psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 

«А ты сделал сегодня уроки?»

Можно ли избежать конфликтов, когда выполнение домашних заданий превращается в ежевечерний кошмар? Наши эксперты объясняют, чем отличаются роли учителя и родителя и как можно заинтересовать ребенка учебой.
«А ты сделал сегодня уроки?» ФОТО Getty Images 

Домашние задания – одна из самых частых тем, которые возникают на консультациях детских и семейных психологов. Родители не справляются с детьми, а те не хотят учиться, ленивы, несобранны, тревожны, упрямы… «Как садиться за уроки – она плачет», «Он ничего не понимает», «Не сидит на месте», «Врет, что ничего не задано»...

Родители страдают оттого, что им приходится вести себя вопреки собственным убеждениям: «Теряю над собой контроль», «Я срываюсь и буквально ору на него, а потом терзаюсь от чувства вины», «Бывает, махну рукой и сделаю все за него».

Взрослые слишком эмоционально воспринимают ситуацию с домашними заданиями не только потому, что для них важны образование и будущее ребенка. «Происходящее ежедневно напоминает им о собственных школьных годах, трудностях тех лет, ожиданиях своих родителей, разочарованиях и неудачах», – говорит возрастной психолог Татьяна Бедник. Оживают давние страхи: «Кем ты станешь, если не будешь учиться?!» Кроме того, родители современных школьников сталкиваются с трудностями, которых сами не знали.

«Многие взрослые просто растеряны, – считает школьный психолог Галина Цукерман. – Школа все больше меняется, она все меньше похожа на ту, в которой учились сами родители. А раз так, то как же им тогда контролировать ситуацию с учебой детей? Как им помочь? Эта потеря ориентации лишь усиливает их тревожность».

Пройти вместе с детьми их школьные годы спокойно – задача чрезвычайно важная как для ребенка, так и для родителей

«Выполнение домашних заданий становится проблемой почти во всех семьях», – с сожалением констатирует Татьяна Бедник. Но она может стать и хорошим поводом задуматься о том, как мы общаемся с ребенком, как выражаем свои эмоции, как наказываем и награждаем его, какие ценности хотим ему передать (и какие реально передаем). Пройти вместе с детьми их школьные годы спокойно – задача чрезвычайно важная как для ребенка, так и для нас, день за днем проживающих таким образом свое родительство. Наши эксперты подскажут, как это лучше сделать.

Снять напряжение

«Соберись наконец! Сколько раз можно делать одну и ту же ошибку!» Постоянно слыша упреки, ребенок перестает стараться, потому что просто не может представить себя достигшим успеха. «Когда выполнение домашних заданий превращается в мучение, пользы от них нет ни малейшей, – говорит школьный психолог. – Ребенок понимает только, что родители недовольны, что работа – это наказание и что он ни к чему не способен». Последствия такого ежедневного противоборства гораздо хуже, чем плохие отметки.

«Я вдруг услышала, как кричу своей 9-летней дочери: «Ты вообще, что ли, ничего не понимаешь? Да ты даже не пытаешься! Я тебе не верю!» – сокрушается 36-летняя Мария. Когда таким образом с нами на работе разговаривает начальник, мы считаем, что он жесток и несправедлив. Так же воспринимают наши слова и дети. «Из-за этой проклятой учебы у нас постоянные ссоры! Весь мир против меня!» – описывает детскую реакцию Галина Цукерман. И как научиться брать на себя ответственность, когда тебе (и в тебя) не верят даже родители?

Поделитесь с ребенком своими чувствами: «Я нервничаю, потому что у меня самой были нелады с математикой», – и расскажите, как их удалось преодолеть

Перед тем как садиться с детьми за уроки, нам необходимо успокоиться. Нет ничего «непедагогичного» в том, чтобы признаться: «Я раздражена, потому что сегодня очень устала. А как ты? Давай успокоимся и не будем ссориться». Поделиться своими чувствами: «Я нервничаю, потому что у меня самой были нелады с математикой», и рассказать, как их удалось преодолеть. Ребенку важно знать, что с любой школьной трудностью можно справиться. Ну а если одолеть раздражение не удается, лучше, по мнению Татьяны Бедник, попросить помочь с уроками кого-то другого – родственника или студента-репетитора.

Открыть другие пути к знанию

«Я ничего не понимаю! Никому это все равно не нужно!» – подобные заявления говорят лишь о сильном дискомфорте, который ребенок испытывает, когда не может справиться с уроками. Увы, если в ответ его лишают компьютера или телевизора, заставляют по десять раз переписывать одно и то же, это никак не мотивирует его и не помогает постичь смысл учения.

Мы склонны недооценивать повседневные достижения наших детей, а дети нуждаются в том, чтобы мы хвалили их, подпитывая их веру в собственные силы

Родители не должны дублировать учителей. У них совсем другая роль – сохранить в ребенке радость жизни, любопытство, желание узнавать и способность удивляться. «Родители – не карающая инстанция, а «товарищи по несчастью», которые вместе с детьми проживают эти одиннадцать школьных лет, – говорит Галина Цукерман. – Если им важно, чтобы ребенок получал образование в широком современном смысле слова, им нужно позаботиться о том, чтобы углублять и разнообразить его интересы.

Поддерживайте его потребность узнавать новое. Если в будний день вне школы происходит какое-то серьезное событие, которое может помочь ребенку найти себя, – пропустите школу! Дайте ему время увлечься той деятельностью, в которой он будет черпать вдохновение. Это то, чего зачастую не может сделать школа, но могут заботливые родители».

Вести дневник достижений

Мы склонны недооценивать повседневные достижения наших детей, особенно когда успехи не связаны с учебой. Подумаешь, достижение – наконец выучил таблицу умножения на 7. И что, если он стал писать грамотней, – так ведь и должно быть! Он позвонил бабушке (без напоминаний) – и это нормально... Мы пропускам такие «мелочи», а дети нуждаются в том, чтобы мы видели их, хвалили, подпитывая их веру в собственные силы.

Вот пример: ученики экспериментальной парижской школы Living School ведут дневник достижений. В начальных классах учитель записывает в нем под диктовку ребенка успехи этой недели, которыми тот гордится. Директор школы Каролин Фрост (Caroline Frost) считает, что такой дневник полезно вести и взрослым, и сама завела такую привычку: «Я смогла провести беседу, которую давно откладывала», «Я улыбнулась в ответ коллеге»... «Все эти большие и маленькие победы составляют фундамент нашей личности, – считает она. – И когда возникают трудности, мы можем продолжать работать над собой, не теряя опоры». Если школа делает акцент на ошибках ребенка, то ведение дневника (по сути – начальный опыт самоанализа) учит его опираться на собственные ресурсы.

Помочь ему найти свой способ обучения

В школе часто приклеивают детям ярлыки: «ленивый», «бестолковый», «посредственный». Но стоит присмотреться – и оказывается, что этот «середняк» умеет починить любой компьютер, любит читать или играть на гитаре, или виртуозно что-то мастерит, или может быть отличным другом. Вопрос в том, как заставить эти таланты служить делу школьного обучения. Татьяна Бедник поясняет: неинтересно учиться не только тем, кого не поддержали родители, не оказали адекватную помощь, но и детям, которых школа не смогла заинтересовать либо, что называется, отбила охоту к учебе, демотивировала.

Традиционная школа предлагает единственный способ обучения, тогда как существует по меньшей мере восемь типов мышления, которые выражены у каждого человека в разной степени

Традиционная школа предлагает единственный способ обучения, тогда как существует по меньшей мере восемь типов мышления, которые выражены у каждого человека в разной степени1. Школа ориентируется на два из них: вербальное и математическое. В то время как, например, у учеников начальной школы наиболее активны телесный или музыкально-ритмический тип мышления. Беспокойное поведение во время домашних уроков (ребенок вертится, стучит по столу карандашом...) может говорить о том, что его тип мышления не задействован. Задача родителей – исправить ситуацию.

Позвольте ребенку спеть, изобразить что-то в лицах, вылепить какую-нибудь букву из пластилина. «Ничего страшного, если он, слушая, как мама читает ему стих, висит вниз головой на шведской стенке, – говорит Галина Цукерман. – Другому поможет, если он отстучит ритм или будет прохаживаться туда-сюда». Стоит чаще водить детей в такие музеи, где широко используются интерактивные технологии (например, «Экспериментаниум»). Там экспонаты можно сколько угодно трогать, нюхать, двигать – то есть делать все то, что ребенку нужно для полноты ощущения мира».

Делать вовремя

Если родители не могут быть рядом, когда ребенок делает уроки, ему все равно необходимо чувствовать их доброжелательное (хотя и требовательное) отношение. Но Галина Цукерман предостерегает: не стоит делать (переделывать) уроки поздно вечером, когда родители вернулись с работы. Смысл таков: «У тебя есть твое дело – это уроки. Ты должен его сделать. Всякое дело нужно делать вовремя. Мне очень интересна твоя жизнь, я с удовольствием посмотрю твои тетрадки, ты мне расскажешь, что сегодня с тобой произошло. Но переделывать уроки мы не будем. Лучше почитаем, поговорим, поиграем».

Ну а если, придя вечером домой, родители обнаруживают, что уроки не сделаны или сделаны кое-как?

«Если это одноразовое ЧП, то стоит помочь ребенку не попасть завтра в неприятное положение: решить за него задачу, продиктовать английский перевод, – считает школьный психолог. – Если же это происходит регулярно, то и помощь должна быть регулярной. Можно привлечь репетитора или договориться на продленке, что ваш ребенок, хоть и вырос, будет приходить и делать уроки под наблюдением учителя».

Готовит ли он уроки вместе с вами или сам, верная установка для выполнения домашнего задания, по мнению Галины Цукерман, такова: «Сегодня я постараюсь и сделаю все, что в моих силах. Мне помогут настолько, насколько мне нужно. И в результате завтра я смогу сделать лучше».

1 Г. Гарднер «Структура разума» (Вильямс, 2007), Ж. Пиаже «Речь и мышление ребенка» (Римис, 2008).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье