psyhologies.ru
тесты
текст: Ирина Грац 

Когда начальник - друг

От наших отношений с ним во многом зависит, хорошо ли мы себя чувствуем на работе. Казалось бы, если он наш друг, чего еще желать? Увы, в дружбе с начальством есть подводные камни.
alt

«Я никак не могу наладить отношения со своим начальством», – 28-летний менеджер Игорь недавно поменял третье место работы за полтора года. «Думаю, лучше иметь дело с теми, кого уже знаешь, чье доверие не надо завоевывать с нуля. Надеюсь, кто-нибудь из друзей станет начальником и возьмет меня к себе». Наверно, с ним согласились бы многие: хорошо, когда начальник твой друг. Но не все так просто, предостерегают эксперты.

Общие цели

Чем больше мы проводим времени на рабочем месте, тем важнее для нас отношения в коллективе. Если мы работаем с друзьями, у нас и настроение лучше, ведь нам приятно видеть своих коллег, и конкуренция в коллективе мягче: состязание талантов, а не соперничество личностей. «Мне необходимо работать с друзьями, – признается 37-летняя Марина, реаниматолог, – ведь я должна доверять коллегам, у нас должны быть общие ценности, смелость, когда приходится говорить друг другу что-то неприятное, и солидарность, когда случается работать вместе допоздна». Общие цели и похожий образ жизни сближают коллег. Однако те друзья, чьи отношения сложились вне профессиональной жизни, оказавшись на одном предприятии, подвергают свою дружбу серьезному риску. «И особенно – в том случае, если они занимают разные ступеньки на должностной лестнице», – замечает коуч Искра Шестакова.

читайте такжеКакова ваша роль в рабочем коллективе?

Разные потребности

«Он стал другим человеком!» – говорит один друг про другого, с кем начал совместное дело. «Я часто слышу эти слова от клиентов, разочаровавшихся в дружбе», – продолжает Искра Шестакова. Дело в том, что наше восприятие другого человека напрямую связано с тем, чем мы вместе с ним занимаемся. «В работе востребованы четкость, исполнительность, ответственность, умение поставить и выполнить задачу, – объясняет Искра Шестакова. – Тогда как в дружбе мы удовлетворяем прежде всего свои эмоциональные потребности и в друге ценим сходство наших взглядов и желаний, понимание, отзывчивость». К тому же дружба – это всегда «особое отношение»: мы чувствуем себя избранными, для друга мы уникальны и незаменимы, как и он для нас. Дружба – полное и безоговорочное принятие друг друга. Но вот отношения переходят в контекст работы – и мы видим характер другого в новом свете. Милая безалаберность? Теперь она выглядит халатностью, от которой может пострадать дело. Задор и напористость? Они превратились в чрезмерную требовательность и жесткость по отношению к тому, кто уже не может отмахнуться: «Да отстань ты!»

читайте такжеДружба на работе: хрупкое равновесие

Интересы дела

Все обязательства дружбы мы берем на себя добровольно. Приятно, если друг заботится о нас, но мы не требуем от него услуг для себя. «Мы радуемся друзьям, но не зависим от них, – подчеркивает Искра Шестакова. – Особое свойство и ценность дружбы – свобода, которая есть в этих отношениях». А вот на работе этой свободы нет. Действия руководителя регламентированы: он требует от подчиненных выполнения их обязанностей, распределяет нагрузку и ресурсы, выполняет производственные задачи. А если под его началом оказался друг, что поставить на первое место – заботу о дружбе или о пользе дела? Перед таким выбором оказалась 38-летняя Анна, когда ее назначили исполнительным директором. «Мы дружили с Иваном с института, – вспоминает она, – и когда я потеряла работу, он устроил меня в компанию по разработке оборудования, где работал сам, убедив директора, что его отделу нужен секретарь». Компания быстро развивалась, возникли новые отделения. «Понадобилось координировать их работу, меня повысили до администратора, а потом я заняла кресло исполнительного директора. И у нас с Иваном начались конфликты: он ждал, что я предоставлю его отделу преимущества, и мои отказы принимал за личную неблагодарность». В итоге друг Анны уволился, а их дружба закончилась навсегда.

«Успешные руководители отождествляют себя с задачами, которые стоят перед компанией, – замечает Искра Шестакова. – Потребность в эмоциональном обмене и совместном досуге отходит на второй план, и, если интересы бизнеса противоречат интересам дружбы, они отдают предпочтение бизнесу». Но личные отношения и деловые не всегда приходят в конфликт, они могут и дополнять друг друга.

Максим, 47 лет, психолог: «Свою среду мы создали сами»

alt

«В юности был такой тренд – прекрасные слова за столом, умствование за бутылкой вина. Была еще эра шарад и эра фигур, гимнастических, как в 30-е годы строили на парадах… Всегда юмор, кураж, спонтанность: мы редко к чему готовились. Однажды почти всей компанией отправились в большое паломничество в Польшу. Сшили флаг. И до сих иногда его выносим и поем песни, которые привезли тогда с собой.

У нас были очень близкие отношения, мы росли в такой среде, которую сами себе и создавали. Любовь, интриги, интеллектуальная болтовня... Наши встречи всегда были совместным действием: мы что-то придумывали, играли, танцевали, дурачились. Сейчас они иногда проходят по-прежнему весело, иногда вяловато. Но мы стараемся держать связь. Нам хорошо вместе, сложилась такая уютная, родная среда. И удивительная степень близости, хотя мы редко видимся. Встречаемся и хочется друг друга обнять, поцеловать, посидеть рядом, поговорить о чем-то своем. Может быть, это такой возраст? У нас редко бывают споры, нам ничего не надо доказывать друг другу. Прекрасно, когда удается похохотать. Обычно так бывает, когда приходит наш друг Кеша – человек с уникальным чувством юмора. Это называется «Кеша зажег»...

Всегда с удовольствием вспоминаю одно давнишнее летнее утро: пять часов, встает солнце, мы откуда-то возвращаемся, дудим в горн, нас обливает поливальная машина. Очень романтично. Все впереди, мы вместе».

«Бизнес с друзьями? Это же безумие!» Екатерина, 48 лет, графический дизайнер

«Мне было 40 лет, когда мы вместе с подругой основали свое дело. Все вокруг говорили: «Строить бизнес с друзьями? Это безумие! Вы неизбежно начнете злиться друг на друга». Мне это казалось невозможным: только не мы, ведь мы были как сестры. У нас были одинаковые доли в бизнесе, и я уступила подруге должность генерального директора. Три года наше проектное бюро отлично работало. У нас были одинаковые желания, а умения дополняли друг друга. Печальные события – смерть одного из партнеров и кризис 2008 года – пошатнули наше положение. Все чаще мне приходили в голову замечания по поводу того, как подруга вела дела, но я запретила себе говорить об этом – время было и так нелегкое, я не хотела усложнять отношения. И все-таки нам пришлось закрыть бюро. Несмотря на это мы остались подругами! Для меня это было важнее, чем собственный бизнес.

Четыре года спустя я доверила ей свой секрет, а она предала меня. Я разорвала с ней отношения. Решила, что не желаю сохранять дружбу ценой своего душевного равновесия. Но, возможно, дело в том, что я так и не смогла пережить наши рабочие разногласия».

Признать лидерство

«Мой первый начальник научил меня практически всему, – признается 28-летний банковский специалист Геннадий. – Не только обращению с документацией и программами, но отношению к людям, к жизни: я брал с него пример. Я ему очень благодарен и отношусь к нему как к старшему другу». Тем друзьям, чьи близкие отношения сложились в ходе работы, не приходится переживать смену ролей: их служебные позиции воспринимаются как данность, и дружба «накладывается» на них. «Некоторые руководители заботятся о развитии своих подчиненных, выступают в роли наставников, – замечает организационный психолог Екатерина Стрижова. – Если подчиненный готов учиться, то возникают близкие отношения, которые могут перерасти в настоящую дружбу». В «обычной» дружбе тоже нередко кто-то умеет или знает больше, чем другой, и делится своими возможностями. «Равенство друзей в том, что они в равной степени вовлечены в отношения, однако часто кто-то из двоих – лидер, а другой ведомый, – замечает Екатерина Стрижова, – и если более высокую должность занимает лидер, то такое положение дел оба воспринимают как справедливое». И потому оно не мешает дружбе, где бы она ни завязалась: на работе или за ее пределами. Друг среди подчиненных может быть залогом уверенности для руководителя: есть кому доверить особенно ответственные задачи.

Установить правила

Отношения друзей на работе привлекают внимание коллектива: привилегии «любимчика» обсуждаются независимо от того, есть ли они в реальности. Порой начальнику непросто сохранять баланс между дружбой и объективным отношением. «Работающая под моим началом подруга до слез обиделась, когда я поставила ее на очередное субботнее дежурство, – вспоминает 40-летняя Елена, директор салона красоты, – потому что в тот день у нее было десятилетие свадьбы. Я об этом знала и надеялась, что она договорится с кем-то из коллег о подмене. Исключение для нее я просто не могла сделать: это задело бы остальных, ведь в их обстоятельства я не вхожу. Мне это казалось очевидным, но мы проговорили с ней часа три, прежде чем поняли друг друга».

Каждая пара друзей уникальна, в каждой есть взаимные ожидания и привычки в общении, которые складываются постепенно, без обсуждений. Это интуитивное доверие – одна из радостей дружбы. «Но если возникает напряжение, то не стоит бояться обсудить правила вслух и, возможно, установить новые договоренности», – убеждена Екатерина Стрижова. Например, условиться, что на работе начальник и подчиненный играют свои роли и последнее слово остается за начальником. А за пределами офиса роли уже другие, и друзья могут спорить. На равных.

читайте такжеТворческий человек и его начальник

Анна, 49 лет, переводчик: «Я готова поддержать любую инициативу»

alt

«Сначала я познакомилась с Наташей: просто увидела в лингафонном кабинете симпатичную девушку. Мы подружились, сходили на выставку, а потом она пригласила меня на день рождения, где была вся их компания. Я пришла в полный восторг от того, как они проводят время! А так как долгое время я жила в трехкомнатной квартире, многие наши встречи проходили у меня. Я не лидер в компании, у меня ровный, спокойный темперамент, и я всегда готова поддержать любую инициативу. Один карнавал на Новый год помню до сих пор. Я очень тогда старалась: придумала номер с шарманкой и попугаем, который вытаскивал предсказания.

Потом мы стали обрастать семьями, и наши развеселые праздники сменились детскими. Мы собирались у одной из мам на занятия: рисование, лепка, музыка. Я заказывала экскурсии и водила на них пять-шесть детей. На Рождество обязательно ставили спектакли. Сначала для детей, потом с их участием. А какое-то время назад стали встречаться и без них: первый раз было очень необычно, что мы можем поговорить, посмотреть друг на друга. Сразу вспомнили и про тосты, стали петь, даже решили возродить шарады. Мы по-прежнему любим друг друга, хотя с возрастом характеры у всех крепчают. Но мы вместе и в горести, и в радости».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье