Кризис среднего возраста: когда ожидать и как пережить?

Сколько уже сказано и написано на эту тему, но вопрос остается актуальным. Как распознать кризис в себе или в партнере? Что делать — все бросать и начинать жизнь сначала? Или попробовать стать цельной личностью, в которой гармонично уживаются «я-прошлый» и «я-новый»? Возможно ли это вообще? Об опыте рассказывает психолог Виктория Лабокайте.
Кризис среднего возраста: когда ожидать и как пережить?

Мне было 35 лет. Пару лет назад родился сын, бизнес в расцвете, рядом любимый муж, дочь, родители живы-здоровы. Но во всем этом благополучии нет-нет да накатывала необъяснимая тоска, заползая в самые уютные уголки моей жизни. С небольшим налетом серости я по инерции продолжала привычную жизнь: растила детей, вела тренинги, ездила в путешествия.

Но налет распространялся все шире и глубже, захватывая не только отношения с другими, но и подрывая основу основ — сложившееся представление о себе. А через пару лет после рождения еще одного сына, несмотря на все поддерживающие дух и тело практики (йога, остеопаты, психотерапия), я обнаружила себя в состоянии полной капитуляции перед жизнью.

Смысл всех привычных действий был окончательно утерян. Я не понимала, как оказалась в этом браке, с этим количеством детей, в этой профессии. Оглядываясь назад, я видела лишь упущенные возможности и неверно принятые решения. Глядя вперед, не могла рассмотреть ни одной увлекающей цели — лишь туманную перспективу рутинной работы, болезни, старость родителей, возрастные кризисы подрастающих детей. Усугублялось состояние тем, что не было ни одной социально одобряемой, уважаемой причины быть недовольной. У меня была семья, работа и возможности отдыхать, уезжать в путешествия, встречаться с подругами, лечиться, в конце концов.

Видимо, к этому нельзя быть готовым. Ты можешь читать книги о кризисе среднего возраста, поставить себе диагноз, можешь даже поздравить себя с тем, что ты в своем развитии не запаздываешь и идешь по намеченному свыше графику. Но все это не спасает от ощущения полного личностного провала и бессмысленности жизни, которое накрывает тебя и не отпускает.

Исполнив к середине жизни привычные роли, мы задаемся целым рядом вопросов: кто я? Чего на самом деле хочу? Чьих целей достигаю?

Так когда точно накроет? На самом деле никто не знает точно. Некоторые психологи считают, что с 30 до 40 или 50. Некоторые расширяют эти границы до 60. Продолжительность жизни меняется, ВОЗ изменил границы молодости, сдвинув их до 44 лет. Так что «мерзкая, зверская и недолгая» теперь стала длинной. И как-то надо с этим справляться, потому что вариантов прожить без кризиса — для тех, кто доживает до среднего возраста — нет.

В чем же смысл этого кризиса? В прекрасной книге Джеймса Холлиса он назван «перевалом в середине пути». Это момент, когда мы оказываемся на вершине, с которой хорошо виден пройденный путь и открывается картина будущего. Будущее, как и раньше, не ясно, но теперь оно стало обозримым. Мы начинаем полноценно ощущать, что у нашего пути есть финал. Жизнь перестает быть бесконечной, нам приходится принимать ответственность за то, как пройдет оставшаяся часть.

Помните ли вы, что в детстве и юности казалось, что мы особенные? Что мы не постареем, не умрем, что те проблемы, с которыми сталкиваются окружающие взрослые, нас не коснутся, что у нас все будет иначе, что мы добьемся удивительных результатов и победим все неприятности. Помните? В середине пути мы неожиданно осознаем, что не смогли победить возраст и, похоже, уже не достигнем тех высот, на которые претендовали в юности. Мы делаем «открытие» конечности жизни, одновременно понимая, что модели и ценности, на которые мы раньше опирались, были получены от общества и родителей.

Исполнив к середине жизни привычные роли, мы задаемся целым рядом вопросов: кто я? Чего на самом деле хочу? Чьих целей достигаю?

Кризис среднего возраста: когда ожидать и как пережить?

Когда я пыталась на них ответить, мне понадобилось много мужества для честного взгляда на себя. И вместе с честным ответом пришла боль — боль той части души, которая была в тени, не признана, забыта, обесценена. Она почему-то оказалась незначимой, неважной. Я с тоской стала вспоминать нереализованные идеи, упущенные возможности, планы. Я думала буквально о том, что «никогда уже в молодые годы я не буду жить в Париже», о том, кем могла бы стать, но уже точно не стану, о том, кто же я на самом деле.

Это был болезненный пересмотр представлений о самой себе, поиск своих личных, индивидуальных ценностей. Одновременно с этим я впала в типичное для кризиса обесценивание достигнутого и лишь чудом не разрушила имевшийся бизнес и значимые отношения. Потому что в этот момент, как пишет Джеймс Холлис, «независимо от нашего желания внутри нас происходит таинственный процесс — возврат к самости, который часто сопровождается внешними симптомами: депрессией, скукой, потерей смысла, обесцениванием своих достижений». Попытка подавлять или игнорировать все возрастающее внутреннее давление, игнорировать рождение «нового Я» приводит либо к тревоге, либо к депрессии.

Что же так требует нашего пристального внимания? Что пытается до нас достучаться? В юнгианском подходе эту часть личности называют Тень. Тень — это не обязательно плохие качества. Это все нереализованное, невостребованное, в том числе наши творческие способности или сильные, находящиеся вне поля сознания эмоции — гнев, агрессия, обида.

Если человек начинает неосознанно их «выпускать», это может быть травматично для него и окружающих. Но при сознательной проработке Тень может стать источником творческой энергии и новых открытий. Именно Тень вызывает тревожность при ее осознании и депрессию при ее подавлении.

Главное в этот момент — найти осмысленную цель оставшегося пути. На этот поиск может уйти немало времени

Юнг объясняет наличие Тени неравномерным развитием личности. В процессе становления одни наши качества оказываются более востребованными и развитыми (доминантными), а другие не используются или используются мало. Их Юнг называет подчиненной функцией.

Фактически кризис среднего возраста — это время, когда пора выпустить в свет подчиненную функцию. Грустно, но именно достигнутые успехи в этот момент могут стать ограничителем для целостного развития личности. Вот почему мы видим случаи резкого отказа от привычного образа жизни, смену карьеры, развал семьи.

Часто человек не понимает, как интегрировать то, в чем он уже достиг успеха, в новые задачи, и просто отказывается от своей успешной части во имя части теневой.

Думаю, главное для нас в этот момент — найти осмысленную цель оставшегося пути. На этот поиск может уйти немало времени. В моем случае для кристаллизации цели понадобилось около пяти лет, в течение которых я сумбурно училась: то декупажу, то пению, то телесным практикам, то коучингу, то йоге. Я как будто знакомилась с собой заново — вдруг начала писать тексты, потом вспомнила, что уже делала это в юности, вдруг запела, заиграла на скрипке, вернулась к психологии и по пути обросла большим количеством новых интересных знакомств в самых разных областях.

Я все еще в кризисе, но постепенно из него выплываю, интегрируя хаотично полученные знания и навыки в практику психотерапевта, журналистику, творчество в тренинговой работе.

Кризис среднего возраста: когда ожидать и как пережить?

Джеймс Холлис пишет о том, что задача каждого человека в момент кризиса — найти для себя смысл того, что с ним происходит, увидеть в этом ценность и попробовать использовать его на благо рождения своей обновленной личности. Нужно ответить на вопрос: «Кто я такой на самом деле и для чего я живу?». Но вначале важно признать, что дороги назад нет. Нет дороги назад в молодость, нет возможности обратиться к родителям, чтобы они как-нибудь все исправили. Нужно найти себя настоящего. Что может помочь? Что важно помнить?

  • Самоанализ. Важно признать неоправданность некоторых ожиданий и смело посмотреть в глаза реальности. Да, больше не будет «взрослых», которые придут и спасут. Теперь ты сам взрослый. В первую очередь для себя.
  • Хорошо бы обратиться к психотерапевту, который поддержит, поможет пройти сложный эмоциональный этап и справиться с основной задачей — «познать себя».
  • Важно избегать тотального обесценивания и желания разрушить все сразу.
  • Помните, что жизнь — это процесс. Да, нужно подводить итоги, но нужен и новый план.
  • По возможности найдите тот вид физической активности (любой), который приносит вам настоящее удовольствие.
  • Не забывайте, что у кризиса есть положительный момент. В нем происходит смерть старой личности и рождение новой, использующей ушедшие в тень возможности.
  • Для брака это может быть тяжелым испытанием, но если мешать партнеру в изменениях, вы либо получите рядом человека в депрессии, либо ускорите распад брака, который очевидно начнет тормозить личностный рост одного из вас.
  • Анализировать чужой опыт, подражать некоему гуру неэффективно. У каждого из нас свой индивидуальный путь, потому что наша цель — начать жить собственной жизнью. Меньше спрашивайте окружающих, больше спрашивайте себя.

Утешиться можно тем, что вторая половина жизни дает возможность опираться на ошибки и выводы первой. Мы уже можем осознанно выбирать, мы точно знаем, что работает на нас, а что против. У нас есть еще силы побороться за себя и за ту жизнь, которая нам интересна, — за ту жизнь, в которой мы встретим себя настоящих, цельных и удовлетворенных.

Виктория Лабокайте

Об авторе

Виктория Лабокайте – психолог, консультант, управляющий партнер консалтинговой компании IDEASEA.

Текст: Виктория Лабокайте 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
спецпроекты