psyhologies.ru
тесты
текст: Эльза Лествицкая 
PSYCHOLOGIES №17

Что мешает нам быть счастливыми?

У нас всего слишком много. Информации. Задач. Выбора. Никогда еще вокруг не было столько раздражителей. И наши шансы сохранить присутствие духа, похоже, снижаются. Чтобы найти средства против стресса и обрести долгожданное счастье, попробуем сначала разобраться, что нам мешает.
Что мешает нам быть счастливыми?

Пособия по достижению счастья и рассказы о благотворности медитаций для тела и души с каждым днем набирают популярность. Но чем больше мы слышим призывов радоваться жизни и обрести спокойствие, тем яснее проступает скрытое за ними сообщение: мы беспокойны, напряжены и пессимистичны.

40% опрошенных соглашаются с тем, что стресс лучше всего снимать алкоголем. Не согласны с таким методом 23%, но никто не спорит, что стресс существует и от него надо избавляться.

«Я люблю свою работу, но в отделе сократили три ставки, объем работы на каждого заметно увеличился, я устаю так, что засыпаю по дороге домой», – жалуется 42-летняя Вера, бухгалтер.

«У меня сессия вот-вот начнется, не могу ни о чем думать», – отмахивается от вопросов 23-летняя Лена.

Подруге, у которой сын-выпускник, лучше не задавать эти вопросы: мне кажется, последний год они оба провели как на иголках.

Слишком много перемен

Откуда берется хроническое чувство тревоги и почему нам некуда от него скрыться? «У него экзистенциальная природа, это неотъемлемая часть нашего человеческого самоощущения», – считает семейный психолог Инна Шифанова.

Но тревога, замечает социолог Винсент де Гольжак, «требует возможности ее изливать, выражать, в том числе и в форме работы на великие групповые идеалы, которые дают надежду и обещают лучшее будущее».

Что мешает нам быть счастливыми?

Проблема в том, что таких идеалов у нас, кажется, не осталось. В выборах в Государственную думу в сентябре 2016 года участвовало меньше половины избирателей. Явка в целом по России составила 47,8%, а в Москве и Санкт-Петербурге проголосовало меньше трети жителей. Это означает, что граждане не доверяют общественным институтам и политикам.

Но и в частной жизни они, похоже, не находят опору. «Многие мои клиенты жалуются, что не справляются с жизнью, – продолжает Инна Шифанова, – взрослые растеряны, из-за этого у детей не появляется ориентиров, что в свою очередь делает их более уязвимыми».

Психолог объясняет это «стабильной нестабильностью»: «За последние 25 лет страна изменилась несколько раз. Поменялись общественные ценности, социальные лифты, система образования, исчезали одни специальности и возникли новые. При этом никто не знает, что будет дальше. Неизвестность не добавляет спокойствия!»

Самую большую тревогу вызывает собственное будущее

Согласно опросу Psychologies, самую большую тревогу у наших читателей вызывает их собственное будущее. На втором месте – работа: она беспокоит заметно сильнее, чем, скажем, личные отношения. Экономический кризис и разнообразные слухи порождают страх потерять работу.

«Многие живут с чувством, что в любой момент могут начаться сокращения и повлиять на это невозможно, – комментирует Инна Шифанова. – Чувство собственной беспомощности становится дополнительным фактором стресса. Многим вести автомобиль не страшно, потому что водитель чувствует, что контролирует ситуацию. А на самолете летать страшно, потому что пассажир не знает, что происходит в кабине пилота».

Статистика, которая говорит о безопасности самолета по сравнению с автомобилем, не помогает: рациональное знание проигрывает чувству. Поэтому и доводы относительно трудовых перспектив никого не успокаивают.

Что мешает нам быть счастливыми?

В других странах ситуация мало отличается. «Люди боятся разных вещей, но страх присутствует на всех уровнях общества, – замечает психоаналитик Клод Альмос. – Боятся бедности, увольнения, невозможности оплатить учебу детей. И никто не решается об этом говорить. Психологам стоило бы публично объяснять, что тревоги нормальны, а те, кто тревожится, не больны. Что они живут плохо не потому, что уязвимы, а потому, что условия их жизни невозможны».

Информационная перегрузка

К экономическим и общественным проблемам добавляется еще одна беда наших дней: гиперинформированность. Бесконечные новостные ленты, социальные сети, электронная почта и прочие мессенджеры поставляют нам самые разные сведения в режиме нон-стоп, увеличивая наш стресс.

«Новости как жанр устроены таким образом, что в них преобладает негативный аспект, – объясняет клинический психолог и психодраматерапевт Антон Воробьев. – Мы получаем сообщения о терактах, видим фото пострадавших, которые вызывают сильные эмоции. Парадоксальным образом те, кто дальше от центра событий, часто больше страдают психологически.

Те, кто дальше от центра событий, часто больше страдают психологически

Расстояние мешает им реагировать непосредственным действием: помогать, вызывать скорую, подвозить домой в случае трудностей с транспортом. Они вынуждены быть наблюдателями. Это пробуждает их собственный травматический опыт, который есть практически у каждого из нас.

После сообщений о терактах, военных действиях, стихийных бедствиях на прием приходит заметно больше клиентов с паническими атаками, с депрессией. У них усиливается тревога, им снятся кошмары или возникает бессонница. Они не связывают свое состояние с недавними событиями, им оно кажется внезапным и беспричинным. Я же вижу тут закономерность».

Информация становится бедствием, и дело не только в плохих новостях: она бессистемна и ее слишком много. Бомбардировка сообщениями всех видов погружает нас в состояние фрустрации, поскольку нам не удается не только управлять этим потоком, но даже следить за ним.

Это подтверждает 36-летняя Карина, юрист IT-компании.

«Меня постоянно отвлекают разные сообщения, все меньше остается времени, чтобы спокойно делать свою работу. Даже информация, которая на первый взгляд выглядит позитивной и полезной, может стать источником стресса. Поэтому я стараюсь читать почту лишь в то время, которое я сама установила, но это не всегда получается».

Что мешает нам быть счастливыми?

Обязаны быть счастливыми?

В обществе преобладает мнение, что мы сами отвечаем за свое счастье. Но значит, и за свое несчастье тоже.

Такое упрощение тезисов позитивной психологии и методик личностного роста оборачивается формулой «Несчастлив? Сам виноват!», что, конечно, не приносит никому облегчения.

«Мои клиенты говорят: в статьях написано, что надо уметь ценить, что есть. И быть счастливым здесь и сейчас. Но они чувствуют, что неспособны выполнить это предписание, – рассуждает Инна Шифанова. – Между рекомендациями, фантазиями и реальностью есть заметная разница». У нас нет полной власти над своей жизнью; лишь приняв эту истину, мы можем снизить внутреннее напряжение.

«Количество вызовов, на которые нам предстоит ответить, вряд ли уменьшится, – замечает Антон Воробьев. – Сегодня клиенты все чаще приходят с запросом: «Дайте универсальную психологическую технику, которая поможет мне справляться с разными трудностями». Они хотят научиться самопомощи, самоподдержке».

И хотя противоядия против экзистенциального стресса ни у кого нет, в нашем распоряжении есть некоторые инструменты:

  • делать все, что от нас зависит,
  • принимать свое несовершенство и ограниченность наших ресурсов,
  • смиряться с ошибками и недостатками,
  • не считать себя центром мира,
  • объединяться с друзьями и единомышленниками,
  • помогать другим.

Используя их, мы сможем сделать свою жизнь лучше. И, скорее всего, немного спокойнее.

«Что вас сейчас больше всего тревожит?»

Журнал Psychologies провел опрос в своей группе «ВКонтакте». В нем приняли участие 1 120 человек. Вот как примерно распределились их голоса.

29% Мое будущее
25% Работа
16,5% Отношения с мужчинами или женщинами
9,5% Одиночество
8% Здоровье
7% Другое
5% Будущее детей

Возможное увольнение

«Я ведущий специалист и всегда чувствовал себя уверенно. Но все изменилось. Недавно уволили двух компетентных сотрудников и взяли на их место родственников руководителя. Их квалификация ниже, это кажется абсурдным, ведь работа страдает. Но это так и есть. Любой может потерять место. А найти новое в моем возрасте не так просто…» Игорь, 58 лет

Сообщения о терактах

«Когда я узнаю о терактах, состоявшихся или готовившихся, мне становится страшно, я боюсь за себя и близких. Я говорю себе: «Это случилось с другими и может случиться с нами». Угроза непредсказуема, как защититься? Я стала хуже спать из-за этого». Антонина, 41 год

Мое будущее

«Мне хочется многого достичь, и я чувствую, что от меня все чего-то ждут: родители, друзья, моя девушка. Но у меня нет уверенности насчет того, все ли у меня получится и как сложатся обстоятельства. Это тревожит». Андрей, 25 лет

Одиночество

«Боюсь остаться одна. Сейчас я не одинока, но в моей жизни уже были такие периоды. И у меня есть одинокие подруги. Они не очень хорошо справляются. Жить с чувством одиночества очень тяжело». Светлана, 47 лет

Напряженность в обществе

«Я много времени провожу в соцсетях и вижу, что споры быстро превращаются в обмен оскорблениями. По-моему, и в реале чаще ссорятся, а в транспорте пассажиры толкаются, вместо того чтоб попросить подвинуться. Меня беспокоит эта напряженность, которая легко превращается в агрессию». Вера, 32 года

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Интересная и поучительная история однако.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Принять свое несовершенствоПринять свое несовершенствоПринятие себя требует серьезной внутренней работы. Одним удается спокойно относиться к своим недостаткам, другие пытаются держать все под контролем. Чтобы достичь внутреннего равновесия, необходимо перестать спасаться бегством и решиться заглянуть в себя. Как мы устроены? Чего боимся? Что мешает быть собой? Ответы помогут вспомнить о талантах, нереализованных амбициях, признать свою красоту и начать заботиться о себе. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты