psyhologies.ru
тесты
11 апр 2014 12:00

Мы – трудоголики... и счастливы этим

Современный человек отличается редкостным трудоголизмом. К чему бы это? Социологи и психологи выяснили, зачем мы так много работаем, с какой стати этим гордимся и чем это может закончиться.
Трудоголики скрывают за своей постоянной занятостью тревогу и страх потери контроля?

Сто и даже пятьдесят лет назад начало XXI века виделось нашим предкам счастливым и беззаботным временем: весь тяжелый труд выполняют машины, а люди работают лишь для того, чтобы получить удовольствие, реализуя свои таланты. Ну а в остальное время наслаждаются свободной и радостной жизнью. Как же получилось, что сегодня мы, трудоголики, работаем больше наших мечтателей-предков, да еще и, похоже, искренне рады этому обстоятельству?

В 1930 году британский экономист Джон Мейнард Кейнс (John Maynard Keynes) предсказывал, что через сто лет – в уже недалеком от нас 2030-м – продолжительность рабочей недели будет составлять 15 часов. То есть три рабочих часа в день при двух выходных! Лет двадцать спустя, на пике послевоенного экономического подъема и всеобщего роста доходов, ведущие американские экономисты и политики предрекали согражданам в будущем уже 22-часовую рабочую неделю. Но вкупе с 6-месячным отпуском и пенсионным возрастом в 40 лет. Еще забавнее звучат сегодня слова их оппонентов, которые вовсе не ставили под сомнение саму перспективу грядущего общества праздности – перспектива-то казалась всем неизбежной. Оппоненты взволнованно рассуждали о том, что скука, присущая доселе лишь богатым аристократам, станет бичом и проклятием всего человечества, которому ну решительно нечем будет себя занять. Популярный американский телеведущий Эрик Севарид (Eric Sevareid), когда в начале 1960-х его спросили, какая главная угроза ждет США в будущем, решительно ответил: «Рост праздности!»

читайте такжеЦена успеха: как дорого мы готовы заплатить

Опасения не оправдались. Рабочая неделя в большинстве развитых стран составляет сегодня не менее 35 часов, отпуск мало где превышает 4 недели, но дело даже не в этом. А в том, что отдохнуть эти 4 недели (особенно подряд) не может себе позволить практически никто. Продолжительность же рабочей недели вообще никакого значения не имеет. Мы работаем, засиживаясь в офисах заполночь, мы работаем дома, и, собираясь с коллегами после работы в баре или ресторане, мы продолжаем работать. И самое главное – мы гордимся тем, что мы трудоголики.

читайте такжеКак не сгореть... эмоционально
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • maiden   
    127 недель назад

движение это жизнь
Psy like0

я считаю что мы работаем много для того чтобы поменять как то обстановку в лучшую сторону ... но мы махаем молотком забивая гвозди в доме ... хотя нам надо восстановить дорогу которая идёт рядом (вкладываем усилия не туда потому что все боятся изменений, власть и те у кого есть массы денег в том числе)
Psy like0

Работа дураков любит, а дураки, соответственно, работу... И зачем обобщать? Я, к примеру, имея большой круг знакомств не знаю ни одного трудоголика, а сама бросила работать лет двадцать назад и при этом прекрасно поживаю, а фразы типа " я люблю работать", "работа делает нас счастливее" кроме недоумения у меня ничего не вызывают. А у трудоголиков попросту с головой беда - это лечится у психологов, а может даже у ПСИХИАТРОВ, надо уточнять!
Psy like0
новый номерОКТЯБРЬ 2016 №8126Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Чего хотят мужчины?Чего хотят мужчины?Быть мужчиной сегодня – совсем не то же самое, что сто лет назад. Мужественность сегодня оказалась под угрозой: мужчины сомневаются в своей идентичности. Кого-то перемены радуют, кого-то печалят. Что думают об эволюции сильного пола эксперты? Сексолог Ирина Панюкова объясняет конфликт полов несовпадением взаимных ожиданий, а поэт Дмитрий Плахов рассказывает о трудном выборе между страстью и привязанностью. Так что же значит быть мужчиной в XXI веке? Все статьи этого досье
Все досье