psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 

Похвала храбрости

Чем неувереннее мы себя чувствуем, тем сильнее хотим проявить отвагу: жить без оглядки на чужое мнение, осуществить свои мечты, выйти за пределы привычного. Храбрость – наше лекарство от вечных сомнений. Как найти ее в себе?
alt

«Семь шагов за горизонт» – этот фильм заканчивается призывом: «Дерзайте, вы талантливы!» Произнесенные в 1968 году, эти слова психотерапевта Владимира Райкова стали, как сказали бы сегодня, мемом, послужили девизом тысячам конкурсов самодеятельных талантов. Сегодня фраза подзабылась, но, кажется, самое время вспомнить о ней снова. Дерзать сегодня можно и нужно просто потому, что мы люди и мы – живы.

Личные отношения и карьера, воспитание детей и гражданская солидарность – любая из сфер нашей жизни накладывает на нас множество требований и ограничений, и число их только растет. Просто потому, что современное общество становится все сложнее и для поддержания его баланса требуются все новые соглашения и новые правила. Но так ли они необходимы?

Разумеется, угроза хаоса страшна. Но, кажется, не менее страшна уже и угроза «готовой мысли», которой телеэкраны и страницы газет обеспечивают нас не хуже, чем магазины – готовым платьем. Нам следует быть либо за, либо против, и без всяких полутонов, даже в самых сложных вопросах. Как будто кто-то владеет истиной, как будто решение очевидно. И нужна почти дерзость, чтобы попробовать глубже понять сложную реальность. «Общество не позволяет нам быть особенными, — объясняет философ и психоаналитик Эльза Годар (Elsa Godart). — Каждый из нас — заготовка человека, которую хотят отшлифовать по единому образцу. Того, кто отважен, считают маргиналом, безответственным типом, просто безумцем, наконец. На него показывают пальцем, потому что он выбивается из ряда».

Все так, но единственным шансом на движение вперед все чаще оказывается как раз способность взглянуть на жизнь под другим углом, поставить под сомнение то, что казалось незыблемым, отважиться ступить на неизведанный путь. Ради того, чтобы преодолеть чувство беспомощности, раздвинуть свои границы и следовать за собственными желаниями.

читайте такжеТри кита жизнестойкости

Трудности перевода

Каким словом обозначить эту самую способность? Слово «дерзость», пожалуй, содержит негативный оттенок. В «дерзновении» его уже нет, зато получается слишком высокопарно. Психология предпочитает слова «мужество» и «смелость». Их иногда пытаются разделять по принципу «вынужденности». Мужество и стойкость принято считать скорее реакцией на внешнее давление (так мы ведем себя, когда нам или другим людям угрожает опасность). А смелость, отвага, храбрость скорее возникают из внутренних побуждений. «Смелость ближе к провокации, она означает, что мы решаемся на что-то, отстаиваем себя за пределами того, на что, как мы думали, мы способны», – считает Эльза Годар. Смелость трудна, потому что лишает нас спокойствия. Она побуждает высказывать истины, которые не всем по душе, сходить с привычного пути и пускаться в авантюры. Цена бездействия для нас слишком высока, и мы решаемся «выйти из строя».

Четкого разделения на мужественных и смелых все равно не получится, считает психолог Дмитрий Леонтьев: когда та или иная психологическая черта ярко выражена, она провоцирует нас на поиск соответствующих ей ситуаций. «Человек выраженно мужественный, который гордится своим мужеством, будет искать возможность его проявить – уместно это или нет. И неосознанно станет конструировать ситуации борьбы и конфронтации, потому что именно в них чувствует себя лучше всего. Он уверен в себе, он самореализуется, у него есть повод собой гордиться». Тут круг замыкается: в этом случае внешнее давление становится уже результатом внутренней потребности.

Тогда кого же мы можем считать смельчаками, рискующими своей спокойной жизнью ради того, чтобы превзойти самих себя? Вспомним, например, замечательных инноваторов, которых никто ведь не заставлял придумывать айфоны или фейсбуки. Слишком высоко? Пожалуйста, давайте пониже. Вот, например, экономический кризис. И в вашей компании снижают зарплату и повышают нагрузку. И во всех остальных компаниях на рынке – тоже. Так может, вам потерпеть? А не добиваться адекватной оплаты. И не уходить из этой чудесной компании на свой страх и риск организовать собственное дело.

Или, допустим, ваш ребенок, которого вы мечтаете видеть успешным юристом, по вашему настоянию поступает в престижный вуз. А незадолго до первой сессии сообщает, что бросил учебу, поскольку намерен покорить мир, играя на басу в панк-рок-группе. И что тогда делать? Дать ребенку по мозгам и нестись на прием к ректору? Или – и подумать-то страшно! – купить приличную бас-гитару? Большинство из нас выберет в таких ситуациях проторенный путь. Потерпеть на работе, поговорить с ребенком и ректором. Почему? Да просто потому, что обратное означало бы рискнуть тем, что мы имеем, ради чего-то совсем не очевидного.

читайте такжеПочему мы оплакиваем Пальмиру?

Без гарантий

В начале 1980-х годов в психологии появилось понятие жизнестойкость*. Одна из ее ключевых составляющих – способность принимать риск. «То есть готовность действовать без гарантии успеха, с учетом того, что даже негативный опыт полезен. А полной гарантии, как известно, не существует», – объясняет Дмитрий Леонтьев. Те, кто избегает действовать без гарантий успеха, оказываются в результате гораздо более уязвимы перед стрессами. А ведь в конечном счете то самое качество, о котором мы ведем речь, будь оно смелостью, дерзостью или мужеством, лежит в основе одной из стратегий сопротивления стрессу.

Таких стратегий всего две: «сражайся» или «беги». Для того чтобы убежать или спрятаться, смелость вряд ли нужна, а вот для того, чтобы принять бой, нужна, и даже очень. Конечно, хотелось бы знать, какую из этих стратегий считает оптимальной наука – вдруг и без смелости как-нибудь можно обойтись.

«Природа устроена так, что вид в состоянии справиться с различными стрессовыми воздействиями, если имеет несколько вариантов реакции: не одни выживут и победят, так другие, задача выживания в итоге все равно выполняется, – подчеркивает Дмитрий Леонтьев. – И поэтому вид, где все сплошь храбрые и мужественные, неизбежно в проигрыше – как и тот, где все сплошь осторожные и робкие. В выигрыше – то племя, тот вид, та группа, где представлены разные типы индивидов с разными чертами, с разными типами реакций».

«Чем более дерзко мы поступаем, тем выше риск, что другие нас осудят. Наши действия ставят их лицом к лицу с их собственной жаждой перемен»

Это, разумеется, не дает ответа на вопрос, следует ли сражаться или бежать в каждой конкретной ситуации. Но, как ни странно, к нему приближает. Потому что то, что справедливо в отношении целого вида, справедливо, очевидно, и в отношении одного человека. И тот, кто рефлекторно кидается на любого противника с кулаками, неизбежно наткнется однажды на более крепкий кулак. А тот, кто привык отсиживаться, будет однажды застигнут неприятностями и в самом надежном убежище. И лишь разнообразие вариантов реакции повышает наши шансы на успешное преодоление стрессов. А потому смелость, наряду с осторожностью, нам без преувеличения жизненно необходима.

Ваш личный вызов

Осмелиться – значит рискнуть изменить привычную траекторию и попробовать идти новым путем. Какой шаг в вашей жизни вы считаете самым рискованным? Мы задали этот вопрос посетителям нашего сайта и получили очень разные ответы: «уехать работать в другой город, чтобы отделиться от родных и жить своей жизнью»; «уйти с высокооплачиваемой работы и начать все с нуля в другой стране»; «расстаться с нелюбимым мужем, чтобы покончить с лицемерием и не изображать счастливый брак»; «отказаться от хорошей работы с ее социальными бонусами, чтобы сохранить чувство собственного достоинства»… Вдохновляющие свидетельства!

Страх конфликта

Почему тогда нам так часто недостает столь жизненно необходимой смелости? Одна из причин – страх конфликта, указывает психотерапевт Шарль Ройзман (Charles Rojzman). «Мы часто путаем конфликт с насилием, – констатирует он. – Между тем конфликт – это возможность конструктивно обозначить несогласие, не отрекаясь от своей точки зрения и не пытаясь подчинить другого человека, не считая его дураком или монстром».

Да, наши решения неизбежно сталкивают нас с реакцией окружающих. И чем более дерзко мы поступаем, тем выше риск того, что другие нас осудят, оттолкнут. Во многом, кстати, из-за того, что наши действия ставят их лицом к лицу с их собственной жаждой перемен, отважиться на которые они себе не позволяют. «Ненасильственный конфликт часто неизбежен, если мы настойчиво пытаемся стать теми, кем хотим. Но он же – единственный способ сохранить одновременно и нашу личность, и связи с теми, кто нам дорог», – утверждает Шарль Ройзман. В противном случае есть опасность скатиться к подчинению (я подчиняюсь тому, чего от меня ожидают, и меня как личности больше нет) или к бунту (я живу в состоянии реакции на желания окружающих, а не в согласии с моими собственными желаниями). В любом случае все остаются в проигрыше. А ведь «когда нам не удается реализовывать наши жизненные цели, нас охватывает отчаяние», – уверен Шарль Ройзман.

читайте такжеCчастливый случай – мечта или реальность?

Сделать шаг

Первоисточником нашей жизненной энергии принято считать смысл. Такой точки зрения придерживался, например, психолог Виктор Франкл (Viktor Frankl). Именно смысл позволяет каждому из нас черпать в самом себе волю, творческие способности, стойкость. Лишившись его, мы неизбежно лишаемся всякой мотивации к действию. Конечно, не все и не всегда способны сказать, какой смысл ими движет. Иногда мы понимаем это, лишь оглядываясь назад и обнаруживая яркую нить, пронизывающую ткань нашей жизни. Но мы всегда замечаем, как определенные поступки наполняют нас радостью и энергией. Это случается, когда мы совершаем то, чего и хотели в самой глубине души. И позволить себе быть смелее в конечном счете означает пуститься на поиски своего смысла жизни. С чего начать? С малого. «Первый смелый поступок — это выйти из толпы и сказать: «Я – это я, – подсказывает Эльза Годар. – Такая, какая я есть, вне зависимости от норм и правил, руководителей и экспертов, духовных лидеров и телеведущих». Осознать и признать свои чувства и желания – это и есть первый шаг. «Жизнь смелого человека предполагает также переосмысление того, что диктуется средой, – продолжает Эльза Годар. – Это способность думать об окружающем мире и своем месте в нем. Способность не склонять голову. Способность, наконец, бросать себе вызов, а не считать, что все усилия заранее обречены. И не слушайте тех, кто говорит, что вы ничего не добьетесь! Мы все рождаемся с какими-то внутренними импульсами. И самое большое и горькое поражение – не пытаться им последовать».

И – да, мы можем обрести настоящую любовь, и путешествовать по дальним странам, и все бросить, чтобы начать заново. Можем что-то исправить у себя во дворе, на работе и даже в стране. Как высоко поставить планку – зависит только от нас самих. Лишь бы хватило смелости.

* S. Maddi «Hardiness: Turning Stressful Circumstances into Resilient Growth» (Springer, 2012).

Какими мы хотим быть?

Смелость невозможна без признания права на свободу, самостоятельность и даже на риск. К сожалению, эти понятия не входят в число главных ценностей россиян. Стоит ли ожидать перемен? Отвечает социолог Владимир Магун.

Psychologies:  

Почему мы так упрямо не хотим быть смелыми, самостоятельными и свободными?

В. М.:  

Вероятно, в том числе и потому, что нас этому никто не учит. Родители не слишком стремятся воспитывать эти качества в детях. «Скажем, независимость, согласно выводам социолога Лидии Окольской, исследовавшей этот вопрос, далеко не на первом месте в воспитательных идеалах россиян. Ее опережают трудолюбие, ответственность, терпимость, бережливость… А власть, увы, и ко взрослому населению страны относится как к детям и совсем не заинтересована в культивировании смелости и самостоятельности. Иногда наши руководители говорят про необходимость инноваций, стимулирования предпринимательства и построения несырьевой экономики. Но все эти ритуальные заклинания разбиваются о страх иметь дело со свободными людьми, не желающими быть «винтиками» или вписываться в «вертикаль власти».

Значит, надежды на изменение ситуации нет?

В. М.:  

Ценности все-таки понемногу меняются, так что надежда есть. Как показал мой коллега Максим Руднев, мы движемся в сторону большего риска и отказа от безопасности. А у молодежи к тому же растет и ценность самостоятельности. Это значит, что помимо властного «проекта», нацеленного на послушание и поощряющего безопасное и безынициативное существование, в обществе действуют и мощные процессы, запущенные еще революционными событиями начала 1990-х годов. Создание рыночной экономики, отказ от коммунистической идеологии, либерализация (даже непоследовательная и прерванная) политической жизни, взрыв информационных технологий – все эти изменения положительно сказались на ценностях, утверждающих свободу и достоинство человеческой личности. Юрий Зубцов

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье