psyhologies.ru
тесты
текст: Элеонора Качанова 

Где начинается инцест?

Сегодня об этом уже открыто говорят в криминальной хронике. Однако инцест – это не только прямое сексуальное насилие, предупреждают наши эксперты. Анализ особых семейных ситуаций, которые становятся для ребенка не менее разрушительными.

Основные идеи

  • Опасная атмосфера: чрезмерная близость, смешение ролей членов семьи не дают ребенку ощутить себя «отдельным» человеком – позже он не сможет строить ясные отношения с другими людьми.
  • Неуместная эротизация: излишняя чувственность, «соблазнение» в отношениях родителя и ребенка нарушают развитие его сексуальности.
  • Губительные жесты: ребенок страдает, если взгляды или руки взрослых чересчур долго задерживаются на его теле или он становится свидетелем интимной жизни родителей.
Где начинается инцест?

«Иногда отец заходил в ванную, когда я была под душем… И мне, конечно, было неприятно, что он на меня смотрел… Но не надо преувеличивать – он же меня не насиловал!» Свидетельства такого рода нередко приходится слышать психоаналитикам и психотерапевтам. И им известно, насколько важно отнестись к этим словам с максимальным вниманием – ведь промолчать в ответ означало бы невольно согласиться, что инцест возникает лишь там, где происходит физический акт насилия. И тем самым поддержать отчаянное, но неисполнимое желание их пациента отогнать, отмести от себя мучительное чувство: «Нет, в моей семье не было инцеста!» Но тогда откуда такое страдание?

Разобраться в его истинных причинах тем более необходимо, что сегодня инцестом принято считать лишь сексуальные отношения между отцом и дочерью или ситуацию, когда родители в буквальном смысле сексуально стимулируют ребенка. На самом деле все намного сложнее: инцест не начинается с генитального контакта, точно так же как и не ограничивается отношениями между дочерью и отцом. И происходит намного чаще, чем мы предполагаем.

Участники событий

О чем же говорят специалисты? Нам стоит помнить, что, во-первых, виновными в создании инцестных отношений становятся не только отцы, но также и матери, дяди, дедушки, отчимы, няни или друзья семьи. Во-вторых – что подобные отношения между братом и сестрой наносят обоим такой вред, размеры которого посторонним даже трудно предположить. В-третьих – что инцест не обязательно гетеросексуален, он также может носить гомосексуальный характер (мать–дочь, отец–сын). И наконец, он может касаться не только больших, но и совсем маленьких детей – младше пяти лет, а иногда и младенцев.

Родственники, виновные в инцесте, чаще всего совершают действия, не связанные с прямым генитальным насилием

Сами инцестные действия также бывают очень разными. Так, если самые откровенные из них направлены непосредственно на половые органы или анус ребенка, то в других могут быть использованы и иные части его тела, его кожа или даже зрение и слух – когда ребенок становится свидетелем того, что происходит в родительской спальне, его переживания и эмоции превращают его в невольного «партнера» взрослых сексуальных игр.

Психотерапевты подчеркивают: родственники, виновные в инцесте, чаще всего совершают действия, не связанные с прямым генитальным насилием, поскольку при этом тело ребенка внешне остается невредимым, без тех «отметин», которые могут стать уликами. Хотя и на психике ребенка, и на его физическом самоощущении такие эпизоды всегда оставляют неизгладимые следы.

Наши эксперты

  • Галина Гусева, детский психоаналитик
  • Маргарита Нестеренко, психоаналитик
  • Альбина Локтионова, детский психотерапевт
табу

Атмосфера табу

Но дело не ограничивается и этим длинным перечнем губительных для ребенка поступков взрослых, так как наряду с инцестом, запрет на который должен быть безусловным, существует и то, что психоаналитики называют «атмосферой инцеста». То есть все те особенности поведения взрослых – жесты, позы, взгляды, – которые вызывают у ребенка или подростка чувства мучительной неловкости и тревоги, причину которых он не может по-настоящему определить.

Наши эксперты настаивают: не придавать такой ситуации значения было бы серьезной ошибкой – для ребенка она в высшей степени разрушительна. Ведь неопределенность положения лишает его четких ориентиров, тем самым делая его страдание всепроникающим, «безграничным». Ребенок, а позднее подросток не сможет четко сказать: «Мне сделали это» – и тем самым справедливо признать, что он оказался жертвой. Более того: если он решится протестовать, взрослый всегда сможет возмутиться: «Да что ты выдумываешь!» Или даже обвинить свою жертву: «У тебя самого с головой не все в порядке!»

Так атмосфера инцеста всегда оказывается тайной, накрепко запертой «ловушкой», раскрыть которую непросто даже в процессе психотерапии. Но все-таки это возможно, говорят наши эксперты. И перечисляют ряд характерных признаков, которые позволяют определить такие опасные ситуации.

Признаки инцеста

1. Эротизация отношений

Первый из них – это эротическая окраска отношений между родителями и детьми, отсутствие в них целомудрия. Такие отношения несут в себе немалую долю сексуальности – при том, что ни взрослые, ни дети этого могут и не осознавать.

Подобная ситуация может возникнуть из-за того, что в семье, где рос один из родителей, также не был установлен ясный запрет на инцест. Такой взрослый знает, что ребенок не может быть для него сексуальным объектом, но бессознательно этого не принимает. Например, отец, чье отношение к дочери носит вполне двусмысленный характер: взгляды, в которых сквозит желание, поцелуи, которые «невзначай» могут соскользнуть со щеки к губам, руки, которые медлят в отеческой ласке…

Или же мать, которая кокетничает перед своим сыном-подростком, примеряя в его присутствии платья и явно стараясь вызвать его восхищение, которого ей не хватает во взглядах других.

Инцестная атмосфера возникает и в тех семьях, где родители не хотят отпускать от себя детей – в самостоятельную жизнь

Другой пример: опытных психотерапевтов порой посещает сомнение, когда на приеме они выслушивают рассказ о частых «дружеских потасовках» между отцом и сыном. «Они чуть ли не каждый день катаются в обнимку по ковру – для них это любимое развлечение!» Такие бессловесные схватки, бесспорно, не случайная игра, но единственная форма отношений, которые поддерживают оба их участника. И здесь у специалиста возникает вопрос: каких эмоций – возможно, испытанных когда-то в юности – неосознанно ищет отец в этих состязаниях, которые для ребенка по-своему всегда эротичны?

Об этом говорят все взрослые пациенты, когда делятся с психотерапевтом подобными воспоминаниями.

Инцестная атмосфера возникает и в тех семьях, где родители не умеют и (порой бессознательно) не хотят отпускать от себя детей – во взрослую, самостоятельную жизнь. Ведь важнейшая цель воспитания любого ребенка состоит в том, чтобы помочь ему подготовиться к расставанию с родительской семьей и создать собственную: «Когда ты вырастешь, ты больше не будешь жить с нами. У тебя будет жена (или муж), свой дом, работа…»

Осуществить этот план не всегда бывает просто: чтобы покинуть свою семью – то есть выйти из нее «вовне», в окружающий мир, – необходимо, чтобы ребенку этот мир не представлялся чем-то пугающим и для него опасным. И чтобы у него не было ощущения, что он, выходя «вовне», тем самым разрушает то, что осталось «внутри», – своих родителей. В этом смысле отцы и матери, для которых их дети служат своего рода «компенсацией», восполнением того, чего недостает в их жизни, делают процесс расставания особенно трудным.

2. Отсутствие границ

Чтобы повзрослеть и благополучно отделиться от семьи, ребенку также необходима возможность распоряжаться самим собой. То есть ощущать себя «отдельным», отделенным от других человеком, который ясно чувствует границы своего – как физического, так и психического – пространства, имеет свои мысли и желания («Я так думаю, я так хочу») и уверен, что близкие признают и уважают его как личность.

Хотя психотерапевты с сожалением подтверждают: такая возможность есть не у всех детей. Действительно, некоторые семьи существуют не как союз самостоятельных личностей, которые живут вместе и получают от этого удовольствие, но как некая бесформенная масса, в которой все слиты со всеми, где каждый является не отдельной личностью, но неопределенной частью общего пространства.

Такую «неотделенность», объясняют специалисты, можно заметить на нескольких уровнях. Например, на уровне тела – как в той семье из четырех человек, где в ванной всегда висело лишь два полотенца: одно «для верха» (верхней части тела всех членов семьи – и родителей, и детей), другое «для низа» – тоже для всего семейства. Причем надо подчеркнуть, что недостатка в финансах или предметах гигиены в той семье не было…

Еще один уровень – контроля: когда родители настойчиво желают знать о своем ребенке буквально все

Другой пример – уровень интимности: это те семьи, где не принято закрывать двери туалета или ванной комнаты, где каждый всегда и у всех на виду. Такое постоянное вторжение чужого взгляда нарушает физическое пространство взрослеющего ребенка и мешает ему выстраивать собственное «Я». Особо опасно то, что ребенок всегда воспринимает такую ситуацию как соответствующую желанию его родителей: «Если они не закрывают дверей, значит, испытывают удовольствие от того, что глядят на меня. И от того, что я гляжу на них».

Еще один уровень – контроля: когда родители настойчиво желают знать о своем ребенке буквально все. Они не позволяют ему никакой «своей» жизни, подслушивают его разговоры, читают почту, sms... Они стремятся «овладеть» ребенком – во всех смыслах этого слова – настолько, что, если тот им не «говорит все», это приравнивается ко лжи.

Ребенок ощущает тревогу и мучительную неловкость, причину которых он сам не может по-настоящему определить

Наконец, «неотделенность» детской и взрослой сексуальности может проявляться и в словах, например, если взрослый посвящает ребенка в подробности своей интимной жизни. А также в уже упомянутых действиях – когда ребенок может слышать или наблюдать сексуальные отношения родителей. И эта ситуация для него безусловно губительна: интерес заставляет подсматривать за тем, что происходит, – и в нем поселяется мучительное чувство вины. И главное, увиденное нередко становится для него источником возбуждения, он мастурбирует – и становится, пусть на расстоянии, сексуальным «партнером» своих родителей.

воспитание

3. «Неотделенность» полов

Возникновению в семье инцестной атмосферы может способствовать отсутствие и других – символических – границ. Например, между разными поколениями: когда ребенок видит, что бабушка соперничает и бесконечно спорит с матерью из-за его воспитания; что отец заигрывает с подружками сына-подростка и т. п.

Другой пример: место каждого в семье ясно не определено – ребенок спит вместе с одним из родителей, в то время как другой отправлен спать на диван; он принимает участие во всех разговорах взрослых, а иногда и командует ими. Наконец, может возникнуть путаница в ролях членов семьи разного пола: подросток делает свою мать (при полном ее одобрении) наперсницей, «советчицей», то есть соучастницей его любовных приключений; дочь отправляется покупать нижнее белье вместе с отцом, потому что так распорядилась мать, слишком занятая своими делами...

Психотерапевты настаивают: такое явление, как инцест, существует среди нас не только в виде громких преступлений, о которых говорят в криминальной хронике. Каждый день в кабинетах психотерапевтов сотни мужчин и женщин рассказывают о том, как инцест однажды прервал естественный ход их жизни. Потому что он действует на жизнь человека так же, как лютый мороз на нашу кровь: он ее леденит, он ее останавливает. На психическом и физическом самоощущении ребенка инцест всегда оставляет глубокие раны.

Когда провоцирует ребенок

Зигмунд Фрейд подчеркивал, что ребенок всегда неосознанно стремится к тому, чтобы придать определенный эротический оттенок своим отношениям со взрослыми. Так, некоторые дети отказываются мыться самостоятельно (хотя и умеют это делать), потому что воспринимают материнскую помощь как особый род удовольствия. Другие бесконечно обнимаются или же требуют поцелуев и ласк, демонстрируя матери то, как они «страдают» от недостатка ее любви. В этом стремлении к эротизации отношений нет ничего патологического: ребенок хочет быть «всем» для взрослого и получать от него, как и от всего, что его окружает, как можно больше удовольствия. Такое поведение является частью его нормального развития. Важно знать, что детская сексуальность всегда говорит на языке нежности, взрослая – прежде всего на языке страсти. Если вместо нежности ребенку навязывают любовь, к которой он не готов, или буквально топят его в чрезмерных чувствах, ребенок перестает чувствовать себя счастливым и теряет способность любить.

В защиту детей

  • 8 (800) 20 00 122 – единый телефон доверия для детей, подростков и родителей работает в Рязанской, Воронежской, Калужской, Костромской, Волгоградской, Ленинградской, Мурманской, Ростовской, Оренбургской, Тюменской, Кемеровской, Амурской областях, в республиках Татарстан, Алтай, Бурятия, Башкортостан, Дагестан, Северная Осетия – Алания, Саха (Якутия), Алтайском и Ставропольском крае.
  • 8 (495) 624 6001 – круглосуточный детский телефон доверия.
  • 8 (495) 901 0201 – телефон доверия Независимого благотворительного центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры».
  • 8 (499) 265 0118 – московский психологический центр «Озон» для детей, подвергшихся жестокому обращению и насилию.
  • Ребенок подвергся опасности в интернете; вы столкнулись с фактами детской порнографии? Напишите об этом на сайт горячей линии Фонда «Дружественный рунет».
Источник фотографий: KARINE DAISEY FOR PSYCHOLOGIES MAGAZINE FRANCE
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Nowhere   
    93 недели назад

Прекрасная статья! Она помогла мне понять: что же происходит дома. Вы, автор коммента, не вполне правы. Семейное насилие - гораздо более частое явление, потому что тайное. Вкратце. В детстве у нас были перепутаны роли, как описано в статье. Например, меня могли выкинуть в подъезд в чем была, иногда полураздетой. Очень было неловко перед соседями, а все проходили мимо и никто не поинтересовался: почему полуголая и босая девочка не заходит домой. Такое наказание практиковалось до совершеннолетия. Позже я замечала пропажи нижнего белья, а как съехала от родителей, началась странная беготня отца, звонки с требованием приехать домой, проверка моих вещей и слежка за друзьями. Я ничего не понимала, пока мне не открыла глаза подруга. Так я узнала, что мой отец, кстати родной, испытывает нездоровый интерес и до того болезненный, что препятствует моей отдельной жизни. Подруга задала ему вопрос по поводу его поведения, то есть: зачем он так себя ведет по отношению к родной дочери? Он ничего не отрицал, только ответил: а что такого? Потом, в милой беседе уже между нами, он рассказал, как он подсматривал за мной. Из откровений с подругами я выяснила, что не одна такая. По крайней мере на двух из них отцы смотрели "не так", пытались дотронуться до мест, которые считаются эрогенными. И поверьте, эти уже взрослые девушки помнят эти моменты и очень переживают - чуть не плачут. Я все это узнала не так давно, но предполагаю, что еще есть жертвы среди родственниц. Его интересуют именно такие связи, так как с посторонними женщинами, с его слов, проблем нет никаких. Мне не могут помочь никакие психологи, потому что я полностью дезориентирована в пространстве. Представляете, каково мне - взрослой женщине - слушать про какую-то игрушку мужского пола типа Кена, которую я просила в 6 лет! Я в шоке. Если б я раньше все поняла, так я бы бежала из этой семейки, но было уже все запущено. Так хуже всего то, что он не педофил, а извращенец на кровосмесительной почве. Что-то у него было и по отношению к моей младшей сестре. У меня будто все в душе умерло и жить дальше нет смысла. Нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего.
Psy like0
  • erratic   
    152 недели назад

А раньше, когда несколько поколений в одном помещении жили? Тогда задач психологической целостности не было, понятно. Еще интересно, как быть со всякими раздевалками в банях, бассейнах, где невольно "травмируешь" не только собственных детей, но и чужих. Мне показалась проблема родительской наготы (не постоянной, а случайной) надуманной. Как будто для авторов проблема инцеста настолько болезненна, что они видят его повсюду, где и нет, в том числе проблемы клиентов сводят к тому же. Может, так и надо: кто от чего пострадал, тот от того потом защищает других детей, в том числе уже взрослых? И видится такое повсюду... Иногда встречаю в соцсетях трагические посты на тему жестокого обращения с детьми на публике. Сначала ужасалась, потом подумала головой. Я много бываю в общественных местах. Жестокое обращение на каждом шагу не вижу. Действительные монстры на людях скорее сдержатся, наверное, а под раздачу этих "гуманистов", бывших травмированных детей, попадают скорее обычные родители, у которых в критической ситуации (аэропорт, ребенок целый день канючит) терпелка закончилась. И он "с ужасной бессердечностью" говорит пятилетнему дитяте, что не будет его кормить, ибо уже предлагал 10 раз, а дитятя отказывался. По-моему, только очень травмированный и плохо "проработанный" человек увидит в этом психологическое насилие. Я __видела плохих и жестоких родителей, нянь, бабушек. Но их видно не столько по поступкам (держатся из последних сил, аж пар из ушей), а именно по готовности к белому калению и часто словесной грубости.
Psy like0

www.psychologies.ru/experts/u/loktionova/вот по этой вот ссылке.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье