять конфликт как таковой, а тому, что конфликт в такой форме в этой семье неприемлем. И дети ищут другие варианты — учатся делать кому-то неприятности исподтишка, хитрить... То есть, запрещая им одни формы конфликта, мы учим их развивать другие. На самом деле конфликт необходим ребенку, чтобы он научился говорить «нет». Как он это сделает, если не будет отстаивать себя? Поэтому его конфликты с другими детьми, с учителями и вообще со взрослым миром — это нормально. Кроме того, зачастую дети вступают в конфликт только для того, чтобы показать, что они есть, их мнение ценно. Им важно убедиться, что их хоть кто-то берет в расчет. Есть периоды, когда дети в этом особенно нуждаются: в 5-7 лет, в подростковом возрасте. Я бы рекомендовал родителям вспоминать об этом и хотя бы иногда проигрывать ребенку в спорах.

Не бойтесь конфликтовать!

Об эксперте

Андрей Кёниг — конфликтолог, автор методики «Управление конфликтами», консультант по развитию личности, бизнес-тренер, генеральный директор Московского центра НЛП

Текст: Подготовила Галина Черменская 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты