Дружное трио в нашей тарелке: вина, стыд и обида
Фото
Getty Images

Как формируются вина, стыд и обида? 

Вина, стыд и обида связаны между собой. Возникают они в детстве, когда нас что-то травмирует, самооценка рушится и мы начинаем применять защитные стратегии. 

Что может изменить взаимоотношения с едой? Любое замечание, высказанное вслух по поводу манер в целом и за столом в частности, относительно внешности ребенка и его личностных качеств. «Ну ты и плюшка! Кушать нужно поменьше», «Не чавкай за столом, а то уйдешь в свою комнату», «С кого ты такой неряшливый уродился — испачкал всю скатерть!»… 

Такие замечания проскальзывают без труда внутрь личности и поселяются там надолго

«Когда самооценка нарушается в результате эмоционального негативного сбоя, то в обеспечении любви и внимания к своим потребностям в питании пролегает глубокая трещина. При этом появляются такие эмоциональные реакции на еду и на отражение в зеркале, как стыд, вина и обида» — поясняет Эв Хазина.

Послания о еде, которые мы получаем в детстве, прикреплены намертво к ощущению «я принадлежу». Все, что идет вразрез с этой принадлежностью, ощущается как угроза и опасность. Например, в семье, где родители чрезмерно увлечены идеей отличной физической формы как средства управления своей жизнью, дети находятся под прессингом нереалистичных ожиданий.

Испытание праздничным застольем

Нередко вина, стыд и обида неожиданно появляются у нас за праздничным столом. Они выскакивают как черт из табакерки. Это автоматические реакции, предвидеть их мы не можем. Мы начинаем чувствовать себя не такими, как все, стесняемся своих желаний, совершенно теряем аппетит. Случиться это может на торжестве в ресторане или во время корпоратива, семейного застолья. 

 Почему так происходит? Дело в том, что прямые или завуалированные замечания значимых взрослых ранят нас и напрямую влияют на аппетит, на восприятие образа тела. И мы явно или косвенно начинаем себя наказывать: ограничивать в еде, запрещать себе есть те или иные продукты. Временами срываемся на вседозволенность, а потом испытываем вину и стыд.

Дружное трио в нашей тарелке: вина, стыд и обида
Фото
Getty Images

Путь возвращения достоинства

«Ограничения и вседозволенность — это лишь примитивные механизмы выживания, защитные реакции родом из детства. Если наше чувство собственного достоинства разрушено, то мы не можем позволить себе заботиться о себе по-настоящему», — напоминает Эв Хазина. 

И это связано не только с питанием. Например, мы не можем позволить себе массаж, своевременное лечение или естественный для себя вид физической нагрузки. Мы больше заняты украшением себя, чем реальной заботой о своем состоянии.

Поможет забыть о столь травматичных чувствах, как обида, стыд и вина, искусство маленьких шагов. Путь реабилитации пищевого поведения не прост, но мы можем начать с малого: задуматься о своих потребностях, о том, чего нам действительно хочется. 

Спросите себя, чего вы хотите на самом деле, какие еще чувства, кроме вины и стыда, может вызывать у вас еда

Позвольте себе получать удовольствие от приема пищи и не ругайте за кусочек торта, который вы съели за праздничным столом. Разрешите себе есть вкусную и качественную еду, обращайте внимание на то, что входит в состав продуктов, которые вы приобретаете в магазине.

Помните, что корень нарушений взаимоотношений с едой и телом лежит в невозможности любить и принимать себя. Посмотрите на свое отражение в зеркале, любуясь собой. Обратите внимание на ясный взгляд, красивую осанку. Так вы начнете путь к возвращению своих истинных потребностей, погребенных под руинами порушенного достоинства и значимости.

Эв Хазина

PhD, психотерапевт, специалист по психологии питания, ведущая тренингов и программ в тренинг-центре Марика Хазина, соавтор книги «Откройте форточку. Как впустить новые возможности в свою жизнь».

www.marik.ru/