Михай Чиксентмихайи: «Мы можем научиться
быть счастливыми»

Создать максимум возможностей для счастья – вот главная задача современного государства. И в мировые лидеры выйдут те страны, которым это удастся, считает психолог Михай Чиксентмихайи.
Михай Чиксентмихайи: «Мы можем научиться быть счастливыми»

Создать максимум возможностей для счастья – вот главная задача современного государства. И в мировые лидеры выйдут те страны, которым это удастся, считает психолог Михай Чиксентмихайи. Он знает, о чем говорит: ведь он открыл «поток» – вероятно, самую доступную и самую полезную форму счастья.

Михай Чиксентмихайи спускается в холл отеля ровно в назначенное для интервью время – как раз в момент, когда портье уверяет меня, что гостя с такой фамилией нет. «Это нормально, – улыбается Чиксентмихайи. – Я давно привык, что ни выговорить, ни записать мое имя никто не в состоянии. Вот и решил спуститься, чтобы вам не пришлось искать меня весь день».

Пожалуй, он немного преувеличивает. Имя Михая Чиксентмихайи – одно из самых известных в сегодняшней науке. Его без запинки выговаривают студенты и преподаватели факультетов психологии всего мира, на него ссылаются в сотнях современных психологических исследований. Газета New York Times назвала его «ученым, который одержим счастьем». Точнее, пожалуй, не скажешь.

Psychologies: 

Изменились ли за прошедшие десятилетия ваши представления о потоке?

Михай Чиксентмихайи:  

Идеи потока зажили уже отдельной от меня жизнью, но я продолжаю следить за тем, что происходит в этой области. Недавно выяснилось, что точка равновесия между навыками и усилиями, когда мы максимально вовлечены и погружены в то, что делаем, на самом деле сдвинута в сторону сложности, в сторону вызова. Мне кажется, это важная находка.



Мы предпочитаем находиться в ситуации, когда нужно напрягаться немного больше, чем нам под силу, чтобы обрести умения, необходимые для решения задачи. Конечно, на работе мы скорее предпочтем находиться в зоне контроля – так спокойнее, – но в спорте, например, наша природа стремится преодолевать сложности, превзойти себя. В этом, возможно, ключ ко многим проблемам нашей взрослой жизни. Мы все время нуждаемся в том, чтобы у нас были новые вызовы, новые сложные задачи.

Спорт располагает к потоку. А как еще можно достичь этого состояния?

Это может показаться странным, но работа, которую мы привыкли считать трудной, но необходимой обязанностью, во многом организована по тем же законам, что и игра. Есть цель, есть сроки, и есть необходимость проявить себя с самой лучшей стороны. В таких условиях состояние потока очень даже достижимо. А вот, например, в семейной жизни достичь его гораздо труднее. Тут всего слишком много, все слишком хаотично, задачи наползают одна на другую, четких сроков и ясных целей нет.



Меня часто спрашивают: «Что делать? Мне хочется чаще испытывать состояние потока, но мне стыдно тратить время на себя, потому что есть много важных вещей, которыми нужно заниматься». Об этом обычно говорят женщины. На них лежит больше забот: и семья, и дети, и дом, и работа.

Да, быть счастливым в семье, выполняя свой долг или делая свою работу, трудно

В такой ситуации вероятность конфликта интересов, конечно, выше. Если состояние потока, например, приносит вязание на спицах, то, садясь за вязание, когда дети ходят на головах, квартира не убрана, ужин не приготовлен, счета не оплачены, женщина, конечно, нарушает баланс между различными сторонами жизни.



Наша задача – научиться быть счастливыми, делая то, что не входит в круг наших естественных потребностей, создавая нечто за пределами того, что нам дала природа. Платон еще две тысячи лет назад говорил, что главное – научить молодежь быть счастливой, делая то, что нужно. Да, быть счастливым в семье, выполняя свой долг или делая свою работу, трудно. Но если мы несчастливы в этом, то мы вообще не будем счастливы. Значит, мы должны научиться получать это удовольствие, понять, как это делать.

Вам удалось научить этому ваших детей?

Для начала нужно увлечь их, пробудить интерес, показать, что усилия могут приносить радость. У нас с женой два сына. Когда они были маленькими, мы часто ходили в зоопарк. И каждый раз у детей была задача: найти зверя с самыми большими рогами, например. Или с самым длинным хвостом. Этой игры хватило на пару лет увлекательных семейных уик-эндов.



Но потом дети подросли – и заявили, что им жалко животных в клетках. Игра закончилась, пришлось изобретать что-то новое. Когда мы отправлялись в долгие поездки на машине, дети выступали штурманами. Составляли заранее карту маршрута, выясняли, какие интересные места или здания можно увидеть по дороге. Естественно, это требовало от них усилий, подготовки. Но они были счастливы, им это очень нравилось!



И что еще очень важно – они ощущали свою причастность к жизни семьи, свою ответственность за подготовку общего путешествия. А это, может быть, главное, чего не хватает современным детям для счастья. Чувство важной роли в жизни – вот чего не хватает детям, когда все достается им упакованным и готовым к употреблению.

Михай Чиксентмихайи: «Мы можем научиться быть счастливыми»
Вернемся к потоку. Всегда ли позитивно это состояние?

Стоит отличать поток от состояний, которые могут быть на него очень похожи, но им не являются. Возьмите футбол. Когда мальчишки часами гоняют мяч во дворе, не замечая разбитых коленей и жажды, – это, конечно, поток. Но чем выше уровень игры, тем меньше шансов его достичь. Появляются соображения денег, престижа, боязнь ошибки, которая дорого обойдется, – и поток уходит. Остается его имитация. Знаете, чем это кончается?



То же и с музыкантами. В свое время Ассоциация симфонических оркестров США пригласила меня разобраться, почему многие музыканты – настоящие мастера! – со временем не только не совершенствуются, но начинают играть даже хуже. И знаете что я выяснил? Что эти музыканты легко достигают состояния потока – например, когда вечером собираются с друзьями на импровизированный джазовый джем-сейшн.

Если работа жестко контролируется, даже занятия, которые могут приносить состояние потока, становятся работой из-под палки

Это не значит, что они любят джаз и не любят Баха или Бетховена, нет-нет. Они очень любят классику. Чего они не любят – так это отсутствия выбора. Когда дирижер требует играть так, а не иначе, когда репертуар, график выступлений и репетиций расписаны на год вперед – уходит свобода. А с ней и возможность раствориться в том, что мы делаем.



Если наша работа жестко контролируется, если есть стандарты, которым всегда необходимо соответствовать, – даже занятия, которые могут и должны приносить состояние потока, становятся работой из-под палки.

И все же, если мы говорим об истинном, настоящем потоке: всегда ли он позитивен?

Нет. Например, вы и сами наверняка знаете, как много людей, участвовавших в боевых действиях, не могут найти себя, возвращаясь из армии. В бою они пережили состояние потока – такое часто случается. И повторить его в мирной жизни они не могут. Да, эти люди могли сражаться за высшие идеалы и защищать родину, но это не отменяет того факта, что они пережили состояние потока, стреляя в других людей.



Когда человек не способен достичь потока в повседневной жизни, это очень опасно. Он может начать искать другие способы. И найти свой поток в грабеже или убийстве – к несчастью, это возможно. Дети рождаются с биологической потребностью получать удовольствие.

Главная задача – понять, как можно привнести больше потока в школьное обучение и в семейную жизнь

И испытывают его не только от чтения стихов, но и от драки во дворе тоже. Очень важно научить их получать удовольствие, если хотите – достигать потока – в действиях полезных, а не опасных для них и для окружающих.



Пожалуй, для меня лично в этом и состоит главная задача. Понять, как можно привнести больше потока в школьное обучение и в семейную жизнь.

Вы, так много узнав о счастье и способах достижения потока, можете назвать себя счастливым человеком?

Думаю, что по большей части да. Хотя точно могу сказать, что состояния потока в моей жизни было гораздо больше до того момента, как я начал его изучать. Мне звонят и пишут женщины, отчаявшиеся победить наркоманию своих детей. У меня спрашивают дети, можно ли побороть болезнь Альцгеймера у их родителей... Многие люди обращаются ко мне с вопросами, которые вне моей компетенции. Я просто не знаю, что им сказать, но чувствую себя обязанным сказать хоть что-то. Я все меньше принадлежу себе. Но с другой стороны, это ведь и свидетельство того, что мои идеи кому-то нужны. В общем, наверное, я все-таки счастлив.

Усилиями позитивных психологов счастье из абстрактного идеала превратилось в объект изучения. Выходят десятки книг о том, как его достичь. Они действительно полезны?

Понимаю ваш скепсис. Книг о том, как снизить вес, в Америке выходит еще больше, а результаты – сами знаете... Но дело тут не в книгах, а в нас самих. Мы должны пытаться изменить себя, должны формировать новые привычки и расставаться со старыми, мы должны действовать. Иначе ничего не выйдет.

Знать, что делать, – одно, а уметь это сделать – совсем другое

Это ведь очень просто: возьмите самую лучшую поваренную книгу и прочтите ее хоть десяток раз. И что, у вас на столе образуется французский петух в вине или русский бефстроганов? Да нет же, конечно, – до тех пор, пока вы их не приготовите!



Причем начать придется с азов: выбрать продукты, разделать мясо или птицу, почистить овощи. Информация должна быть преобразована в действие. Знать, что делать, – одно, а уметь это сделать – совсем другое. И некоторым из нас может не хватать ловкости, координации движений, да мало ли чего еще.

Значит ли это, что некоторые из нас так и не смогут стать счастливыми людьми, никогда этому не научатся?

Достичь счастья – это вопрос именно действия. Мои исследования, например, показали, что людям, которые испытали жестокое обращение в детстве или страдали от недостатка любви, может быть сложнее достичь состояния потока. Однако это не значит, что не нужно пытаться.



Мне было 10 лет, когда закончилась Вторая мировая война, и я видел, как мало людей смогли психологически пережить потери, хаос, как они были ранимы перед лицом внешних сил. Но сегодня есть чрезвычайно интересные работы, в которых психологи брали интервью у тех, кто лишился зрения либо оказался парализован. И представьте, эти люди очень часто говорили, что чувствуют себя счастливыми.



Это звучит невероятно, но у меня есть простое объяснение. Потеряв зрение или возможность ходить, человек оказывается вынужден снова учиться жить, искать совсем новые стратегии и модели поведения. Все приходится открывать заново. И в процессе этого открытия часто формируются навыки и привычки, которые позволяют достичь счастья.



Кто-то может сказать, что нельзя сравнивать счастье слепого и зрячего человека. Разумеется, нельзя, но счастье вообще нельзя сравнивать. Оно свое для каждого, и если человек, лишившись зрения, может ощущать себя счастливым, то, значит, так оно и есть. Конечно, отсюда не следует, что ради достижения счастья всем нам придется ослепнуть. Следует отсюда лишь то, что мы в силах вырабатывать нужные модели поведения. И значит – учиться быть счастливыми.

Найти соразмерность

«Поток» – особое состояние оптимального переживания, которое достигается через полное слияние человека с его деятельностью, когда вместо усталости он чувствует прилив энергии. В состоянии потока мы не замечаем времени, забываем о голоде и жажде, не помним о социальных ролях, растворяясь в действии, которое кажется нам важным и интересным. Теория потока возникла в 1990 году и стала результатом многолетних наблюдений Михая Чиксентмихайи за людьми творческих профессий, однако это состояние доступно отнюдь не только творцам. В потоке бывают математики и мясники, альпинисты и торговцы рыбой. Главное условие – соразмерность сложности задачи и уровня наших умений. Если умений недостаточно, восторг быстро сменяется чувством бессилия. Если задача слишком проста, приходит скука. Если же оптимальный баланс достигнут, то удовольствие, усилия и смысл вместе приносят нам активное состояние радости.

Текст: Юрий Зубцов 
Источник фотографий: ЗАРИНА КОДЗАЕВА
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


для семейной жизни теория не подходит. Если для творчества процесс и результат позволяют достичь состояния потока, то в семье основной "поток" закладывается в самом начале отношений и дальше постепенно расходуется. Трудно представить художника пишущего картину всю жизнь, или композитора сочиняющего одно произведение. Поведенческая активность человека на начальных этапах создания семьи близка к состоянию потока, но ключевым моментом в этом процессе является не желание проявить себя, получить навыки и т. д., а эмоциональная связь с объектом и потребность эту связь укрепить. В семейной жизни точка о которой говорит Михай не обязательно должна быть смещена в сторону "вызов". Если человек не получает состояние потока от своей деятельности вне семьи он будет устраивать "поток" в семье - расшатывая отношения, меняя партнеров и т. д.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты