«Мама была ко мне равнодушна, и я говорю ей за это спасибо»
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

«Не нужно было ни за что отчитываться, и меня это только вдохновляло»

Ариадна, 28 лет, владелец студии дизайна интерьеров 

Нет периода печальнее детства. Дети, по сути, лишены свободы и прав, у них одни обязанности. Мне повезло: никому из тех, кто был старше, я не была нужна. Отношений с отцом у меня не было, бабушка жила далеко, а мама моей жизнью почти не интересовалась и давала мне полную свободу.

Она всегда позволяла мне одеваться так, как хочу. Я научилась перешивать одежду и экспериментировала со своим гардеробом. В 13 лет она разрешила мне сделать в своей комнате ремонт. Было только одно условие — за свой счет. Я с детства обожала творчество: рисовать, шить одежду игрушкам. И возможность преобразить комнату была для меня королевским подарком. Вот она, взрослая жизнь с ее полной свободой действий — это и есть счастье.

На летние каникулы через родителей подруг я устроилась работать сразу в два места — помощником на почте и в редакции газеты

Было дико интересно, на заработанное могла сходить в кафе, купить мороженое, а еще кисточки и краски. Я отодрала обои и выкрасила четыре стены в два разных цвета. Мама результатом не интересовалась, зато приходившие ко мне в гости друзья были в восторге.

Позже она не препятствовала тому, чтобы одну стену на кухне я использовала как холст, рисуя прямо на ней. Через год спокойно разрешила мне уехать на каникулы в другой город, пожить у подружки. Условие прежнее — все оплатить самой. Никаких мобильных телефонов тогда не было, и она не особенно интересовалась, как проходит мое путешествие. Не нужно было ни за что отчитываться, и меня это только вдохновляло.

Мама жила своей жизнью. С отцом она развелась, когда я была маленькой, отношений с ним не поддерживала и на вопросы о нем отвечала так: «Тебе повезло, что с ним не знакома». Не помню, чтобы она особенно интересовалась: есть ли для меня в холодильнике обед, не простудилась ли я? Меня это нисколько не обижало — я к такой свободе привыкла и получала от нее удовольствие. И поэтому с трудом понимаю сегодняшние претензии взрослых людей к своим родителям, которые им что-то недодали.

Мне завидовали все мои подруги, которых контролировали с утра до ночи

Они должны были жить строго по составленному для них расписанию. Заниматься тем, что мама с бабушкой считали важным и перспективным. Постоянно быть в поле их внимания и почти ничего не решать самостоятельно. И постепенно мои сверстники вошли во вкус этой несвободы.

Я не считаю, что у всех должно быть такое спартанское детство. Однако если ты с ранних лет не соприкоснулся с возможностью все выбирать самому, то во взрослом возрасте свобода будет пугать. Это превращается в бремя ответственности. И любые жизненные изменения воспринимаются как насилие, потому что ты боишься сделать ошибку и вообще устал от того, что от тебя что-то требуют.

Классическая жизнь среднего человека — постоянное подчинение. Тебя учат слушаться в семье, быть удобным в школе, в институте и на работе. Всю жизнь мы под кого-то подстраиваемся и учимся выживать, но никак не жить.

Жизни мы боимся из-за наших опекающих, желающих нам исключительно добра родителей. Дорога в ад, как известно, выложена благими намерениями. Да, моя мама мало мной занималась, но этим оказала мне неоценимую услугу. Она не подрезала мне крылья, а вручила самое главное — понимание свободы. 

«Для лидерства это неплохо, но сотрудничество может оказаться слабой стороной»

Наталья Арцыбашева, гештальт-терапевт 

Настрой героини кажется бодрым и уверенным, однако некоторые моменты настораживают. Да, творчество и самостоятельность в детстве нужны и полезны. Но почему такая дихотомия: либо полное безрадостное подчинение, либо тотальное самоустранение родителя? Похоже, представления о балансе и здоровой картине отношений у девушки просто нет.

Задача родителей — постепенная передача ответственности за свою жизнь вместе со свободой действий. В здоровой обстановке это означает переход от полной родительской заботы к сотрудничеству и затем взаимной заботе.

Если такого этапа у подростка нет, то и сотрудничеству учиться ему негде, что потом отражается на партнерских отношениях

Один из вариантов — формирование контрзависимости (противоположность созависимости), когда человек отказывается от близости и обесценивает ее, хотя именно в ней мучительно нуждается.

Как это может выглядеть в жизни? Человек очень самостоятелен, самооценка у него высокая, он кажется надежным, сильным и успешным. Для лидерства, для бизнеса это неплохо. Но сотрудничество — по-прежнему его слабая сторона.

Установлению длительных доверительных связей он сопротивляется. К партнеру может быть безжалостен, нетерпим к проявлению любой слабости. Просить о поддержке и заботе не может, чувства и эмоции подавляет и замалчивает. Признаться в своей уязвимости для него недопустимо. Да, героиня истории может многого в жизни добиться, но сделает ли это ее счастливой в человеческих отношениях? 

Наталья Арцыбашева

Гештальт-терапевт, специализируется на работе с парами.

parampsy.ru