psyhologies.ru
тесты

Мы – трудоголики... и счастливы этим

Современный человек отличается редкостным трудоголизмом. К чему бы это? Социологи и психологи выяснили, зачем мы так много работаем, с какой стати этим гордимся и чем это может закончиться.
Трудоголики скрывают за своей постоянной занятостью тревогу и страх потери контроля?

Сто и даже пятьдесят лет назад начало XXI века виделось нашим предкам счастливым и беззаботным временем: весь тяжелый труд выполняют машины, а люди работают лишь для того, чтобы получить удовольствие, реализуя свои таланты. Ну а в остальное время наслаждаются свободной и радостной жизнью. Как же получилось, что сегодня мы, трудоголики, работаем больше наших мечтателей-предков, да еще и, похоже, искренне рады этому обстоятельству?

В 1930 году британский экономист Джон Мейнард Кейнс (John Maynard Keynes) предсказывал, что через сто лет – в уже недалеком от нас 2030-м – продолжительность рабочей недели будет составлять 15 часов. То есть три рабочих часа в день при двух выходных! Лет двадцать спустя, на пике послевоенного экономического подъема и всеобщего роста доходов, ведущие американские экономисты и политики предрекали согражданам в будущем уже 22-часовую рабочую неделю. Но вкупе с 6-месячным отпуском и пенсионным возрастом в 40 лет. Еще забавнее звучат сегодня слова их оппонентов, которые вовсе не ставили под сомнение саму перспективу грядущего общества праздности – перспектива-то казалась всем неизбежной. Оппоненты взволнованно рассуждали о том, что скука, присущая доселе лишь богатым аристократам, станет бичом и проклятием всего человечества, которому ну решительно нечем будет себя занять. Популярный американский телеведущий Эрик Севарид (Eric Sevareid), когда в начале 1960-х его спросили, какая главная угроза ждет США в будущем, решительно ответил: «Рост праздности!»

читайте такжеЦена успеха: как дорого мы готовы заплатить

Опасения не оправдались. Рабочая неделя в большинстве развитых стран составляет сегодня не менее 35 часов, отпуск мало где превышает 4 недели, но дело даже не в этом. А в том, что отдохнуть эти 4 недели (особенно подряд) не может себе позволить практически никто. Продолжительность же рабочей недели вообще никакого значения не имеет. Мы работаем, засиживаясь в офисах заполночь, мы работаем дома, и, собираясь с коллегами после работы в баре или ресторане, мы продолжаем работать. И самое главное – мы гордимся тем, что мы трудоголики.

читайте такжеКак не сгореть... эмоционально
Трудоголики больше всего боятся "потерять время" - т.е. использовать его неэффективноТрудоголики больше всего боятся "потерять время" - т.е. использовать его неэффективно

С конца ХХ века западные социологи констатируют удивительную вещь: чрезмерная занятость стала чем-то вроде доблести. Респонденты все чаще признаются, что у них нет времени участвовать в выборах, ходить на свидания, заводить новых друзей, нормально высыпаться, ездить в отпуск, заниматься сексом и даже родить ребенка. Причем признаются в этом трудоголики с гордостью. Журналист The Washington Post Бриджид Шульте (Brigid Schulte) в только что вышедшей книге «Overwhelmed: Work, Love, and Play When No One Has the Time»* предприняла попытку не только разобраться с собственной нехваткой времени, но и выяснить при помощи специалистов, что эта вечная нехватка говорит о нас самих. Она, например, цитирует психолога и специалиста в области коммуникативных исследований Университета Северной Дакоты Энн Бернетт (Ann Burnett): «Если вы очень заняты, значит, вы что-то собой представляете. Значит, вы живете насыщенной и важной жизнью. Раньше негласное соревнование с соседями определялось заработком, величиной домов и марками машин. Теперь оно определяется степенью занятости. И если вы валяетесь в шезлонге, пока сосед вкалывает, – вы проиграли».

читайте такжеКак остановить гонку

Удивительно, но это и в самом деле так. Психолог Университета Чикаго Кристофер Хси (Christopher Hsee) в 2010 году опубликовал в журнале Psychological Science результаты исследования**, которые свидетельствовали: праздные люди все чаще чувствуют себя униженными, глядя на тех, кто занят. И становятся счастливее, получив возможность также включиться в какую-то деятельность, пусть даже и очень напряженную.

А уж стремление «с толком» использовать буквально каждую секунду жизни приобретает уже явно гротескные черты. В 2012 году маркетинговая компания Harris Interactive выяснила***, что 38 млн американцев, сидя в туалете, совершают покупки в интернете с помощью смартфонов – «чтобы не терять времени».

«Иногда мне очень хочется сплавиться по горной реке на каноэ, – признается один из участников фокус-групп, в которых Энн Бернетт изучает феномен чрезмерной занятости. – В молодости я очень любил такие походы. Но сейчас я работаю на двух работах, у меня двое детей с проблемами в развитии, им требуется дополнительный уход. И я просто не могу себе позволить расслабиться… Сама мысль об отдыхе кажется мне… неправильной, что ли».

Его слова полностью подтверждают опасения философа и историка Бенджамина Ханникатта (Benjamin Kline Hunnicutt), профессора Университета Айовы и одного из немногих исследователей, всерьез занимающихся сегодня изучением праздности. «Само понятие праздности безнадежно опошлено, – констатирует он. – Людям кажется, что позволить себе быть праздными могут лишь глупые девочки, все занятия которых – это сплетни и шопинг. Работа превратилась в стержень нашего существования. Ею мы подменили поиски ответов на главные вопросы философии и религии – кто мы и в чем смысл нашего бытия. Все замечательно просто: мы – это то, что мы делаем, а смысл нашего бытия – в нашей работе!»

читайте такжеРабота, которая делает нас счастливее
Мало того, что мы - трудоголики, похоже, мы гордимся тем, что сгораем на работеМало того, что мы - трудоголики, похоже, мы гордимся тем, что сгораем на работе

Это едва ли верно. Хотя бы потому, что, пока социологи отмечают нашу занятость и гордость по этому поводу, психологи констатируют совсем другие вещи. Например, постоянный рост клиентов, страдающих от эмоционального выгорания – истощения, вызванного непрерывным стрессом, необходимостью все успевать и со всем справляться. Да и нейрофизиологи все ближе подбираются к научному обоснованию мысли, исторических подтверждений которой и так хватает: по-настоящему великие и творческие идеи наш мозг рождает скорее в состоянии расслабления и покоя, чем в ситуации чрезмерного напряжения.

читайте такжеРабота: эмоциональный интеллект выигрывает!

Так почему же мы продолжаем взваливать на свои плечи все больше дел и радоваться по этому поводу? Самые очевидные причины – сугубо экономические. Жизнь стала ощутимо дороже, и, чтобы оставаться «на плаву», работать приходится больше. Например, в России, по данным исследований Высшей школы экономики, с 1986 по 2006 год рост расходов только на школьное образование превысил 110% – с 11 до 26% от средней заработной платы****. Не менее важно и участие в потребительской гонке, навязанной нам современной жизнью. Отчет Министерства торговли США сообщает*****, что в 2011 году американцы потратили на покупки, не являющиеся необходимыми, 1,2 трлн долларов – более 11% от всех трат. В 1959 году на долю таких покупок приходилось лишь 4% трат. Сложно сомневаться в том, что американская статистика отражает и общемировые тенденции – хотя бы потому, что все мы ощущаем их на собственном опыте, снова и снова отказывая себе в отдыхе, покупая то, без чего могли бы и обойтись, и считая двухнедельный отпуск непозволительной роскошью.

Впрочем, предсказывая XXI веку праздность, наши предки все-таки кое в чем были правы. Доля тяжелого ручного труда в развитых странах действительно становится все ниже. А интеллектуальный труд – будь то научные исследования, творчество, изыскания в технике или экономике – во многом соответствует понятиям удовольствия и отдыха в представлении, например, античных философов, полагает социолог Университета Нью-Йорка Далтон Конли (Dalton Conley). И все бы ничего, но любопытным образом представители интеллектуального труда оказываются наименее защищенной категорией работников. Их рабочий день часто не нормирован, а потому им никто не платит за переработку. Критерии эффективности их работы размыты и субъективны, и, следовательно, им сложнее защитить себя в случае проблем с работодателем. То есть у них просто не остается другого выхода, кроме как беспрерывно предаваться «удовольствию и отдыху» в античном понимании.

Но, возможно, и это еще не все. В распоряжении Энн Бернетт есть удивительная коллекция писем и открыток, которые американцы отправляли своим близким, уезжая в отпуск, с 1960-х годов до наших дней. Бернетт изучает лексику писем. И констатирует лавинообразный рост слов «спешка», «суматоха», «безумие», «слишком быстро» и «на бегу» с начала XXI века. Большой буквой «А» в коллекции отмечены лишь пара десятков из многих сотен писем. По мнению Энн Бернетт, их содержание и стиль свидетельствуют, что отправители действительно отдыхали, сумев вырваться из тисков занятости и наслаждаясь досугом. И поразительно, но факт: в каждом из таких писем звучат не только отпускные впечатления и приветы близким, но и слова об ограниченности и мимолетности нашей земной жизни.

Быть может, Бенджамин Ханникатт действительно прав, уверяя, что работа заменила нам философию и религию, которые, увы, переживают сегодня не лучшие времена. И именно этим так привлекательна для нас чрезмерная занятость. Когда мы не в силах найти ответы на главные вопросы бытия, мы можем хотя бы загрузить себя так, чтобы не оставалось времени о них подумать?

* B. Schulte «Overwhelmed: Work, Love, and Play When No One Has the Time» (Sarah Crichton Books, 2014).

** Ch. Hsee, A. Yang, L. Wang «Idleness aversion and the need for justifiable busyness», Psychological Science, July 2010; vol. 21.

*** technewsdaily.com/15558-toilet-shopping-online-survey.html

**** «Уровень и образ жизни населения России в 1989–2009 годах». Издательский дом НИУ ВШЭ, 2011.

***** blogs.wsj.com/economics/2011/04/23/number-of-the-week-americans-buy-more-stuff-they-dont-need

читайте такжеФормула успеха
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • maiden   
    162 недели назад

движение это жизнь
Psy like0

я считаю что мы работаем много для того чтобы поменять как то обстановку в лучшую сторону ... но мы махаем молотком забивая гвозди в доме ... хотя нам надо восстановить дорогу которая идёт рядом (вкладываем усилия не туда потому что все боятся изменений, власть и те у кого есть массы денег в том числе)
Psy like0

Работа дураков любит, а дураки, соответственно, работу... И зачем обобщать? Я, к примеру, имея большой круг знакомств не знаю ни одного трудоголика, а сама бросила работать лет двадцать назад и при этом прекрасно поживаю, а фразы типа " я люблю работать", "работа делает нас счастливее" кроме недоумения у меня ничего не вызывают. А у трудоголиков попросту с головой беда - это лечится у психологов, а может даже у ПСИХИАТРОВ, надо уточнять!
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты