psyhologies.ru
тесты
текст: Мария Малыгина 

Ребенок боится темноты: как прогнать чудовище
из-под кровати?

Приближается время сна, но он не хочет уходить к себе в комнату: ему вдруг срочно нужно позвонить бабушке или еще минуточку посидеть со всеми. Он просит не выключать свет и вообще – можно он поспит здесь, рядом с вами? Ваш ребенок боится темноты. Что делать?
Ребенок с фонариком ФОТО Getty Images 

Аманта, дочь клинического психолога Дорис Бретт, была очень застенчивой, боялась играть с детьми на площадке и темноты тоже боялась. Подходило время отдавать дочку в садик, но уверениям в том, как хорошо там будет, Аманта не верила напрочь. Вот тогда-то у мамы и возникла идея рассказать ей одну историю: «Энни жила в красном кирпичном доме, как наш. У нее была собака точно такая же, как наша, и у нее тоже были папа и мама, как Мартин и я». Но самое главное, она так же, как Аманта, поначалу всего боялась...

Девочке история очень понравилась. С тех пор каждый раз, когда Аманта сталкивалась с проблемами, она приходила к маме и говорила: «Расскажи мне какую-нибудь историю про Энни». А Дорис Бретт сочинила множество историй: про то, как однажды подружка Энни не захотела с ней играть, и почему Энни очень хотела поехать в летний лагерь, но боялась, что все узнают ее тайну и будут смеяться, или почему она каждый день опаздывает в школу. Но все эти истории были смешные и со счастливым концом, потому что Энни было не занимать упорства и энергии! И удивительным образом от стеснительности и боязни Аманты спустя некоторое время не осталось и следа. А Дорис Бретт открыла новый жанр психотерапевтических историй, написанных от лица ребенка (и с высоты его опыта), которые незаметно подсказывают ему, как самому найти решение и начать действовать. И эти удивительные истории полюбились множеству детей и родителей.

читайте также

Кошмары снятся, чтобы нам помочь

Только опытному взгляду психолога заметно, насколько психологически грамотно написаны эти рассказы и сколько в них всего «спрятано». Часто детям трудно говорить о своих страхах открыто, а иногда они и не могут назвать свои эмоции, их проблема кажется им уникальной или «стыдной». Когда вы заводите прямой разговор с детьми на болезненную для них тему, они сразу замыкаются, так что до советов дело уже не доходит. Слушать историю – совсем другое дело. В этом случае детям не читают наставлений, их не обвиняют и не принуждают говорить о своих проблемах – они просто слушают рассказ о девочке, такой же, как они, без вмешательства в их внутренний мир. Разве мы, взрослые, не делаем то же самое, когда говорим: «Что бы вы посоветовали одной моей знакомой, у которой вот какая проблема?..» Сочувствуя Энни, у которой в точности такая же проблема, как у него самого, ребенок начинает себя с ней отождествлять, а тут вдруг она находит выход – и получается, что это и ты его нашел?..

Прочитайте эту историю своему ребенку, если он боится темноты, а еще лучше – сочиняйте ее вместе: предложите угадать, о чем подумала Энни, что она сделает дальше? (Кстати, имя можно и даже полезно изменить так, чтобы оно по звучанию было близко к имени вашего ребенка). Ребенок с удовольствием добавит к рассказу что-то свое. Похвалите его и обратите внимание на то, что он при этом говорит. Он определенно рассказывает вам что-то важное о самом себе.

История про Энни

«Мама выключила свет. Энни слышала ее шаги, которые прозвучали удаляющимся эхом. Она почувствовала себя очень одиноко, и ей стало страшно. Энни нырнула под одеяло, уползая вглубь, как маленький червячок уползает от ранней пташки.

Под одеялом было безопаснее. Ее никто не мог увидеть, и она также не могла видеть никого. Она была как невидимка. «А ведь как было бы здорово побыть хоть немного невидимкой, – подумала Энни. – Тогда можно было бы потихоньку подкрасться к людям и рявкнуть над ухом: «У-у-у» – как раз в тот момент, когда они занесли над своими блинами ложечку с вареньем. А еще здорово было бы послушать, о чем так тихо говорят мама с папой, отправив свою ненаглядную доченьку в другую комнату».

Но вот ведь беда: оставаться невидимкой под одеялом – нестерпимо жарко. И беда еще в том, что стоит только высунуть нос из-под одеяла, как ты становишься видимой снова. Так что этот план вряд ли осуществим. Но, может быть, на ее счастье они все-таки не появятся этой ночью...

Медленно-медленно, потихонечку Энни выползла из-под одеяла, открыла глаза и огляделась. В комнате была тьма кромешная. Но в этой тьме она могла разглядеть шкафы, занавески и жиденький тусклый свет уличных фонарей, проникающий сквозь окно. Она увидела свой стол. Она увидела…

– А-а-а! – Энни выпрыгнула из кровати и с воплем помчалась в гостиную.

– Энни, Энни, девочка моя! Что случилось? – встревожилась мама.

– Чудовище!!! – задыхаясь от испуга, произнесла Энни. – Там, в моей комнате – чудовище. – И она расплакалась.

– Хочешь, я пойду с тобой в твою комнату? – спросила мама.

Энни кивнула.

– Но сначала, – сказала мама, – я должна сходить на кухню… У меня там есть одна вещица, которая наводит ужас на чудовищ.

– Ой, правда? – обрадовалась Энни.

Когда они пришли на кухню, мама Энни выдвинула ящик и достала что-то оттуда. Предмет был блестящий, синего цвета, со стеклышком на одном конце.

Энни посмотрела на него с некоторым сомнением.

– Это – особый противомонстровый фонарик. Дело в том, что чудовища боятся света.

– Правда? – удивилась Энни.

– Правда, – подтвердила мама. – Ведь ты боишься темноты. Разве не так? Так вот, а чудовища боятся света.

Когда они пришли в комнату, Энни тщательно осмотрела все вокруг. Она заглянула в шкаф, за занавеску и под кровать, но не нашла ни одного чудовища.

– А теперь, – сказала мама, – устраивайся в постели поудобнее и ничего не бойся – ты в полной безопасности, а твой волшебный фонарик мы положим здесь, рядом с твоей кроватью.

– Хорошо, – сказала Энни. Рядом со своим волшебным фонариком она чувствовала себя в безопасности.

– Спокойной ночи, – попрощалась с ней мама и поцеловала ее.

Энни закрыла глаза и сразу же заснула...

...На следующее утро Энни спросила: «Можно мне взять кусок картона и большой черный фломастер?»

– Конечно, – сказала мама. – А зачем это тебе?

– Это секрет, – ответила Энни. – Я покажу тебе, когда закончу.

Она ушла в свою комнату и принялась за работу. Через час Энни вышла. В руках у нее был большой кусок картона с надписью: «Прочь, чудовища! Эта комната охраняется противомонстровым фонариком».

– А что собой представляют твои чудовища? – спросила мама.

– Они подлые и гадкие существа, – ответила Энни.

– Почему бы тебе не нарисовать их? – предложила мама.

– Хорошо, – согласилась Энни. Она любила рисовать. Энни изобразила чудовища такими, какими видела их в прошлую ночь. Она снабдила их желтыми, мерцающими в темноте глазами, заостренными зубами и языками ярко-красного цвета.

– Боже мой! – воскликнула мама. – Они действительно безобразны. Да к тому же очень злые.

– Они в самом деле были очень злые, – подтвердила Энни. – Они были злы еще больше, чем я, когда Дженни говорила обо мне гадости Саре, и когда я упала с велосипеда, и когда ты не позволила мне остаться посмотреть телевизор... – Она остановилась, чтобы сделать передышку. – И все это случилось в один и тот же день.

– А знаешь, – сказала мама, – иногда с ними можно даже подружиться или сказать им, какой у них дурацкий вид. Это приводит их в смущение, а чудовища этого просто не переваривают. Их всех что-то беспокоит или не устраивает. Некоторые из них считают, например, что у них слишком большие уши или чересчур красный нос. Иногда они даже начинают тебя бояться. И хотя они могут казаться очень свирепыми и злыми, на самом деле они не так страшны, как многие считают.

Прошло несколько дней и ночей. Энни лежала в постели. Хотелось спать, и глаза стали закрываться против ее воли. Вдруг что-то мелькнуло перед почти уже закрывшимися глазами. Она открыла их шире и пристально вгляделась в темноту. В углу ее комнаты сидело ЧУДОВИЩЕ.

Энни мгновенно схватила свой волшебный фонарик и включила его.

Чудовище сразу отпрянуло. «Не надо!» – запищало оно. Было очень странно, что такое огромное, свирепое чудовище может издавать такой жалкий писк.

– Нет, нет! Только не этот фонарь! – пищало оно, панически пятясь назад. – Прошу тебя, отведи свет в сторону.

– Нет, ты этого не дождешься, – твердо сказала Энни. – По крайней мере до тех пор, пока не уберешься отсюда.

– Это неправильно, – завопило чудовище. – Ведь ты же должна меня бояться. – Оно топнуло лапой. – Это неправильно, – повторило оно. – Как же мне теперь быть? Теперь все будут смеяться надо мной. Мы ведь должны быть злыми и пугать людей. – И к своему удивлению Энни увидела, что чудовище плачет.

– А я знаю, что надо делать, если злишься, – сказала она.

– Ну, и что? – осторожно спросило чудовище.

– Иди сюда, я расскажу тебе, – сказала Энни.

Чудовище с тревогой кивнуло на фонарик: «Но только выключи эту штуку, иначе я не пойду».

Оно подошло поближе и присело рядом с Энни, а она стала ему рассказывать, как можно выпустить свою злость, взбивая подушку.

– Вот это здорово! – обрадовалось чудовище. И они вместе принялись дубасить подушку Энни.

– У меня есть идейка и получше, – пропищала подушка. – Почему бы вам не поколотить матрац?

Но ни Энни, ни чудовище не слышали ее слов, потому что они были слишком заняты: они покатывались со смеху».

Подробнее см. Д. Бретт «Жила-была девочка, похожая на тебя» (Класс, 2006).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье