psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовил Антон Солдатов 

Бэтмен против...: почему нам нравятся
истории о супергероях?

Фильмы о супергероях стали новым культурным феноменом. Даже интеллектуалы взахлеб обсуждают новое столкновение Бэтмена и Супермена. Что стоит за популярностью этих образов?
Кадр из фильма «Бетмен», 1966 ФОТО Getty Images 

Он может быть пришельцем с другой планеты (как Супермен), мистической сущностью (как бог Тор), мутантом (как Человек-паук и Росомаха) или обычным человеком, до предела развившим свои способности (как Бэтмен или Тони Старк). Так или иначе, супергерой – это сверхчеловек, полубог, способный в одиночку совершать невероятные подвиги и вершить судьбы миллионов людей.

Сегодня на смену громилам в нелепых трико, которые впечатывают друг друга в стены, пришли сложные и угловатые персонажи, проникнутые драматизмом или постмодернистской иронией. В их образах и сюжетных коллизиях фильмов о них находят параллели с библейскими мифами, идеями Юнга и Фрейда и современными событиями. Чем нас – взрослых людей – так привлекают истории Темного Рыцаря и Человека из Стали?

пройдите тесты

Ваш аватар: какая сила направляет вас по жизни?

Они – наши друзья детства

Большинство зрителей современных супергеройских фильмов среди наших соотечественников – те, чье детство пришлось на начало 90-х годов. Массовая западная культура открыла нам новые, увлекательные образы и сюжеты. Чапаева или Гагарина сменили Супермен и Человек-паук. И сегодня мы не прочь вновь пережить давно забытые ощущения, связанные с ожиданием новой серии мультсериала или выходом нового номера любимого комикса.

«Новый фильм о «Супермене» или «Человеке-пауке» всегда сочетает в себе знакомую с детства историю, помещенную из мира рисованных образов в реальный с виду мир реалистичных декораций, – соглашается философ Елена Бояршинова. – С одной стороны, серьезность картины позволяет зрителю перестает ощущать чувство вины за то, что он смотрит «детские глупости», но с другой стороны, он погружается в давно знакомый и любимый мир. Приключения переживаются заново».

читайте такжеКогда мультфильмы были чудесными

В отличие от беспомощных или отсутствующих взрослых, которых дети видят вокруг себя, супергерои появляются, когда нужны, и всегда знают, что делать.

Они дают нам почувствовать себя всемогущими

Время от времени мы испытываем тоску по детскому ощущению власти над всем миром. Сначала ребенок приписывает могущество себе, затем – родителям. В дальнейшем, как считал Зигмунд Фрейд, наша «тоска по отцу» заставляет нас искать авторитетные фигуры и образы, которые могут занять его место – в том числе Бога. В образе супергероя (если он изображен положительным персонажем) тоже проявляются черты всемогущего родителя.

Психолог Лоуренс Рубин (Lawrence C Rubin) отмечает, что любовь к историям о супергероях часто проявляется у тех детей, которым не хватало родительской любви и заботы1. «В отличие от беспомощных или отсутствующих взрослых, которых они постоянно видят вокруг себя, супергерои появляются, когда они нужны, и всегда знают, что делать, – объясняет он. – Кроме того, герои часто показывают пример личностного роста: многие из них переносят психотравмы, но учатся перенаправлять деструктивную энергию на борьбу со злом и служение обществу».

читайте также

Джеймс Холлис «В поисках божественной обители. Роль мифа в современной жизни»

Они удовлетворяют нашу потребность в защите и справедливости

Герой, который защищает слабых, борется со злом, не требуя для себя ничего взаимен, – этот образ присутствует во всех культурах и в каждой исторической эпохе. Во времена Древней Руси богатырь – могучий заступник, который может выступить против несправедливости князя и дать отпор кочевникам. Сегодня нам тоже важно иметь защитника – в борьбе с преступностью, произволом властей, стихийными бедствиями, терроризмом.

Культурологи Джон Лоуренс (John Lawrence) и Роберт Джуэт (Robert Jewett) отмечают, что супергерой всегда стоит над обществом. Он не интегрируется в него ни до, ни во время, ни после свершения своих подвигов. Он всегда находится «по ту сторону» и поэтому не может жить «как все». Повествование о современном супергерое отличается от легенд и эпоса об одиноких рыцарях и героях-путешественниках, которые мы знаем в европейской традиции, крайней степенью обобщения. Эней, Одиссей и подобные им персонажи, проходя через испытания, приносили избавление определенному народу, определенной стране. Современный супергерой спасает все человечество2.

Эней, Одиссей и подобные им персонажи, проходя через испытания, приносили избавление одному народу, одной стране. Современный супергерой спасает все человечество.

Они задают нам трудные вопросы

С самого детства мы постоянно решаем, как поступить: утаить проступок или признаться – и получить нагоняй от родителей? Рассказать ли начальству о коллеге, который подворовывает? Пойти против мнения большинства или промолчать, чтобы не портить отношения? В историях о супергероях ставки особенно высоки: ведь речь идет о судьбе всего мира. Часто герои попадают в классическую ситуацию конфликта между долгом и чувством: спасти невинных людей – или возлюбленного? И пусть даже мы интуитивно чувствуем, какой выбор правильный, мы переживаем вместе с персонажем.

Есть и более сложные ситуации, в которых однозначного ответа просто нет. К примеру, в комиксе «Хранители» утилитарист Озимандрия готов пойти на страшное преступление, если ценой его удастся предотвратить еще более страшную катастрофу. Ему противостоит идеалист Роршах, который отвергает любую сделку с совестью – «даже перед лицом Армагеддона».

читайте такжеИнтуиция помогает не совершать плохих поступков

Они – это мы в будущем?

Технологии развиваются столь стремительно, что, кажется, мы вот-вот научимся мгновенно залечивать раны подобно Россомахе или обзаведемся «умным» экзоскелетом, как у Железного человека. Олимпийские атлеты, гении-изобретатели и обладатели кибернетических имплантатов – это уже практически супергерои настоящего. Но если заглянуть в будущее – какой будет жизнь Человека 2.0? Сможет ли он избавиться от страхов и комплексов, или, напротив, только обзаведется новыми?

«Фильмы показывают нам, что супергерои, несмотря на сверхспособности или технические возможности, как и многие их нас, страдают от психологических проблем: Бэтмен не может пережить смерть родителей, у Железного Человека – панические атаки, у Тора проблемы с младшим братом, Человек-паук не может получить повышения на работе, а у Халка бывают приступы гнева. Эти «несовершенства» позволяют героям стать очень близким к зрителям», – размышляет Елена Бояршинова.

1 «Using Superheroes in Counceling and Play Therapy» (Springer, 2006).
2 J. Sh. Lawrence, R. Jewett «The Myth of the American Superhero» (Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 2002).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье