psyhologies.ru
тесты
текст: Наталия Ким,  Надежда Василевская 

Почему мы не понимаем подростков?

Нашим детям нелегко пережить этот период между детством и зрелостью. Еще тяжелее родителям: в это время мы нередко воспринимаем подростков как инопланетян, относимся к ним настороженно и даже с опаской. Почему так происходит?
alt

Подростковый возраст нередко сравнивают с зоной турбулентности: «трясти» начинает не только тех, кто непосредственно в нее попадает, но и тех, кто рядом, в первую очередь – родителей. И все же «странное» поведение подростков поддается расшифровке, а наши, взрослые, реакции на него вполне объяснимы. Проанализируем причины родительского непонимания и страхов.

Мы ревнуем

Многим из нас непросто принять тот факт, что наши дети взрослеют, становятся сексуально привлекательными, вступают в интимную жизнь. Мы требуем, чтобы они прилично выглядели и хорошо учились, были любознательными, не злились и не хамили. Мы осуждаем «развязность» и «распущенность» своих детей… Кажется, что мы тревожимся о них, но на самом деле нами управляют собственные страхи. И прежде всего – боязнь постареть и остаться в одиночестве, в «опустевшем гнезде»…

Наши дети меняются и внешне, и внутренне, но мы не всегда готовы видеть в подростке нового человека, у которого все иное – тело и эмоции, цели и идеи. Осуждение его поведения и внешнего вида позволяет нам сохранять иллюзию неизменности своей жизни: мы продолжаем относиться к нему как к беспомощному ребенку и при этом непроизвольно соперничаем с ним, доходя порой до настоящей войны. Сказка о Белоснежке – прекрасный пример этой коллизии: мачеха пытается избавиться от падчерицы, чтобы сохранить за собой статус единственной соблазнительной женщины. Но пример с дочерью и мачехой – это крайность, а вот что рассказывает 17-летняя Яна: «Когда мне исполнилось 15, за лето я вытянулась на 10 см, у меня выросла грудь... Мама стала придираться к моим друзьям, манере говорить, внешности, нередко унижала меня и высмеивала при всех. Я поняла, что больше не могу ей доверять, мне было одиноко и обидно…»

Александра, 45 лет, мать Андрея

«У нас с сыном было настоящее противостояние. В 13 лет мне пришлось лишить его похода на дискотеку, потому что он врал из-за оценок, в 14 – наказать за найденные в кармане сигареты… Но мы смогли заключить пакт о доверии, который оба соблюдаем. Если я говорю «да», я не меняю своего решения. Если он нарушает договор (например, не звонит, когда не успевает вернуться домой вовремя), он знает, что в другой раз ему будет запрещено пойти туда, куда ему хочется. Для меня важно научить его заботиться о себе и брать на себя ответственность за последствия своих действий. Я не запрещаю ничего просто так, без причины, от самодурства. Мы стараемся все проговаривать друг с другом. Бывает, что и ссоримся, но не переходим на личности. Для меня сейчас главное – быть готовой к диалогу, быть открытой, поддерживать его, стараться понять – в любом случае».

Андрей, 17 лет, ученик 11-го класса

«Примерно лет с 12 мне стало трудно разговаривать с матерью, я огрызался, иногда хамил ей. Если ты и сам не всегда можешь договориться с собой, когда надо понять, кто ты вообще такой в этом мире и чего стоишь, все-таки хочется больше свободы. Но если бы мать вообще молчала, не задавала бы мне вопросов, наверное, было бы хуже… Сейчас мы нормально общаемся, я могу с ней что-нибудь обсуждать или говорить, с чем не согласен. И ничего, что наши мнения могут быть совершенно разные. Взрослые про нас много чего говорят: «пофигизм» у нас, «бескультурье». Все это фигня, мы нормальные! С родителями бывает особенно трудно, когда они тебя не воспринимают всерьез. Ну как при этом им что-то объяснять, с ними соглашаться? Тогда приходится реагировать...прямолинейно».

читайте также8 сторон жизни, о которых взрослым стоит задуматься
Источник фотографий: Shutterstock
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


- Буквально не хватает времени, желания и просто элементарных знаний, чтобы погрузиться в мир ребенка, в котором он вынужден находиться большую часть времени один на один с проблемами, которые ему могут быть просто не по зубам. - Место сопереживания, тепла и любви заняла формальная беседа, главный акцент в которой занимает то, каким бы родители хотели видеть своего ребенка. - Дети чувствуют фальшь, и видят, как у взрослых слова расходятся с делами, а цели и желания не выходят за рамки обывательских. Не эти ли причины построили стену отчуждения между нами, взрослыми и нашими детьми? Если помнить, что мы постоянно находимся в поле внимания наших детей, растущих существ, и не как одна из деталей окружающего их мира, а как потенциальный носитель образца, который они ищут в нас, то несмотря на то, что нет того контакта, которого требует наш родительский эгоизм, мы если поднатужимся, сможем дать детям то, что они ищут - ПРИМЕР. И если мы изменимся, то тогда и наступят перемены в отношениях с детьми, которые мы так долго ожидаем...
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье