3 278
PSYCHOLOGIES №47

«Мы ссоримся в переписке»

Иногда недопонимание уходит корнями в прошлые ошибки, а подозрения и ревность — результат обмана, который так и не удалось простить. Но часто невозможно самим разобраться, куда надо копнуть, чтобы решить проблему и восстановить отношения. Супруги из Москвы, 35-летняя Инна и 38-летний Амир, общаются с помощью СМС. Если вдруг он не отвечает, она злится. Психотерапевт Владимир Дашевский помогает им найти истинную причину конфликтов.
«Мы ссоримся в переписке»

Инна: Я устраиваю мужу скандалы, если он не отвечает на мои сообщения. Амир работает логистом и часто ездит в командировки. Отчитывается по дороге: «Я в аэропорту», «Самолет сел», «Заселился в отель». А потом раз — и пропадает.

Я жду немного и спрашиваю: «Как ты там, любимый? Все ли в порядке?» А он не отвечает! И так на протяжении трех-пяти часов. И мне непонятно, где он был, что делал. Злюсь на него страшно! Пишу ему злобные сообщения, самой потом стыдно.

Владимир Дашевский: Инна, почему вас так беспокоит, что Амир выпадает из общения на это время?

И.: Думаю, дело в нашем прошлом. Когда мы с Амиром познакомились, я год как развелась с мужем. Я не хотела отношений, но он долго и настойчиво за мной ухаживал. Мы начали встречаться, а спустя несколько месяцев я узнала, что он ведет переписку с другими женщинами. Амир отправлял своим бывшим сообщения типа: «Эй, моя жена уехала, приезжай!».

Я хотела от него уйти, но меня отговорили друзья. Они сказали: «У вас же такие прекрасные отношения, это просто временное». Осталась с ним, мы поженились. Воспитываем вместе моего сына от первого брака и нашу общую дочку.

Строим дом, я сижу с малышкой, и все вроде бы хорошо. Но когда Амир уезжает и не выходит на связь, я будто возвращаюсь к боли, которую тогда пережила. Накручиваю себя: мол, он там, наверное, мне изменяет…

В.Д.: А есть ли какие-то отчетливые поводы для переживаний?

И.: Амир говорит, что нет. Но меня это не успокаивает.

В.Д.: Скажите, Амир, а как вы относитесь к тому, что вам нужно докладывать о каждом шаге?

Амир: Это стало привычкой. Я был в армии, и мне приходилось все время там отчитываться. Так что для меня это не проблема. Мне важно, чтобы Инна не нервничала.

В.Д.: То есть это такая расплата за собственное спокойствие?

А.: Не только мое, но и ее тоже. Мне надо знать, что она меня ни в чем не подозревает, — тогда и я спокоен.

В.Д.: Да, я понимаю. Знаете, я рассматриваю семью как целостную систему. Есть вы, Инна. Есть вы, Амир. И есть то, что происходит между вами. Цикл конфликта, который вы описали, — свидетельство того, что элементы вашей семейной системы адаптируются друг к другу несколько экзотическим способом.

И.: У нас все непросто! (Смеется)

В.Д.: А какое чувство вы, Инна, испытываете, когда Амир «исчезает»?

И.: Страх. Я боюсь потерять семью. Переживаю за себя, за отношения, за все, что я в них вкладывала.

Я готова убить его в этот момент! Ненавижу так, что даже хочу разорвать отношения

В.Д.: И ваш страх, получается, выполняет определенную функцию в вашей системе, помогает ее сохранять, как ни странно. Мне кажется, здесь нет правых или виноватых. Система так работает, и вы пришли сюда, потому что вас это не устраивает.

Я предлагаю исследовать цикл: как конфликт возникает, какие чувства испытывает каждый из вас, что вы делаете потом. Ведь своими действиями вы пытаетесь что-то сказать друг другу. Что именно — сейчас попытаемся выяснить, и это, возможно, поможет нам цикл разорвать. Инна, что вы чувствуете, когда нет ответа?

И.: Начинаю беспокоиться. Все ли с ним в порядке? Представляю: пожар, скорая, Амир где-то лежит, мне сейчас позвонят… Когда он отзывается, думаю: слава богу! Но тут манера общения меняется. Обычно он пишет: «Все хорошо, милая» и шлет смайлики, сердечки. А тут отвечает: «Все ок». Сухо так.

Я понимаю: наверняка ведь пил еще! Сразу возникает в голове параллель: где алкоголь, там и женщины. И тут я взрываюсь, просто ураган внутри. Злюсь, психую, использую самые изощренные ругательства, которые могу вспомнить. Я готова его убить в этот момент! Ненавижу так, что даже хочу разорвать отношения.

В.Д.: Амир, а вы что делаете?

А.: Я стараюсь побыстрее написать жене. Часто попросту связь плохая. Или ужин с партнерами затянулся. Или устал и не заметил сообщения. Раньше я пытался воевать, но понял, что это бесполезно. Поэтому пишу, что люблю ее, прошу прощения. В голове держу, что завтра Инне станет легче, она меня выслушает. А приеду домой, помиримся.

«Мы ссоримся в переписке»

В.Д.: Что вы чувствуете, когда получаете злобное СМС?

А.: Сильно злюсь, потому что меня оскорбляют. Но при этом я помню о тех переписках, которые Инна обнаружила. Они не были чем-то серьезным для меня, но осадок от них все равно остался, доверие подорвано. Потому я к этим конфликтам привык. Прекрасно понимаю, что меня в любой момент могут обвинить за то, чего я не делал. Понимаю также, что Инне тяжело...

В.Д.: Вы говорили про свою злость?

А.: Нет, кажется, ей это неинтересно.

В.Д.: А если бы я попросил вас прямо сейчас это сделать?

У меня впечатление, что каждый из вас сам объясняет себе, что именно происходит c партнером

А.: Я думаю, она прекрасно понимает, что ничего другого вызвать у меня грубыми словами не может!

В.Д.: Друзья мои, у меня складывается впечатление, что каждый из вас сам объясняет себе, что именно происходит с партнером. Но вы будто не можете напрямую поделиться друг с другом своими чувствами и получить отклик.

Амир, когда вы говорите: «Я думаю, она понимает» — вы делаете предположение. Понимает Инна или нет, мы можем выяснить, только спросив ее саму. А все остальное — домыслы, фантазии про Инну. Но она здесь, и мы можем ее спросить.

Я бы предложил вам сейчас потренировать такое прямое общение. Прошу вас формулировать сообщения, начиная со слова «Я», от первого лица и не допускать фраз вроде «Потому что ты…». Пожалуйста, попробуйте.

А.: Я чувствую беспомощность. Мне больно оттого, что тебе больно, Инна. Мне очень плохо потому, что я это сам и допустил.

В.Д.: И что вы чувствуете, получая сердитое СМС?

«Мы ссоримся в переписке»

А.: Я понимаю, что ничего не изменится. Могу позвонить, но будут слышны только крики. Потому пишу, что люблю ее.

В.Д.: Скажите Инне это сейчас.

А.: Инна, дороже тебя для меня никого нет. Я очень сильно тебя люб­лю. Переживаю, когда ты пишешь мне гневные СМС. Если я долго не отвечаю, позвони, и плевать на роу­минг. Я подниму трубку и скажу, что все в порядке.

В.Д.: Инна, сейчас Амир поделился своими чувствами с вами…

И.: Все, что он сказал, я и так знала.

В.Д.: А что вы почувствовали?

И.: Мне было обидно, захотелось спросить: «А что ж ты мне пять часов не отвечал, а теперь беспокоишься?!»

А.: Но я не ребенок! Я же не могу постоянно мамочке отписываться, где я нахожусь.

И.: А если мамочке это необходимо, чтобы успокоиться и уснуть?

А.: Согласен, это нужно сделать, если мамочке необходимо. Просто я никому до отношений с тобой не сообщал о своем местоположении.

И.: Ты же в армии служил…

В.Д.: Но в армии-то перед кем отчитываются?

«Мы ссоримся в переписке»

А.: Перед старшим... Она себя чувствует старшей.

В.Д.: Инна, каково вам быть старшей в семье?

И.: Я и правда главная, потому что ко мне приходят за советами. Меня это, если честно, утомляет.

А.: Если что-то сделать не так, ты будешь кричать. Именно поэтому спрашивают, чтобы ты не кричала…

В.Д.: Насколько я понимаю, в вашей системе сложилось такое взаимодействие: Инна контролирует каждый шаг Амира. И вам так жить достаточно удобно. Периодически вы, Амир, не можете отчитаться.

Тесный контакт, в котором вы с Инной обычно находитесь, разрывается. У Инны увеличивается напряжение, оно проявляется в агрессивных сообщениях. У Амира они вызывают злость. На время ваша плотная связь будто разрывается.

Потом вы миритесь, она восстанавливается и цикл повторяется. Наверное, так будет и дальше, если вы не решитесь на изменения, чтобы общаться на равных, а не как начальник и подчиненный, не как мама и сын.

И.: То есть не надо эту проблему решать, да? Она нам помогает…

В.Д.: Если вы готовы жить так, как сейчас, можете оставить все как есть. Это продлится так долго, насколько у вас хватит сил. Но вы здесь оказались в том числе потому, что ресурсов все меньше и меньше.

Возможно, если вы продолжите семейную терапию, то столкнетесь с не самыми приятными чувствами. И может быть, вам проще сохранять эту рискованную коммуникацию, нежели идти на глубинные изменения. Решение в любом случае остается за вами.

Постскриптум

Инна (спустя неделю): Проблема пока не решена, но мы с Амиром, по крайней мере, поговорили откровенно. Нам сложно общаться честно про такие ситуации: либо ссоримся, либо быстро уходим от темы.

А на сеансе мы смогли отследить всю цепочку конфликта, не прерваться, не скатиться в обвинения. Да, я смогла услышать мужа, хоть меня это и не успокоило. Думаю, мы оба вспомнили, как сильно любим друг друга, несмотря на ссоры. И это уже здорово.

Амир (спустя неделю): Я осознал, насколько я закрытый и скованный. Мне было крайне непросто рассказывать о своих чувствах. Но теперь я вижу, как важно быть откровенным с женой, говорить с ней об эмоциях более свободно.

Еще я понял: любимая не подозревает меня в чем-то конкретном. Она боится самой возможности того, что со мной может что-то плохое произойти. Ей страшно остаться одной. Но для меня семья — самое важное, и я всегда буду рядом.

Владимир Дашевский: Агрессия Инны в ответ на молчание Амира — способ выплеснуть эмоции, которые накапливаются и не могут проявиться более экологично, поскольку напрямую супруги чувствами не обмениваются.

А ссоры помогают им сблизиться. Амиру и Инне было бы полезно научить­ся проявлять свои чувства и отделять от эмоций партнера. Понять, что другой может гневаться, но это его собственные драконы. И справляться с ними каждый может сам.

КАК ПОПАСТЬ НА ПЕРВУЮ БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ  

Психотерапевт Владимир Дашевский каждый месяц проводит бесплатную консультацию с одним из читателей. Если вы давно хотели разобраться в себе, просто заполните заявку на участие в спецпроекте журнала Psychologies. Вы убедитесь, что даже за один сеанс работы со специалистом можно лучше осознать причины проблем и начать путь к освобождению.

Текст: Владимир Дашевский, Мария Лаврентьева
Источник фотографий: Алексей Неретин
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
ВИДЕО

В каком мире мы будем жить через 5 лет?

Смотреть
новый номерФЕВРАЛЬ 2020 №48
165Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты