Как психологи работают с авторами насилия

Мы называем этих людей абьюзерами, тиранами, мучителями. А в профессиональной среде за ними закрепился термин «автор насилия». Именно так психологи называют человека, который применял насилие в отношениях, осознал проблему и готов работать над изменением поведения. Такое название позволяет не ставить на человеке клеймо абьюзера и дает ему возможность проработать свои проблемы в поддерживающей обстановке.

Это не значит, что его поступки прощают, что на них закрывают глаза. Это лишь значит, что специалист поддерживает того, кто обратился к нему за помощью и отказывается от стигмы.

КАК УСТРОЕНЫ ПРОГРАММЫ ПО РАБОТЕ С АВТОРАМИ НАСИЛИЯ В МИРЕ?

Такие программы появились в конце XX века в США, а затем распространились в Австралии, Канаде, Европе и ряде развивающихся стран. Чаще всего участники работают в группах, на встречах которых обсуждают гендерные роли и обучаются таким навыкам, как умение справиться со стрессом и гневом, принятие ответственности за свои действия и оказание эмоциональной помощи другим.

В США, например, работает около полутора тысяч подобных программ — причем не только добровольных. По американскому законодательству лица, впервые совершившие насилие, должны посещать реабилитацию принудительно.

Американское исследование показывает, что большинство авторов насилия, прошедших через такие программы, остаются «физически неагрессивными» в течение двух лет. Однако от трети до половины участников так и не завершают курс.

ТИПЫ АВТОРОВ НАСИЛИЯ

  • Женщины, которые кричат на детей или бьют их. Часто клиентки, обратившиеся к психологу, утверждают, что проявляют насилие по отношению к ребенку, а в итоге оказывается, что они сами — жертвы абьюза со стороны мужа. Их отношение к детям — ответ на поведение партнера.
  • Мужчины, которые осознают, что они проявляют абьюз в отношениях с партнершами.
  • Люди, которые не осознают проблем в своем поведении, но приходят по наставлению партнера.
  • Люди, которые считают себя жертвами насилия, однако в процессе работы выясняется, что это они применяют абьюз. Такие клиенты воспринимают свои действия как самооборону и не понимают, что сами причиняют другим проблемы.
  • Люди, которые признаются, что применяют насилие в семье, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что эта роль им навязывается партнером.

КОГДА АБЬЮЗЕР ОБРАЩАЕТСЯ К ПСИХОЛОГУ?

Запрос на изменение абьюзивного поведения в России появился около трех лет назад, рассказывает Татьяна Орлова — психолог и соучредитель центра «НеТерпи», в котором проводят консультации для пострадавших от абьюза и авторов насилия.

По ее словам, автор насилия начинает осознавать проблематичность своего поведения в тот момент, когда эта стратегия перестает работать или последствия ее становятся слишком тяжелыми.

При этом абьюзивные механизмы есть у 95% людей, однако они выражены в разной степени, считает Орлова. Кроме того, у людей отличаются пороги чувствительности к насилию — это зависит от социальной нормы, которая была принята в их среде.

КАК НАЧИНАЕТСЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА С АВТОРОМ НАСИЛИЯ?

Специалисту необходимо выяснить, действительно ли в семье есть проблема абьюза. По словам Татьяны Орловой, из-за большого количества информации о насилии, появившейся в последнее время в СМИ, существует проблема гипердиагностики, когда абьюзом называют любое неприемлемое (но не обязательно насильственное!) поведение. И на предварительной консультации нужно выясняить, как устроены отношения и что происходит в семье на самом деле.

«Иногда бывает так, что человек сам навешивает на себя ярлык автора насилия, берет на себя ответственность абсолютно за все, но при общении с консультантом оказывается, что насилие взаимное или что то, что он воспринимал как насилие, — это глубокое недопонимание, при этом абьюз действительно есть, но человек его не маркирует таковым.

Редко оказывается, что никакого насилия нет, а есть нарушение коммуникации между партнерами», — отмечает психолог-консультант по вопросам домашнего насилия Наира Парсаданян.

«Абьюзивные механизмы есть у 95% людей»: как психологи работают с авторами насилия

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С АВТОРОМ НАСИЛИЯ

Как подчеркивает Татьяна Орлова, в работе с автором насилия используется системная модель. Психотерапевт позволяет ему увидеть собственный вклад в циклический процесс абьюза. Затем клиенту предлагают осознать, какие именно стратегии у него включаются, как работает его гнев, и понять точку беспомощности.

Также специалисты используют технологии работы с травматическим опытом и применяют техники, которые позволяют выработать человеку новый образ себя и отношений. В работе с психологом автор насилия может занимать одну из двух позиций:

1. Клиент готов взять ответственность за насилие

Если он понимает, что поступает неправильно, необходимо разобраться с механизмом абьюза. Как правило, насилие — ответ на беспомощность, которая возникает у человека в определенных ситуациях.

Когда автор насилия чувствует тревогу, он пытается воздействовать на своих близких, чтобы не допустить для себя самого негативных ситуаций. Орлова советует отслеживать, в какой момент возникает беспомощность, с чем она связана и на какие действия толкает это чувство.

2. Клиент не готов признать проблему

Если автор насилия не до конца понимает, какие процессы происходят у него внутри, необходимо их до конца исследовать. Работа начинается с того, чтобы помочь человеку увидеть, что он хочет двигаться к равных отношениям, большему уважению и поддержке, а модель отношений, которая есть сейчас, и ее негативное влияние на близких, его не устраивает.

«Человек осознает, что он сам по себе — не его собственные абьюзивные стратегии, что он способен выстраивать равные отношения», — объясняет психолог.

СКОЛЬКО ДЛИТСЯ ТЕРАПИЯ?

Первые успехи можно заметить примерно через три-четыре месяца занятий с психологом, считает Орлова. Но длительность работы зависит от того, как долго человек применяет абьюз. Так, люди, которым такое поведение свойственно с детства, не понимают последствий своих действий, у них вырабатывается объяснительная концепция («Партнерша меня вывела, она сама виновата»).

Зачастую поведение автора насилия может быть связано с большим опытом травматических повторяющихся событий. В итоге за одной проблемой может проступить вторая, а за ней — еще и еще. Тогда у человека складывается устойчивый абьюзивный механизм, с которым придется долго работать.

Парсаданян добавляет, что количество сессий зависит от многих факторов, самый важный из которых — способность менять деструктивный паттерн отношений. Также важно, признает ли человек, что применяет насилие к близким, считает ли это проблемой и хочет ли ее решить.

Необходимо учитывать, может ли клиент выдерживать большое напряжение, которое порой возникает в кабинете у психолога — ведь человек сталкивается с той частью себя, которую он мог долгое время отрицать.

«Своим клиентам я всегда говорю, что терапия длится минимум полгода, а дальше все зависит от возможностей психики и скорости, с которой она способна меняться», — резюмирует Наира Парсаданян.

Об экспертах

Татьяна Орлова

Татьяна Орлова — психолог, системный семейный терапевт, соучредитель центра психологической помощи для пострадавших от домашнего насилия и применяющих насилие в отношениях «НеТерпи».

Наира Парсаданян

Наира Парсаданян — психолог-консультант по вопросам домашнего насилия.

Где искать помощь?

Если вы оказались в ситуации насилия, как можно скорее обратитесь за поддержкой.

  • Национальный центр по предотвращению насилия «Анна», т. (495) 473 6341, www.anna-center.ru.
  • Служба социально-юридической помощи пострадавшим от насилия «Александра» в Санкт-Петербурге, т. (812) 320 6724, www.laspodmoga.ru.
  • Кризисный центр для женщин и детей, переживших насилие в семье, «Екатерина» в Екатеринбурге, т. (343) 220 3028, www.kc-ekaterina.ru.
  • Организация по оказанию психологической помощи «Нетерпи», www.neterpi.com.