Какому поколению труднее переживать кризисное время?

По мнению многих представителей среднего и старшего поколения, именно их ровесники ощущают уверенность: и этот кризис можно пережить. В то время как многие зумеры (родившиеся после 1997 года) и миллениалы (1981–1996 годы рождения), привыкшие к относительно предсказуемому миру, переживают глубокое чувство тревоги.

«Я рекомендую не отождествлять себя с этими событиями»

Гузель Махортова, психолог

Я считаю, что старшее поколение психологически более устойчиво — прежде всего благодаря возрасту и опыту. Перестройка. Девяностые. Дефолт. Еще раз дефолт. На наше поколение пришлось много кризисов. Тем, кто старше, пришлось пережить и Великую Отечественную войну. И все мы относительно спокойно воспринимаем случившееся, не как конец света.

Никто из нас, представителей среднего и старшего возраста, не отождествляет свою жизнь, себя с событиями дня сегодняшнего и с курсом валюты. Жизнь быстротечна, и в этой быстротечности есть много событий. Тот, кто может заработать сегодня, мог работать вчера — и заработает завтра. Деньги — дело наживное.

Вот что подсказывает мне жизненный опыт:

  • Я рекомендую не отождествлять себя с этими событиями, а фиксироваться на чем-то обыденном. Обсессивно-компульсивные навыки в поведении как способ преодолеть стресс и психоз никто не отменял. Готовка. Уборка и прочее. Шаг за шагом. По порядку.

  • Я, например, не хожу в соцсети. Это сейчас настолько токсично! И здесь психологическая устойчивость зависит не столько от возраста, а, скорее, от того, есть ли в человеке подавленная агрессия, и сколько ее. Те, у кого ее много, сейчас находят себе «удобные» мишени. Поиск виноватых, злость на тех, кто считает по-другому, — просто способ сбросить, канализировать свою агрессию. И это вопрос внутренней проработанности и осознанности. У нас в коллективном бессознательном подавленной агрессии много, и нужно быть очень аккуратными, очень сдержанными. 

Сохраняем осознанность и сдержанность — и чистота ноосферы нам обеспечена. Это главное, что мы можем сделать во благо мира

  • Я считаю, что важно понимать: та картина, которую мы можем видеть, — лишь верхушка айсберга. И не стоит спешить с выводами. Важнее всего сейчас — оставаться внутренне устойчивыми и собранными.

«Если опыт проживания кризиса не был удачным, то адаптироваться к переменам намного сложнее»

Анна Иванютенко, гештальт-терапевт

Конечно, опыта переживания и проживания различных кризисов у старшего поколения намного больше. В силу возраста — чем дольше мы живем, тем больше накапливаем историй адаптации к изменившимся условиям. Возможно, происходящее сейчас сравнимо с событиями конца 80-х и начала 90-х. И те, кто тогда был достаточно взрослым, кто сумел пережить политический и экономический кризисы, сейчас устойчивее.

Двадцатилетние впервые столкнулись с событиями такого масштаба и настолько тревожной ситуацией (ну или второй раз — если считать пандемию). И, соответственно, сейчас у них может быть больше тревоги по поводу того, как это пережить. Но опять же в силу юного возраста есть другие, телесные ресурсы для восстановления и адаптации к новым условиям.

С другой стороны, если опыт проживания кризиса не был удачным, то адаптироваться к переменам намного сложнее. Есть люди старшего поколения, которые не вполне успешно адаптировались к изменившимся обстоятельствам в 90-е или не смогли встать на ноги после какого-то личного кризиса. В них живет травматический опыт, и сегодня они могут переживать бессилие и апатию. То есть совсем не ресурсное состояние.

Какому поколению труднее переживать кризисное время?

«На адаптивность поколения влияют его ценности»

Инесса Захарян, психолог

Многие люди думают, что существуют как бы по отдельности, что никаких переплетений с другими нет. Особенно часто я это слышу от молодых собеседников.

Но каждое поколение несет в себе свой неповторимый, уникальный отпечаток времени. Именно в этот промежуток времени были такие события, экономические обстоятельства в стране, идеология, которые формировали ценности этого поколения.

А что такое ценности? Это представление о том, что значимо для нас в этом мире и какими нам надо быть, чтобы эту ценность подтверждать в глазах общества. И они влияют на многое — на адаптивность в том числе.

Тем, кто родился и рос в 60-х и 70-х, было очень важно вписаться в определенные рамки, которые помогали выжить. Общие интересы были важнее чем свои. Нужно было не выделяться, быть как все. Людям того времени не приходилось сильно задумываться о будущем, шаблоны были уже заданы.

Следующее поколение, заставшее стабильность и предсказуемость жизни СССР в 80-е, уже лучше осознавало свои личные потребности. Стало возможно проявлять инициативность, думать о собственной выгоде, брать на себя ответственность и идти против ветра при необходимости.

Представители следующего поколения запомнили родительскую тревогу в 90-е. Старая мораль была сметена, что повергало старших в шок и радовало молодежь. «Бери от жизни все», «Не тормози — сникерсни». Ценность — быть крутым, обеспеченным, иметь статус и быть принятым в «тусовку». Эти люди хорошо умеют отстаивать свои интересы.

Зумеры пришли в мир ожившей фантастики. Цифровизация, интернет, гаджеты и бесконечный поток информации. С ним нужно справляться. И времени посидеть-поразмыслить-взвесить не остается. Отсюда импульсивность, спонтанность, но нередко необдуманность действий. Они смелые, они очень стараются высказывать свое мнение и как-то менять ситуацию, если она им не нравится. Правда, редко просчитывают последствия. Но в своем порыве они честны. Эти люди достаточно открыты и со страстью идут к тому, что для них важно.

Что в итоге?

Люди, успешно справившиеся с жизненными кризисами, имеют бесценные навыки выживания и рецепты: что помогает найти в себе ресурсы. Поколение, которое обладает аналитическими способностями, сможет выбрать быстро, на основе анализа находить лучшие решения из предложенных. А смелость и быстрота ума зумеров необходимы, чтобы преодолевать естественную прокрастинацию.

Так кто же сейчас устойчивее? Похоже, те, кто способен оставаться в контакте с близкими, помогать им и держаться вместе, несмотря на разногласия. Так мы сможем обмениваться пониманием, опытом, энергией, спонтанностью друг с другом, чтобы пережить непростые времена.

Гузель Махортова

Психотерапевт, автор книг по женской и детской психологии («Жила-была девочка, сама виновата»; «Расскажи историю. Проективная методика исследования личности ребенка».

www.psyholog-ok.ru/
Анна Иванютенко

Гештальт-терапевт, социолог, ведущая тематических групп и онлайн-курсов, блогер.

www.psychologies.ru/profile/anna-ivanyutenko-433/
Инесса Захарян
Инесса Захарян

Психолог, медиатор, автор книг «Как рулить своей жизнью» (Стеклограф, 2022) и «Чаепитие с Мадам Фортуной» (Бомбора, 2022).