psyhologies.ru
тесты
текст: Ксения Киселева,  Галина Черменская 

Как победа в войне изменила наше сознание

Из фильмов, книг, пропаганды, школьных уроков и семейных историй складывается образ Великой Отечественной. Что значит для нас эта война спустя десятилетия после ее начала? Мы пригласили социолога Льва Гудкова, режиссера Михаила Калужского и психоаналитика Марию Тимофееву, чтобы вместе разглядеть прошлое в настоящем.
Лев Гудков
Psychologies: 

О чем мы на самом деле говорим, когда вспоминаем войну?

Лев Гудков: 

Мы говорим не о самой войне, а о победе. Абcолютное большинство россиян считают победу в войне главным событием нашей истории. Сегодня мы имеем дело не с живой памятью – свидетелей почти не осталось, – а с мифом, идеологической конструкцией: триумф в войне подается как триумф советского режима, и он оправдывает репрессии, голод, коллективизацию. Такой взгляд воспроизводится всеми государственными институтами: пропагандой, ритуалами, школой, искусством. В результате пропаганды Великая Отечественная война в сознании россиян полностью заслонила мировую. Две трети тех, кого мы опрашиваем, говорят, что мы победили бы и без помощи союзников: мы ни с кем делиться триумфом не хотим. Но есть и другая, темная, повседневная сторона существования на войне – это опыт солдата, опыт существования в экстремальных условиях страха, грязи, боли, тяжелейшего труда, бесчеловечных отношений. Она вытесняется в коллективное бессознательное.

Мария Тимофеева
Мария Тимофеева:  

При Сталине о войне старались забыть, вообще вычеркнуть ее. Фронтовики молчали: боялись, не хотели вспоминать...Когда же спустя 20–30 лет они начали говорить, то уже в рамках мифа, а не личного опыта.

Л. Г.:  

Государственный культ победы и, соответственно, миф о войне возникли только в 1965 году, когда после прихода к власти Брежнев сделал День Победы праздничным днем. Параллельно стал складываться язык частного существования, на котором можно было рассказать об экзистенциальном опыте, о страхе перед смертью. Очень большую роль в возникновении этого языка, сыграли кино и литература – Григорий Бакланов, Константин Воробьев, ранний Юрий Бондарев, Василь Быков… Тогда начал находить выражение индивидуальный опыт со всеми страстями, комплексами, с невыразимыми чувствами и этическими коллизиями. Но в государственный военный канон эта часть опыта никогда не входила.

«ЧТОБЫ НАЧАТЬ ЖИТЬ ПОЛНОЙ ЖИЗНЬЮ, НУЖНО ПРОГОВОРИТЬ, ПРОАНАЛИЗИРОВАТЬ СОБСТВЕННОЕ ПРОШЛОЕ». МАРИЯ ТИМОФЕЕВА

Почему именно та победа и в последние десятилетия стала стержнем национального самосознания?
Л. Г.:  

Чем сильнее мы ощущаем свою неполноценность, тем острее чувствуем гордость за победу – а сегодня никаких особенных достижений нет, гордиться нам нечем. На этом фоне победа – главный символ-опора для страны. Она блокирует осознание и исторического опыта, и морального опыта людей на войне. Это средство переосмыслить цену войны, цену победы и, конечно, ответственность руководителей государства за развязывание войны. Почему мы не в состоянии поверить в то, что могли победить меньшей кровью? Потому что число погибших является одним из компонентов сакрализации победы. И когда выясняется, что у немцев в четыре раза меньше человеческих потерь, возникает реакция вытеснения. Тот факт, что СССР и гитлеровская Германия были союзниками и начали эту войну вместе, вытеснен полностью из сознания россиян. Но понимание, что на нас напали, миф, что мы жертва, оправдывает нас как народ, а победа возвышает нас в собственных глазах, придает нам значимость и ценность.

Источник фотографий: GAMMA/EAST NEWS, АНДРАШ ФЕКЕТЕ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Такое большое количество отчаянных комментариев в защиту культа Победы и минусование обратных мнений, поддерживающих статью, красноречиво подтверждает выводы, сделанные специалистами о том, что чем глубже чувство неполноценности, тем сильнее мы начинаем гордиться Победой в ВОВ и не способны даже подумать о значении этой гордости...Люди! Авторы, мне кажется, хотели донести не идею умаления Победы, а идею осмысления - что для нас такое Победа и почему мы такие. Но нет, подняли такой хай, вместо того, чтобы сначала подумать, а спускать всех собак. А все потому, что "последствия военного опыта, если он не был проработан и осмыслен, проявляются, например, в огрублении, неспособности к сложным формам взаимодействия с другими людьми, в вытеснении любых сложных представлений. Нормой становится очень примитивное разделение на своих и чужих, почти племенное сознание: свои всегда правы, чужие всегда враги. Вот эта неспособность к пониманию или даже к учету точки зрения другого – крайне важное последствие канонизации языка войны, языка насилия."
Psy like0

Может я чего не понимаю, но почему простые люди, отчаянно сражавшиеся за свою жизнь и свободу, за жизнь и свободу своей страны, должны испытывать чувство вины за сталинские репрессии?! Мой дедушка давно мертв, но я помню его боль как свою... Это затронуло каждую семью, все хлебнули сполна. Культ, миф?
Psy like0
  • ArturGin   
    187 недель назад

Над статьей - три фотографии. Это - жертвы Холокоста...
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье