psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Елена Ратнер 

«Я слишком зависима от чужого мнения»

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность пройти консультацию с психотерапевтом Александром Бадхеном. Беседа записывается на диктофон: это дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этот раз на прием пришла Елена.
alt

Елена, 33 года, юрист

«Все – от серьезных вещей до мелочей – я делаю «как у других». Если мне нравится человек, я под него подстраиваюсь и начинаю копировать его поведение, желания, манеры. Я пошла учиться на юриста, потому что это было модно среди моих друзей. А когда поняла, что в профессии полностью себя реализовать не смогу, придумала себе хобби, точнее, скопировала его у своих подруг. Но, чем бы я ни занималась – танцами, рисованием, духовными практиками, – я все бросаю. И это происходит в тот момент, когда я начинаю испытывать удовольствие от своего занятия. Но одновременно мне кажется, что окружающие смеются надо мной или не одобряют того, чем я так увлечена. Мне хочется понять, что со мной не так».

Александр Бадхен:  

Получается, когда вы делаете то, что вам нравится, вы становитесь очень ранимой.

Елена:  

Да, причем так было и в детстве. Лишь в последние два очень сложных года я смогла многое переосмыслить. Это был очень тяжелый период. Сначала меня бросил любимый человек, с которым мы прожили вместе десять лет, потом я осталась без работы и без денег... Но сейчас у меня такое впечатление, что с кризисом я справилась.

Станьте участником «Первого сеанса»: вы можете отправить ваш рассказ и вопросы в редакцию по электронной почте info@psychologies.ru

А. Б.: 

Много изменений произошло.

Елена:  

Я сама очень изменилась: начала размышлять о себе, о своей жизни, стала более открытым человеком. Поскольку у меня появилось свободное время, я возобновила отношения с однокурсниками, со старыми друзьями, с которыми не общалась много лет. Они помогли мне найти хорошую работу...

А. Б.: 

Вы рассказываете о себе и улыбаетесь... У вас сейчас трудный период, но в нем как будто больше жизни, больше перемен и готовности к тому, чтобы меняться самой.

Елена:  

И именно сейчас, когда в моей жизни все меняется, мне хочется понять, чего же я хочу на самом деле, без оглядки на других людей.

А. Б.: 

Попробуете сейчас задать себе вопрос: в чем бы я хотела реализовать себя?

Елена:  

В том-то и дело, что я не нахожу на него ответа. Я мечусь из крайности в крайность. Для меня слишком важна материальная сторона жизни – работа, карьера, а во время кризиса, о котором я вам рассказывала, самым важным стало духовное развитие. Я много читала, общалась с людьми, которые разделяют мои взгляды, занималась духовными практиками. Теперь у меня вновь появилась работа, и я думаю о том, как успешно сделать карьеру. У меня не получается «сводить вместе» разные желания.

АЛЕКСАНДР БАДХЕН, психотерапевт, один из основателей Института психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург). Соавтор книги «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006).АЛЕКСАНДР БАДХЕН, психотерапевт, один из основателей Института психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург). Соавтор книги «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006).
А. Б.: 

А что вам мешает их совместить?

Елена:  

Если я чем-то начинаю заниматься, то мне хочется отдавать этому всю себя. Но тогда у меня не остается времени ни на что другое. Я убеждена: либо надо уходить в любимое дело с головой, либо уж не заниматься им вовсе.

А. Б.: 

Бескомпромиссная позиция.

Елена:  

Да. Так я и мечусь. Начинаю, потом бросаю.

А. Б.: 

Вы говорите об этом с раздражением.

Елена:  

Да. Потому что результата никакого нет.

А. Б.: 

А каким должен быть результат?

Елена:  

Я хочу, чтобы у меня была любимая работа, где я смогу профессионально расти, и было хобби, в котором я смогу себя реализовать. И конечно, семья.

А. Б.: 

То есть вы хотите иметь все, а если это не получается, то тогда уж лучше не иметь ничего.

Елена (после паузы):  

Выходит, что так.

А. Б.: 

Но вместе с тем в трудный жизненный период с вами произошли изменения, которые вас удивляют и очень радуют. И мне кажется, что это противоречит правилу «все или ничего». Потому что как раз в тот момент, когда не осталось ничего, вы обрели что-то очень ценное для себя.

Елена:  

Но я по-прежнему очень нерешительный человек. Как мне стать увереннее в себе, чтобы свои начинания доводить до конца, не обращая внимания на мнения окружающих?

А. Б.: 

Может быть, можно задать этот вопрос немного иначе: почему я так болезненно реагирую на мнения других людей и не позволяю себе быть такой, какая я есть? Как мне научиться отстаивать свои ценности, не принимая чью-то точку зрения и не прячась за нее?

Елена:  

Наверное, вы правы. Когда я начинаю чем-то заниматься, у меня появляется сильный страх, будто все, что я сделаю, не понравится окружающим. А мне важно быть идеальной, правильной.

А. Б.: : Вы боитесь оказаться в глазах других людей неидеальной?

«ДОМА Я ЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ СОВСЕМ БЕСПРАВНОЙ: РОДИТЕЛИ НЕ ОТПУСКАЛИ НИКУДА, ДАЖЕ В ГОСТИ К ДРУЗЬЯМ...»

Елена:  

Видимо, боюсь. (Долго думает.) Это похоже на ощущения ребенка, которые возникают в тот момент, когда родители ругают его за то, что он что-то неправильно сделал. Он чувствует: «Я плохой, я – неправильный».

А. Б.: 

Что сейчас с вами происходит?

Елена:  

Я себя представила неправильной. Это очень неприятное ощущение.

А. Б.: 

Расскажите о нем.

Елена:  

У меня напряжена спина, шея. Я сильно нервничаю – так сильно, что могу заплакать. В школе именно это чувство мешало мне на уроке вслух читать стихи. Я их читала учительнице наедине. Но опять же, не любой учительнице – мне надо было сначала к ней привыкнуть, ее узнать.

А. Б.: 

То есть для вас проявлять себя в присутствии других людей очень непросто. И если вы на это решаетесь – это знак огромного доверия с вашей стороны.

Елена:  

Да.

alt
А. Б.: 

И это переживание знакомо вам с детства...

Елена:  

Мое детство проходило в подмосковном поселке. Там не было моих ровесников, у меня совсем не было друзей. Мама возила меня в Москву в школу и сразу после уроков забирала домой. Общалась я только с родителями и с сестрой (она младше меня на пять лет). Тон в семье задавал отец – он у нас очень властный: как скажет, так и будет. И я все время ощущала, что сестру он любит больше, чем меня: ей он все прощал и разрешал то, в чем мне отказывал. Например, она плохо училась, и маму часто вызывали в школу. Она возвращалась и начинала сестру ругать. Тогда папа брал мои тетради и мог из-за запятой меня просто распять. Я пыталась привлечь маму на свою сторону. Но ничего хорошего не выходило: родители ссорились, мама плакала и говорила, что из-за меня они разведутся.

А. Б.: 

То есть вы чувствовали себя ответственной не только за запятые, но и за благополучие семьи. И ощущали себя нелюбимой.

Елена:  

Я чувствовала себя каким-то бесправным изгоем. Меня никогда никуда не отпускали, ни в гости к одноклассникам, ни в школьные поездки. Правда, в 11 классе я наконец взбунтовалась: сбежала на ночную дискотеку и пришла домой под утро. Был скандал, но мне все-таки удалось объяснить родителям, что я всего лишь хотела доказать им – что если вечером пойду погулять и вернусь поздно, со мной ничего плохого не случится.

А. Б.: 

Получается, сложная атмосфера в семье и недостаток любви, который вы ощущали в детстве, критика самых близких людей, отсутствие их поддержки сформировали у вас опасение, что вас могут не принять и другие люди.

Елена:  

Да, это так.

А. Б.: 

Ваш уход на дискотеку был связан с потребностью показать родителям, что вы уже взрослая, хотя отец мог вас за это наказать.

Елена (долго молчит):  

Я сейчас подумала о том, что сделала это в критический момент. Я долго ждала, когда они сами осознают, что мне надо дать хоть немного свободы. Но однажды поняла, что ситуация критическая: если я сейчас этого не сделаю, не докажу им, то уже не сделаю никогда. И я позволила себе быть собой. Сейчас я опять проявила себя в критической ситуации. Что же получается – я становлюсь собой только во время кризиса?

А. Б.: 

С детства вы приучали себя сдерживаться – ведь в любой момент вас могли раскритиковать, обидеть. Копировать других безопаснее. И вы научились прятаться за окружающих.

Елена:  

Получается, что я так глубоко спряталсь, что почти потеряла себя?

А. Б.: 

Возможно. И вам может потребоваться помощь психолога, для того чтобы в безопасной обстановке увидеть, найти себя.

Через месяц

Елена: «Эта первая встреча с психотерапевтом помогла мне понять, когда появился мой страх выразить, реализовать себя. Оказывается, детские отношения с родителями не прошли бесследно, а живут во мне до сих пор и проявляются в боязни, что меня не примут или раскритикуют другие люди. Мне все время казалось, что я завишу от мнения окружающих, но во время консультации я поняла, что на самом деле до сих пор завишу от мнения моих родителей. Две недели назад я начала курс психотерапии, поскольку разобраться с этим детским «багажом» без посторонней помощи не смогу».

Александр Бадхен: «Отношения в семье формируют наше отношение с собой, с другими и с миром. Хорошо, когда родители принимают нас такими, какие мы есть, когда нам не нужно скрывать свои переживания, когда близкие поддерживают и помогают. Благодаря этому мы учимся доверять себе, опираться на себя… Но жизнь далека от идеала. Раненая душа закрывается и никого к себе не подпускает, закрывается даже от самой себя. Так безопаснее. Безопаснее поступать «как другие». Иногда (как у Елены) лишь спустя годы приходит осознание: я живу не свою жизнь. И начинается поиск себя. Это трудный и даже болезненный путь, но он – единственная возможность восстановить отношения с собой. Для того чтобы такая душевная работала стала возможной, может потребоваться помощь специалиста.

В интересах конфиденциальности имя и некоторые личные данные были изменены.

Источник фотографий: Борис Захаров
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • M   
    188 недель назад

Это очень похоже на меня, читала - и ужасно волновалась. Только у меня немного иначе - я боюсь, что заблуждаюсь; мне неизменно кажется, что мнение других авторитетнее и правильнее моего. Из-за этого я не могу принять собственное твердое решение, жду помощи внешних сил. Я постоянно сравниваю себя с другими, и боюсь оказаться хуже всех, опираясь на свое "не авторитетное" мнение.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты