psyhologies.ru
тесты

Дело Фритцля: анатомия кошмара

27 апреля 2008 года мир узнал об аресте 73-летнего Йозефа Фритцля, который около 24 лет держал в заточении и насиловал свою дочь. Месяц назад «маньяк из Амштеттена» был приговорен к пожизненному заключению. Но как такое возможно вообще – в наши дни, в цивилизованной Европе?
alt
alt

27 апреля 2008 года мир узнал об аресте 73-летнего Йозефа Фритцля, который около 24 лет держал в заточении и насиловал свою дочь. Месяц назад «маньяк из Амштеттена»  был приговорен к пожизненному заключению. Но как такое возможно вообще – в наши дни, в цивилизованной Европе? Мнение психиатра и психотерапевта Пьера Лассю.

Пьер Лассю  (Pierre Lassus) – детский психиатр и психотерапевт, руководитель Французского движения в защиту детей, автор книги «Детство преступления» («L’Enfance du crime», Bourin, 2008).

Psychologies:  Австриец Йозеф Фритцль почти четверть века тайно насиловал свою дочь Элизабет. Она родила семерых детей, трое  из которых росли, не видя дневного света. Он сжег тело ребенка, умершего после рождения... Как можно объяснить такие поступки?
Пьер Лассю:  Кровосмесительные связи,  в которых рождаются дети, совсем не редкость – вопреки тому, что многим может казаться. Пока мы не знаем, как прошло детство Фритцля, но вполне вероятно, что вырос он в семье, где запрет на инцест не был усвоен безоговорочно. Дело Фритцля отличается длительностью заточения его жертв, его технической изощренностью. Хотя другие случаи подобного насилия показывают, что жертву не обязательно лишать свободы, чтобы принудить к молчанию: в заточении оказывается ее психика. То что Фритцль воспользовался подвалом, говорит о его дополнительных усилиях –  не видеть дочь и ее детей как личностей,  но пользоваться ими как неким расширением собственных желаний, объектами садистского наслаждения. Фритцля нельзя считать отцом Элизабет и других детей, в крайнем случае он – лишь их биологический производитель. Но один человек не может до такой степени обезличить другого, низвести его до бездушного инструмента, если и сам ранее не подвергся серьезной внутренней деформации.
Возможно ли, чтобы мать Элизабет, Роза Мария Фритцль, была в неведении относительно того, что происходило в ее доме?
Трудно представить, что она была совершенно слепа в отношении дел, последствия которых приняла, взяв на себя воспитание троих детей своей дочери. В ее поведении скорее есть отказ от того, чтобы видеть  и понимать: такое отрицание часто встречается в ситуациях инцеста – как результат психологического гнета отца, который распространяется на всю семью. Порой такое «неведение» служит предлогом для самооправдания сообщникам насильника – уже потом, когда его преступления раскрыты. Так, француженка Моник Оливье, жена  и помощница серийного убийцы Мишеля Фурнире, строила свою защиту на том, что сама являлась жертвой безграничной власти мужа. Но истинной властью в подобных парах обладает лишь мазохизм одного из партнеров, эта черта и наделяет другого полновластием хозяина. Человек не допустит над собой подобного, не будучи к тому предрасположен. Фритцлю же оставалось лишь фокусировать внимание жены на деталях, которые позволяли ей «не видеть»: выдуманный уход дочери из дома, ее жизнь в секте, письма, в которых она якобы поручала заботу о новорожденных своим родителям.
Но «незрячим» оказалось население  целого города!
В такой коллективной «слепоте» проявляется некая форма трусости. Мы не хотим видеть невыносимого – из страха того, что были бы вынуждены сделать, если бы решились увидеть это. Кроме того, наша культура (начиная с пятой библейской заповеди «Почитай отца твоего и матерь твою»*) вообще больше ориентирована в пользу родителей, априори признавая за ними правоту. В таких обстоятельствах голос детей, подвергающихся насилию в семье, вряд ли сразу же будет услышан. Ребенку надо чуть ли не стать посреди центральной улицы  с окровавленной головой, чтобы общество вмешалось и начало реагировать!
Почему среди других преступлений  подобного рода именно дело Фритцля  так широко освещалось СМИ?
Я думаю, в этом можно усмотреть и «эффект Наташи Кампуш»**: дело Фритцля – еще более страшная версия той нашумевшей истории. К тому же оно соединило  в себе все самые худшие наши фантазии  и архаические страхи: инцест; изнасилование; смерть; пытки; заточение; секта; мать, которая не защищает; запретные двери Синей Бороды; подвал как символ всех наших (вытесненных в бессознательное) разрушительных чувств и порывов, опасных тайн, затаившихся чудовищ...
Что ждет Элизабет и ее детей? Можно ли вообще оправиться от такого кошмара?
Это тяжело себе представить. В подобном случае мне очень трудно верить в восстановление психики. Особенно потому, что я наблюдал внутренне сломленных, разрушенных людей с исковерканной личностью, помочь которым у нас не получается: они либо вновь и вновь воспроизводят поступки своих палачей, либо продолжают причинять себе то, что их разрушало прежде, – только в иных, измененных формах: болезнь, наркотическая зависимость, нанесение себе увечий, проституция...

* Втор. 5:16. ** Австрийская девушка пробыла в заточении у насильника с марта 1998 по август 2006 года.

Об этом

  • Блюма  Зейгарник «Патопсихология», Эксмо, 2008. Подробный анализ причин патологических изменений в психике  и личности человека.
  • «Аномальное сексуальное поведение», Юридический центр Пресс, 2003. Исследование истоков нарушенной сексуальности. С участием экспертов Государственного научного центра социальной  и судебной психиатрии им. В. П. Сербского.
  • Казимир Имелинский «Сексология  и сексопатология», Медицина, 1986. Описание нейрофизиологии сексуальности –  в норме и патологии.
читайте такжеИм нравится испытывать боль
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Езжайте, хиппуйте, в чем проблема?
Psy like2
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье