Винишко с подругой vs поход к психологу: что выбрать
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Встретились, обнялись, налили по бокалу, сели готовить закуски и болтать о жизни. Постепенно разговор становится все более проникновенным и задушевным. От новостей, сплетен и радостей он переходит к проблемам, болям и жалобам. Гнев, обида, беспомощность — эмоции кажутся общими. Можно даже всплакнуть вместе. Сочувствие, сопереживание, ободряющие слова и советы. Звучит привычно и даже привлекательно, не так ли?

Действительно, такая схема может показаться вполне рабочей и дающей душевное облегчение. Но что происходит дальше? Новый виток, снова пятница, тот же маршрут, те же темы для разговоров. Могут варьироваться декорации и действующие лица, но суть и эмоции остаются прежними.

Все потому, что после дружеских посиделок ничего не меняется. Да, облегчение действительно может наступить: за счет того, что вы сбрасываете эмоциональное напряжение, получаете поддержку — как бы делите свои проблемы с близким человеком. Это важно, но этого недостаточно. К тому же эффект с каждым разом становится все слабее и все быстрее проходит, а винишко из атрибута задушевности может незаметно превратиться в объект зависимости.

Чтобы реально менять жизнь и свое состояние к лучшему, необходимо переходить от обсуждений и жалоб к действиям. И помочь в этом может только профессиональный психолог.

А чем, собственно, отличаются встречи со специалистом от посиделок с подругой? Ведь зачастую все выглядит очень похоже: регулярные встречи, разговоры, слезы. Когда клиент переживает острое эмоциональное состояние и его переполняют эмоции, которые он не в силах сдерживать, психолог действительно ведет себя как друг. Почти. Он слушает и поощряет выражение чувств. На этом, пожалуй, сходство заканчивается. В чем же различия?

Между психологом и клиентом всегда есть контракт

Даже несколько. Организационный контракт фиксирует договоренности о датах, времени, длительности встреч, оплате, условиях переноса или отмены сессий. Ответственность за исполнение организационного контракта лежит на обоих участниках процесса. Рабочие контракты — договоренности о целях и задачах совместной работы. Клиент и специалист формируют их вместе, с учетом состояния клиента, запроса и реального положения дел. Рабочие контракты могут меняться по ходу работы, но только по взаимному согласию. Рабочий контракт — зона ответственности психолога. Если клиент пришел «просто поговорить» или хочет невозможного, специалист возвращает процесс в русло целенаправленной и реалистичной работы. Ответственность специалиста здесь еще и в том, чтобы честно оценивать собственные возможности и ограничения. Потому что контракт должен быть реалистичным с обеих сторон.

Психолог наблюдает и анализирует состояние клиента

Вербальные и невербальные сигналы: слова, позы, громкость и тональность голоса, мелкие движения — все может иметь значение. При этом психолог не делает однозначных выводов, а только предполагает, выдвигает гипотезы на основании своих наблюдений. Гипотезы эти специалист обсуждает с клиентом, уточняет, дополняет, меняет. Или отвергает вовсе. Материал наблюдений психолог использует на благо клиента и исполнение контракта.

Психолог всегда учитывает внутренние ресурсы клиента

Этому правилу подчиняется выбор методов, техник, заданий для клиента, да и весь ход работы. Ведь если у клиента нет сил и энергии, то начинать надо с их восстановления, а не с затратных трансформирующих заданий.

Психолог не дает советов

Информацию к размышлению, рекомендации о том, на что обратить внимание, примеры — пожалуйста. Советы в стиле «делайте так, и будет вам счастье» — никогда. Все дело в ответственности и в управлении собственной жизнью. Задача психолога — чтобы клиент брал ответственность на себя и учился справляться самостоятельно. А следование советам и четким указаниям — это как писать в прописях по пунктирным линиям: собственный почерк не увидишь никогда.

Психолог на стороне клиента, но абсолютно беспристрастен

Поддержка специалиста не в том, чтобы утверждать, что клиент хороший, а все остальные — не очень. Она состоит в том, чтобы обращать внимание клиента на него самого, на то, как он оказывается среди «плохих»; каким сценариям следует, что и как может в них изменить. 

Как видите, чтобы встречи помогали, а не ограничивались бесконечным обсуждением одних и тех же проблем, психологу нужно много знать и уметь. И здесь перечислено далеко не все, что отличает психологическую сессию от кухонных посиделок. Мы много учимся, ходим к своим психологам на интервизии и супервизии. Мы совершенствуем не только знания и технику, но и самих себя. Потому что мы, наше «Я», наша личность — и есть основной рабочий инструмент. И мы действительно хотим и можем помогать.