Психотерапевт поставила мне диагноз: диссоциальное расстройство личности. Сеанс был только один раз, длился полтора часа. Мне она диагнозы не озвучила: только сказала моей маме, чтобы начали терапию до 21 года, иначе потом все перерастет в психопатию.

Еще она написала, что у меня пограничное расстройство личности и депрессивный синдром. С последними я согласна, но с диссоциальным расстройством личности— нет. Как я могу быть социопаткой, если способна влюбляться, привязываться, если люблю животных, могу сострадать?

Не отрицаю, что до многих людей мне дела нет, что особо эмпатичным человеком меня не назовешь и что социум меня в принципе раздражает. Однако после вспышек ярости я ощущаю стыд перед жертвой моего аффекта. И если какой-то индивидуум покажется мне достаточно неординарным и интеллектуально развитым, могу проникнуться глубокой симпатией к нему.

Вопрос: могла ли она ошибиться в вердикте?

Патя, 19 лет

Патя, мой ответ вам будет довольно коротким: ошибаются все. Есть вероятность, что ваш интерес это вполне удовлетворит, поскольку, похоже, письмо вы написали только для того, чтобы спастись от стыда за свой диагноз. И, возможно, мы сейчас имеем новую назначенную «жертву аффекта» — врача, который вас консультировал.

Я затрону не самые приятные части эмоционального процесса, который, судя по вашему письму, у вас происходит. Но если вы к ним отнесетесь не как к обесцениванию, а как к шансу посмотреть в зеркало, откроется новая перспектива на пути к адаптации. Хотя читать некоторые моменты, сразу скажу, будет очень неприятно. Но вам не поможет ни один врач, который будет говорить и делать только то, что вы хотите.

Начнем с формальностей. Все личностные расстройства так или иначе соответствуют критериям триады Ганнушкина, которая включает в себя социальную дезадаптацию, тотальность и стабильность черт характера и их малую обратимость. При постановке диагнозов, которые вы изложили, оценивают 5-6 признаков, из которых должны присутствовать минимум 3. Можно придраться к ситуации постановки диагноза, кратковременности осмотра, отсутствию наблюдения в динамике, начать доказывать «нет, это не так», но давайте посмотрим поглубже.

Что изменится по существу, если вы получите мнение другого специалиста и сотрете неприглядную строчку на бумажке?

Вы будете от этого чувствовать себя по-другому? Иначе вести себя с людьми? Или это в некотором роде развяжет вам руки и позволит дальше продолжать делать с другими и собой то, что вы делаете, никак это не называя?

Вот что лично мне кажется важным

  • Вы приводите доказательства, почему врач не прав, но не говорите о своих чувствах. То есть чувств в сфере сознания нет. Есть действия, четко заточенные на цель и гнев в эмоциональном фоне. О чем это говорит? Скорее всего, в вашей биографии было нечто такое, что не дало возможности вам начать воспринимать чувства как неотъемлемый аспект реальности, любого взаимодействия.
  • Дальше в письме вы убеждаете, что чувствуете (на самом деле), и вам это ясно как божий день. А строчкой ниже пишете про стыд перед «жертвой вашего аффекта». Похоже, что что-то вам мешает чувствовать до того, как у вас скопилось море аффекта, который обрушится на жертву. Но важно выбирать дистанцию, чувствовать границы, сочувствовать другому прежде, чем разрушить его (а не потом). Вам же плохо от того, что врач этим диагнозом нанесла удар по вашим представлениям о себе? Вот и вашим жертвам плохо от того, что вы с ними делаете. Они чувствуют то же самое, когда вы в ярости и проламываете их границы и представления о том, как с ними можно общаться.
  • Вы избирательно оцениваете людей: «…достаточно неординарным и интеллектуально развитым…». Если человек не блещет исключительностью, сможете ли вы его переносить просто так? Или интеллект — необходимое условие для формирования близкого круга? Есть вероятность, что где-то у кого-то вы научились этому — воспринимать людей живыми и достойными вашего внимания только тогда, когда они искрят нейронами и показывают свою неординарность?
  • А ведь люди бывают еще и теплые, а не только умные и неумные. Их можно любить, и быть любимой ими тоже можно. Знаете, как это? Не просто влюбляться и восхищаться, пока не обесценишь, а именно любить? Это, конечно, сложнее, чем контакт с животными. Потому что животные не говорят и не ставят под сомнение вашу самооценку своими высказываниями и поведением… Вот над самооценкой стоит поработать, если вы таки захотите к людям.

Что внутри вас — то и отражается вовне. В диагнозе можно ошибиться. А вот терапия, похоже, все-таки нужна. Что вы сами думаете? Давайте продвинемся на шаг вперед. К новой надежде.

Есть такой психоанализ — по Уилфреду Биону. Он позволяет лечить то, что многие считают «диагнозом навсегда», например, пограничных клиентов. А значит, у вас есть шанс не вспоминать даже о каких-то бумажках 7 лет спустя, потому что жизнь станет совсем другой — не «диагнозной». Удачной вам психотерапии! Пусть все получится.