psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовил Антон Солдатов,  Любовь Ракова 

Психосоматика: услышать, что говорит болезнь

С точки зрения психосоматики за нашими болезнями стоят тайные желания, страхи и конфликты, вытесненные в бессознательное. Иногда только работа с психотерапевтом помогает понять, откуда взялись постоянные простуды или боли в сердце.
Психосоматика: услышать, что говорит болезнь

«Горло болит от стресса, близорукость говорит о страхе перед будущим, а прыщи появляются из-за несогласия с собой или подсознательного страха перед людьми» – это лишь несколько объяснений, которые можно найти, если набрать в поисковике слово «психосоматика».

В ХIХ веке, когда наука психосоматика только появилась, такие объяснения были в порядке вещей. Сегодня специалисты считают их предрассудками. «Нет смысла говорить пациенту, что у него болит спина, потому что он слишком много на себя взвалил, – считает психотерапевт Франсуа Моро. – Это карикатура на психосоматику, попытка терапевта трактовать симптом по собственному усмотрению, без анализа».

Значит, причина наших болезней не в негативных эмоциях. Но в чем тогда? С точки зрения психосоматики так проявляют себя внутренние конфликты, не получившие «роль» на сцене психической жизни. «Оказывается, мое тело может говорить, но оно говорит мне вещи, которых я не понимаю, – вот что чувствуют пациенты с психосоматическими заболеваниями», – объясняет Франсуа Моро.

Если конфликт слишком острый, психика вытесняет его в бессознательное. Но вытеснить мало – нужно его там удержать. На это уходит много сил. Если к этому добавляется состояние стресса, психике приходится бороться на два фронта. В какой-то момент она может дать слабину.

Самый больной в мире Карлсон

«Всем нам случается свалиться от простуды, провести несколько дней в постели именно тогда, когда мы устали или когда нас ждут сложные и неприятные дела. Это самый банальный пример соматизации», – поясняет Беатрис Лефрансуа, психоаналитик парижского центра психосоматики имени Пьера Марти.

Мы можем ругать себя за то, что легко оделись накануне, восклицать: «Как это все не вовремя!», но на бессознательном уровне мы получаем то, чего нам не хватает. Возможность не идти на нелюбимую работу, внимание партнера, которого по вечерам не оторвать от телевизора, и родителей, которых мы редко видим, – все это болезнь может нам обеспечить, хоть и ненадолго.

Как психолог я работаю с пациентами в психологическом центре Филлипа Помэля в Париже. Один из них, молодой человек 23 лет, жаловался, что его мать, с которой он живет в одной квартире, требует от него найти работу. Но постоянные простуды не давали ему это сделать.

«Она все время цепляется ко мне, кроме тех случаев, когда я болею», – сказал он однажды. «Значит, болеть – это практически единственный для вас способ сделать так, чтобы дома вас оставили в покое», – предположила я, что вызвало бурную реакцию: «Но я действительно болею!»

И он прав. Температура, кашель, боль в горле – по всем признакам у него настоящий грипп. Но сейчас ему трудно принять тот факт, что его болезнь позволяет ему избежать упреков матери и хотя бы неделю не думать о работе.

Жертва ста одной смертельной болезни

Бывает и так: никаких симптомов нет, а человек без конца жалуется на боли и плохое самочувствие. Врачи разводят руками: анализы в норме, никаких патологий и отклонений. «Медицина не находит ничего, но именно это «ничего» так интересует психосоматику», – поясняет Франсуа Моро. Что же происходит с этими пациентами на самом деле?

«Я вспоминаю одну мою пациентку, университетского профессора, которая вышла на пенсию и все потеряла, – рассказывает Беатрис Лефрансуа. – Отношения с коллегами разладились, муж ушел к другой женщине, она осталась совсем одна. У нее больше не было ни студентов, ни работы, и именно в этот момент она стала ипохондриком».

Если мать не отвечает на потребности ребенка, в будущем он может стать ипохондриком, ища причину такого отношения в своем теле

Есть и такие люди, у которых вроде бы все есть, но они все равно панически боятся сквозняков, подолгу рассматривают кожу в поисках родинок, бегут в поликлинику, если заболел палец. Объяснение этому психосоматика находит в отношениях младенца с самым первым объектом любви – с его матерью. Если мать холодна, не отвечает на потребности ребенка, в будущем он может стать ипохондриком, как бы ища причину такого отношения в своем теле.

«Вместо того чтобы направить свою любовь и энергию на работу, мужа, ребенка или какое-то увлечение, ипохондрик направляет всю энергию на самого себя, часто на определенную часть своего тела, которую считает больной», – объясняет Беатрис Лефрансуа.

Ипохондрик не притворяется – он действительно чувствует себя плохо, но не понимает почему. Бесполезно залечивать его антибиотиками или, наоборот, кричать на него: «Хватит выдумывать глупости! Возьми уже себя в руки». Важно, чтобы он обратился за помощью к специалисту, который cумеет услышать его истинную жалобу и поможет разобраться в том, что с ним происходит.

Назначено умереть

Но иногда из-за психологических проблем у человека развиваются серьезные заболевания, которая ставят под угрозу его жизнь. «Мы можем заболеть от неосознанного чувства вины или оттого, что не смогли примириться с потерей близкого человека», – поясняет Беатрис Лефрансуа.

Так произошло с ее пациентом Рене, у которого после смерти родителей начались проблемы с сердцем. Он рассказывал об этом так, словно ждал, что однажды зайдет в кабинет врача и тот скажет ему: все, конец. Рене не говорил о смерти прямо, но часто возвращался к тому, что не видит для себя никакого будущего. Каждый день он приходил в квартиру родителей под предлогом ремонта, но просиживал там часами без дела, как в мавзолее.

Маленький Рене поверил: если он не нужен родителям, значит, он вообще не должен жить

Оказалось, что Рене был незапланированным и даже нежеланным ребенком. Он случайно узнал об этом в детстве. Маленький Рене поверил: если он не нужен родителям, значит, он вообще не должен жить. Это открытие было слишком тяжелым, и психика включила защиту, вытеснив его в бессознательное. Смерть родителей стала потрясением: психика Рене не справилась со стрессом, и вытесненный конфликт перешел в тело. Потребовалось много времени, чтобы Рене осознал это. Но в процессе терапии симптомы болезни ушли.

«Важно определить ту критическую точку в жизни пациента, из которой берет начало болезнь, – объясняет Франсуа Моро. – Тогда мы сможем понять, почему болезнь появилась именно сейчас, а не год или пять назад».

Разбирая шаг за шагом вместе с терапевтом историю своей жизни, пациент может понять смысл своей болезни – а это первый шаг к выздоровлению.

Автор – Любовь Ракова, клинический психолог, выпускник Университета Париж VII имени Дени Дидро, специалист в области психопатологии и психоанализа.

Источник фотографий: GETTY IMAGES
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье