psyhologies.ru
тесты
текст: Дарья Рыбина 

«Я наконец смогла ответить отцу, который меня изнасиловал»

Марине 34 года. В детстве она пережила тяжелейшую травму: отец приставал к ней. Рассказать об инцесте она долгое время не решалась. Но все же выбраться из кошмара, в котором она оказалась, смогла.
Забыть об инцесте невозможно. Но расстаться с прошлым необходимо, чтобы не позволять ему влиять на настоящее, в которым мы уже можем позаботиться о себе - и защитить себя. Забыть об инцесте невозможно. Но расстаться с прошлым необходимо, чтобы не позволять ему влиять на настоящее, в которым мы уже можем позаботиться о себе - и защитить себя.

«Отец стал приставать, когда мне было двенадцать. Это длилось полгода или год, я не помню точно. Зато я слишком хорошо помню, что именно делал со мной отец. Хотя это я предпочла бы совсем забыть, вычеркнуть из памяти. Чтобы не вздрагивать от ужаса каждый раз, когда оказываюсь в постели с мужчиной. Но все пережитое до сих пор со мной. И его скользкие прикосновения, и то, как он хватал меня за грудь, засовывал руку в трусы, доводя до оргазма. И уходил. А потом я слышала из-за стены звуки их секса с матерью и пыталась от них отгородиться, включая плеер на полную громкость. И главное тоже помню: мне хотелось этой близости, я искала внимания отца, я старалась изо всех сил его заслужить.

До сих пор не понимаю, почему никто не догадался, что со мной происходит. Мать больше занималась моим младшим братом, и к тому же она была на отце просто помешана. Я так и не сказала ей. Я была обычным подростком. Чуть более замкнутой, чуть более прыщавой, но в целом – такой же несчастной, агрессивной и ранимой девочкой, как и все остальные. В первый раз о том, что со мной происходит, я рассказала школьной подруге. Она была лесбиянкой, то есть тоже не вполне нормальной, а значит, должна была меня понять – такая, наверное, у меня тогда была логика. Подруга успокоила как могла: «Ну не со зла же он, наверное. В меня вот мать табуреткой кидается, но я-то знаю, что любя».

читайте такжеГде начинается инцест?

После этого я несколько лет никому ничего не рассказывала. Просто не знала, как об этом сказать. Сейчас понимаю, что это было ошибкой. Чтобы что-то изменить, нужно порвать пелену тишины, молчания. Но тогда я чувствовала только стыд и страх. Мне очень хотелось, чтобы ничего этого не было, хотелось почувствовать себя нормальным человеком: таким же, как все. И я делала вид, что все в порядке. Думаю, что вела я себя неадекватно, и любой чуткий человек сразу бы понял, что со мной что-то не так. Моей настольной книгой была «Самоубийство у подростков». Подруги как на подбор депрессивные маргиналки, а фильмы я смотрела мрачные и трагические. На семейных фотографиях того времени у меня жуткий взгляд исподлобья, кажется, вот-вот эта девочка начнет убивать людей.

Когда лет в 16–17 у меня стали появляться мальчики, отец очень ими интересовался. Знакомился, а потом критиковал, и, конечно, отношения заканчивались. Мне было очень сложно (и сложно до сих пор) испытывать какие-то чувства к мужчинам. Но все же в институте я начала встречаться с однокурсником. Естественно, отец обо всем узнал, и мой друг получил клеймо «горбатого очкарика из Подмосковья». Тем не менее из-за него я не поехала копать грядки на майские праздники. А родители и брат поехали. И попали в аварию. Брат и отец отделались легким испугом, а матери не повезло. Она так и не оправилась после операции, и теперь с ней совершенно невозможно установить контакт.

читайте также«Наши табу нас защищают»

Он вмешивался в мою личную жизнь, я же подробно рассказывала ему обо всем, ведь мне казалось, что он переживает, заботится обо мне, потому что очень меня любит. Как и я его. Через несколько лет у меня появился новый любовник. Он был на 20 лет старше. Отец пришел в ярость, перестал со мной разговаривать. Это вообще был его любимый педагогический прием: перестать разговаривать в наказание и ждать, пока я приползу просить прощения. И я столько раз это делала. Но не теперь. Невероятно, но с таким взрослым мужчиной я уже как бы и не нуждалась больше в отце. Мой любовник об этом, конечно, не подозревал, но, по сути, он удочерил меня. Схема «взрослый мужчина, которому нравятся девочки, и я – закомплексованная девушка, которая ищет отца» утвердилась в моей жизни и уверенно отработала несколько лет. «Удочерите меня и используйте как вам удобно», – тогда я думала, что все разумные женщины выстраивают свою личную жизнь именно так. Кому вообще нужны эти зеленые ровесники? Я и замуж вышла за мужчину на 16 лет старше меня. Старалась заслужить его внимание, быть хорошей для него. Сносила его пренебрежение и манипуляции – я просто не знала, что отношения между женщиной и мужчиной могут быть другими.

  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье