psyhologies.ru
тесты
текст: Мария Ищенко 

Слова-паразиты: что они о нас говорят

«Как бы», «типа», «короче», «в общем», «знаете ли», «да?», «ну», «так сказать», «вот»... Подобными речевыми оборотами мы скрываем (как бы скрываем) свое незнание или волнение, а при чрезмерном употреблении заставляем собеседника потерять нить рассуждения и вызываем раздражение. Что это: дурная привычка, дефект речи или коммуникативная необходимость? Что говорят о нас слова-паразиты и стоит ли от них избавляться?
alt

Прежде всего: «паразитизм» заключается не столько в сути отдельно взятых оборотов (в самих по себе «как бы» или «в общем» нет ничего страшного), а именно в частом и неуместном употреблении. Так, французских исследователей особенно забавляет бессмысленно повторяющееся в разговоре слово «ясно/понятно». Ведь каким-каким, замечают они, а понятным этот мир никогда не был. Или «короче», которое заставляет задуматься о том, будет ли дальнейшая информация важной и интересной (иначе зачем ее укорачивать?) «В кавычках» ‒ выражение, отменяющее смысл прежде сказанного, ‒ еще один фаворит (в кавычках) социолога, автора книг о языке Пьера Мерле (Pierre Merle)*. «Само по себе это явление не ново: на «лишние» слова жаловался еще Бальзак, ‒ говорит Мерле. ‒ Однако у нынешнего поколения эта привычка ‒ следствие «синдрома радио и телевидения»: тишина в эфире недопустима, поэтому паузы заполняются потоком слов».

Читайте также:

Максим Кронгауз «Русский язык на грани нервного срыва»

Эмоциональное состояние (и не только)

Дело не только в этом: наша спонтанная речь в принципе несовершенна. Мы размышляем над тем, как развить свою мысль, не можем подобрать нужное слово, стараемся скрыть незнание предмета, в конце концов, просто волнуемся. При переписке мы перестаем печатать. При устном же общении мы используем то, что англоязычные ученые называют disfluencies. «Как ни странно, если пауза заполняется просто молчанием, это выглядит даже хуже, чем если мы наполняем ее словами-паразитами или звуками вроде «э-э-э», «мм-м», ‒ замечает лингвист Максим Кронгауз. ‒ Их функция не в смысле, а в структурировании и заполнении паузы, причины которой могут быть разные». Можно ли обойтись без них? «Важно понимать, что слова-паразиты необходимы нам для преодоления речевых затруднений, и бороться с ними бессмысленно. Если, конечно, вы не вставляете через слово «значит» и «так сказать», потому что тогда это уже дефект речи, затрудняющий коммуникацию и раздражающий собеседника».

Принадлежность к поколению, эпохе, социальной группе

Когда-то слова-паразиты воспринимались только как показатели неумелого владения языком, ошибки, лишь осложняющие восприятие информации. Словом, объекты, недостойные исследовательского внимания и изучения. Но со временем стало понятно, что их не стоит недооценивать. При всей своей бессмысленности слова-паразиты в лексиконе говорят о нашем положении в системе координат: о принадлежности к той или иной социальной группе, поколению, эпохе. Так, в советское время были популярны «значит» и «так сказать». Нынешние фавориты – «как бы» и «типа». Причем первое чаще используют люди более образованные, второе ‒ менее. Они оба говорят о некоторой неопределенности, но в несвойственном для них контексте, то есть когда никакой неопределенности нет и быть не может, обессмысливаются. (Например, «Я здесь как бы живу», ‒ говорит про квартиру человек, который живет в ней совершенно точно.)

alt

Личные качества

Бывает и индивидуальное слово-паразит, которое не пользуется популярностью у широкого круга говорящих, однако регулярно проскальзывает у отдельно взятого человека (вроде знаменитого «однозначно», так любимого известным политиком) и со временем может «заразить» его слушателей и собеседников. «Однозначно» подчеркивает уверенность говорящего. А, наоборот, неуверенные в себе люди используют «как бы» чаще других», ‒ говорит Максим Кронгауз. Но с неизвестными авторами гуляющей по интернету заметки «Слова-паразиты выдают наши секреты» он не согласен: «Все-таки идея, что они раскрывают наши глубинные потаенные качества, не очень точна. Это, скорее, просто яркий штрих в нашем речевом портрете и характеристика эпохи и сообщества, к которому мы принадлежим, а не наших индивидуальных особенностей».

читайте такжеПисать грамотно – значит уважать другого

Коммуникативные намерения

А есть ли у слов-паразитов национальные особенности? Так как они не рекомендованы к употреблению и в словарях их нет, мы плохо знакомы с этой частью иностранных языков. «Сходств довольно много, ‒ замечает Максим Кронгауз, ‒ например, наше «как бы» пересекается с английским «like» (не в значении «нравится»). Хотя неизвестно, есть ли где-нибудь еще аналог «короче».

В англоязычном мире редкий неформальный разговор обходится без частокола из «I mean» («то есть», дословно ‒ «я имею в виду») и «you know» («знаешь/знаете»). Откуда взялись эти выражения, выясняли американские ученые: когнитивный психолог, специалист по психолингвистике Джин Фокс Три (Jean E. Fox Tree) и психолог Джозеф Шрок (Josef C. Schrock)**. «I mean» предупреждает о предстоящих уточнениях к вышесказанному, а «you know» приглашает собеседника к участию в разговоре (как минимум ‒ к выражению согласия или несогласия). Такие слова называют дискурсивным маркером. Они тоже используются не ради основного смысла, а для формирования разговорной структуры и предупреждения о коммуникативных намерениях говорящего. Пример маркера в русском языке – «да?». «По форме это вопрос, но ответа на него мы не дожидаемся, даже не делаем паузу, чтобы слушающий что-то успел вставить, ‒ говорит Максим Кронгауз. ‒ Его функция заключается в том, чтобы держать собеседника на коротком поводке, чтобы он был более внимательным. Это «да?» делает монолог более диалогичным».

* psychologies.com/Moi/Se-connaitre/Personnalite/Articles-et-Dossiers/Ce-que-nos-tics-de-langage-disent-de-nous

** J. Fox Tree, & J. Schrock «Basic meanings of you know and I mean». Journal of Pragmatics, 2002, № 34.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье