Как читать и слушать новости в неспокойное время: советы психолингвиста

Мои мысли в последние недели, как и у многих, ходили по замкнутому кругу, провоцируя тревогу и ступор: «Что происходит?», «Я не знаю, кому верить», «Нужно что-то делать, но что?», «Так много информации, но ничего не ясно…»

Я смотрела несколько новостных каналов, читала свои ленты в социальных сетях. Такого количества глаголов в повелительном наклонении и экспрессивной лексики я не встречала никогда. Мне было физически плохо, но рука все равно тянулась прокрутить ленту — как будто вот сейчас я найду хоть какое-то вразумительное, без криков, объяснение происходящего.

Валентин Михайлович Фалин, дипломат и общественный деятель, как-то заметил: «Когда спрашивают о том, что сегодня больше всего угрожает человечеству и всему живому на Земле, обычно называют ядерное, химическое, бактериологическое оружие. Но забывают еще об одном поистине страшном оружии массового поражения, нацеленном прежде всего на мозг человека. Это информация. Пропаганда и агитация».

Драма состоит в том, что у нас есть постоянная потребность в информации

Мы живем в хаотичном мире и нуждаемся в объяснении происходящих вокруг нас событий. Часто случается так, что нам для восприятия оказываются доступны несколько картин мира сразу — и это еще больше мешает разобраться в том, что происходит. Все это запутывает, пугает и лишает нас внутренней устойчивости.

У всех людей разная чувствительность к тексту и смыслам, которые в него вшиты. В ситуации внешнего хаоса, потенциальной угрозы, обвинительных нападок критическая способность ума еще ниже. Многие перестают задумываться о каком-либо событии, предполагая, что текст о происходящем (или спич) авторитетного лица отражает реальность. Это не так. Текст — это всегда интерпретация. И воздействие.

Любая публичная речь или опубликованный для широкой аудитории текст нацелены на то, чтобы привести читателя или слушателя в определенное психологическое состояние и повлиять на ход его мыслей.

Вот несколько речевых приемов воздействия, которые чаще всего применяются в общественно-политическом дискурсе. Они влияют на эмоциональное состояние, становятся призмой, через которую аудитория начинает воспринимать мир, происходящее в нем и себя.

Семантическая категория «свой круг» 

Это активное использование в текстах и спичах личных местоимений в рамках дихотомии «мы» — «они» (другие). Социум структурируется с помощью оппозиции «свои» — «чужие», где последние рассматриваются сквозь призму своих взглядов, интересов, ценностей и часто воспринимаются как помеха к чему-либо. Спич становится способом либо просто очертить свой круг («Мы не такие, как они!»), либо агитировать на борьбу с «врагами».

Ярлыки

Речь идет о приеме, когда чему-либо дается упрощенная характеристика: по частной детали делается общий вывод о свойствах объекта или субъекта. Примеры ярлыков: «шайка», «псих», «иностранный агент», «агрессор» и другие. Чаще всего ярлыки имеют негативную окраску и нацелены на то, чтобы дискредитировать планы и действия оппонента. Говорящий использует их, чтобы вызвать чувство недоверия, страха, ненависти, не прибегая при этом к объективной оценке или анализу происходящего.

Опасность активного использования ярлыков заключается в том, что они вытесняют обычную лексику и легко закрепляются в массовом сознании, автоматически моделируя «образ врага».

Концептуальные метафоры

То есть использование образов и аналогий с целью воздействия на миропонимание. Попытки напрямую объяснить человеку происходящее часто неэффективны: говорящий или пишущий может употребить не то слово, ему может не хватить аргументов — собеседник или читатель может начать сомневаться. Действие же через образ оказывается более действенным.

В чем сила метафоры: она дает обсуждаемому явлению имя и предлагает определенный ракурс его видения. А также предлагает (точнее навязывает) «прогноз». Примеры: «больное общество», «империя зла», «империя лжи», «опухоль». Опасность метафоры в том, что она влияет на наши эмоции и служит толчком для дальнейшего порождения мыслей: раз перед нами опухоль — дальше, вероятно, смерть.

Нарративы и преднарративы

Нарратив (или истории) — привычный для многих формат общения в социальных сетях, который можно назвать «мягкими» новостями. Автор (говорящий) рассказывает то, что видел или слышал, пропуская все через личный опыт и ценности. При этом у читателя или слушателя события разворачиваются как будто сами по себе, в то время как в текст вшиты авторские смыслы.

Огромное количество людей делятся последними новостями в сети, и почти каждое личное повествование заканчивается воздействием: либо оценкой, либо призывом

Преднарратив, в отличие от нарратива, это не оформленная, фрагментарная история. В ней уделяется внимание неоднозначностям, живому опыту, на который еще не наложены требования повествования. Чаще нарратив не трактует происходящее, а запускает обсуждение реальности. Говорящий предъявляет несколько фактов, задает вопросы. Структура может выглядеть так: «Вот посмотрите, что происходит… Как так можно?»

Если говорить про коммуникативную цель, то в преднарративе важно не то, соответствует или не соответствует реальности сказанное, важен резонанс с аудиторией. Преднарративы способны провоцировать панику и агрессию и являются инструментом управления аудиторией.

Сейчас всем непросто. Мир меняется и делает это с высокой скоростью. Мозг адаптируется под эти перемены. Главное — не потеряться в море информации, не принимать поспешных решений, быть критичнее ко всему, что пишется и говорится. Опираться на свои ценности и искать свои смыслы. 

Листать новости, смотреть фильм, читать электронную книгу… Все это нужно делать с заботой о собственном зрении. Идеальное решение в данном случае — выбор лампы, у которой можно менять место крепления и регулировать яркость.

Светодиодная лампа
Ирина Медведева

Психолингвист, тренер и консультант по речи, автор книги «Говори правильно с собой: как справиться с внутренним критиком и стать увереннее».

medvedevairina.ru