Тони Робер-Флёри
Доктор Филипп Пинель освобождает от оков психически больных в больнице Сальпетриер в 1795 году (Тони Робер-Флёри, 1876 год)

В 1808 году немецкий медик Иоганн Рейль придумал название «психиатрия» и впоследствии получил статус ее основоположника. Но на самом деле все началось с шумерских магов, которые боролись с безумием заклинаниями и амулетами.

К V веку до н.э. античные медики решили, что природа помешательства бывает «божественной» или «демонической». И примерно тогда же научились определять симптомы психоза. Состоятельных безумцев стали запирать дома, бедных — в тюрьме.

Бесноватые и святые

Раннехристианское общество строило хосписы и больницы для душевнобольных и прочих страждущих. Но с развитием церковных догматов милосердию пришел конец. Людей с психическими проблемами считали одержимыми дьяволом, гнали прочь, убивали, в лучшем случае они находили пристанище в монастырях.

Иногда бесноватых «лечили»: связывали и лили на темя холодную воду. Инквизиция вообще с ними не церемонилась. Впрочем, некоторых душевнобольных людей могли и почитать как святых. На Руси их звали юродивыми.

Лечебницы строгого режима

В 1247 году братство «Господа нашего из Вифлеема» построило на окраине Лондона общежитие, где со временем приютили «скорбных разумом». А потом что-то пошло не так. Здание передали под Королевский госпиталь Bethlehem — тот самый «Бедлам», что навеки стал синонимом бардака. Тут-то и начался настоящий дурдом!

Пациентов держали в жуткой грязи и тесноте, избивали, сажали на цепь. В 1675 году «Бедлам» перебрался в новый корпус, но порядки остались старыми. Разве что власти стали пускать за деньги всех желающих полюбоваться злобными «психами».

Подобные заведения процветали повсюду. Во Франции — «Отель Дьё» и «Бисетр», где людей держали в клетках, в Австрии — «Наррентурм», в США — «Белвью», и это лишь самые знаменитые. В России по указу Петра I открывались «доллгаузы» — сумасшедшие дома тюремного типа.

Кто знает, сколько длились бы издевательства, если бы не Великая французская революция и психиатр Филипп Пинель. В 1792 году он снял оковы с узников «Бисетра» и выпустил их из камер. Реформы поддержали и другие прогрессивные клиники. Однако строгий режим сохранялся в учреждениях Старого и Нового Света вплоть до середины XIX века.

Безумная терапия

Все это время пациентов «психушек» не то чтобы совсем не лечили. Правда, врачи действовали наугад: «Попробуем эту странную методу: вдруг поможет?»

Очищение крови

Лет за сто до Пинеля его соотечественник Жан Дени додумался заменить дурную кровь «одержимых»... кровью невинного ягненка. Первый подопытный почему-то выжил и даже обрел частичное здравомыслие. Второму не повезло, и лекаря казнили за умышленное убийство. Но идея не умерла.

Бенджамин Раш, отец американской психиатрии, стал переливать пациентам кровь здоровых людей. Многие погибли от сепсиса.

Успокоительные аппараты

Тем временем в психиатрических лечебницах вовсю применяли гиратор — доску, подвешенную к потолку. К ней привязывали относительно мирных помешанных и раскручивали что есть силы. После такой «карусели» их нещадно рвало, что считалось крайне полезным.

Тот же Раш сконструировал кресло-транквилизатор, в котором «успокаивали» буйных — причем длиться «сеанс» мог от нескольких суток до нескольких месяцев. Руки и ноги фиксировали ремнями, на голову опускали деревянный «капюшон», под дыру в сидении подставляли отхожее ведро.

Заметьте, сэр Бенджамин не был садистом. Напротив, настаивал, что так называемые «слабоумные» — не «уроды», а больные. Он написал множество научных работ и придумал трудотерапию, которая успешно применяется до сих пор.

Водные процедуры

Фото №1 - Изгнание бесов, электрошок и лоботомия: темное прошлое психиатрии
Инструкция по шоковой терапии доктора Жозефа Гуслена (Нидерланды, 1826 год)

В начале XVII века нидерландский физиолог ван Гельмонт обнаружил проблески рассудка у слабоумного, который едва не утонул во время купания. Доктор смастерил подобие пыточного колеса, позволявшего методично топить привязанных пациентов. Не насмерть, но почти: чтобы пережили шок и стали нормальными.

В 1770 году Сэмюэл Уиллард, основатель первой психиатрической больницы в США, усовершенствовал старинную конструкцию. Душевнобольных погружали в пруд в особом резервуаре, пока те не начинали захлебываться. Заметных улучшений не наблюдалось. Тем не менее приверженцев «гидротерапии» прибывало.

И психотиков, и невротиков сажали в паровые шкафы и горячие ванны, чтобы вывести «вредные» жидкости. Ледяными ваннами замедляли кровоток и таким образом купировали «буйство». Чтобы пациенты не выскочили, сверху натягивали парусину.

Беспощадная психохирургия

Трепанация черепа в современной нейрохирургии — ювелирная операция, показанная при опухолях и черепно-мозговых травмах. Но археологические находки свидетельствуют, что еще древние лекари проделывали чем-то вроде коловорота дыру в голове безумца, чтобы выпустить злых духов. Неудивительно, что большинство пациентов тут же отправлялось на тот свет.

Потомкам тоже было любопытно, что творится у людей в голове. На рубеже XVIII-XIX столетий Франц Йозеф Галль связал человеческую психику со строением черепа и разработал теорию френологии. Согласно положениям этой псевдонауки, строение нашего черепа напрямую связано с нашей психикой. Сам Галль никому не навредил, а вот его последователи принялись перекраивать черепа в надежде устранить психические нарушения.

В 1935 году португальский нейрохирург Эгаш Мониш заявил, что иссечение лобных долей мозга помогает при тяжелых психических расстройствах. Ведь треть прооперированных «выздоровели» (то есть стали тихими и покорными).

Рискованные эксперименты вызвали бурю негодования в научных кругах. Однако Мониш все же получил Нобелевскую премию, и префронтальную лоботомию стали практиковать повсеместно. Наспех обученные доктора упоенно сверлили черепа и резали мозги, из-за чего пациенты оказывались практически в вегетативном состоянии. Именно это произошло, к примеру, с Розмари Кеннеди, старшей сестрой легендарного президента США Джона Кеннеди. Она отставала в развитии и с возрастом становилась непредсказуемой. Когда девушке было 23 года, обеспокоенные резкими перепадами ее настроения родители решились сделать операцию. В итоге Розмари перестала разговаривать, ее интеллект снизился до уровня интеллекта двухлетнего ребенка.

В 1950-х негативные последствия подобных операций стали слишком очевидными, и метод официально запретили во многих странах, в том числе и в СССР.

Высокие технологии

Проведение электрошоковой терапии
Проведение электрошоковой терапии (США, 1942 год)

Казалось бы, научно-технический прогресс неизбежно должен был вызвать расцвет гуманной психиатрии. Но нет. В 1934 году нейробиолог Ласло Медуна пропустил электрический ток через мозг больного, и тот пошел на поправку.

Дальнейшие опыты тоже оказались более-менее удачными, и началось повальное увлечение электросудорожной терапией (ЭСТ), а проще — электрошоком. Только вот Медуна применял ЭСТ при кататоническом синдроме, а в американских клиниках ее назначали чуть ли не всем подряд.

Заторможенность, утрата личности, частичная потеря памяти — лишь немногие последствия пытки электрошоком. Сейчас к ЭСТ прибегают в крайних случаях, но и метод во многом претерпел изменения.

Смирительная фармакология

Не подумайте, что психически больных людей не пытались лечить консервативно. Их пичкали... беленой, чемерицей, слабительными, опиатами. Толку не было никакого, но жили они при этом недолго.

Фармакология все же развивалась: появились снотворные, барбитураты, инсулин. Последний чрезвычайно заинтересовал берлинского психиатра Манфреда Сакеля. В 1933 году он предложил лечить шизофреников инсулиношоковой терапией. То есть вводить лошадиные дозы инсулина, от чего наступала гипогликемическая кома, откуда выходил не всякий. Революционный подход приняли «на ура» и кое-где практикуют до сих пор.

В 1952 году изобрели первый нейролептик аминазин, а за ним лекарство покруче — галоперидол. Несмотря на длиннейший список побочных эффектов (жжение, отеки, спазмы, учащенное сердцебиение, двигательные нарушения, гормональные сбои и прочее), оба препарата встретили овациями. Их применяют и сейчас — как цивилизованные сдерживающие средства.

Безусловно, современная психиатрия очень далека от прежнего варварства. Психически больных не пытают, не заковывают в цепи, не держат в клетках. В лечении используются два основных метода — психофармакология и психотерапия. Есть научная и практическая база, продолжаются исследования. Но человеческая психика и сегодня остается terra incognita.