Мини-юбка — это провокация?

«Провокация — это подстрекательство кого-либо к действиям, которые могут повлечь за собой тяжелые для него последствия», — говорит словарь Ожегова. Кто бы мог подумать, что юбка, на которую, похоже, не хватило ткани, обладает таким сильным воздействием! Как прическа и косметика, как слова и поступки, одежда — одно из средств самовыражения, она показывает то, что нами движет. Выбирая вещи, которые подчеркивают достоинства фигуры, мы можем дать понять, что хотим привлечь к себе внимание, вызвать желание, подогреть интерес. Но вполне можем этого и не хотеть! Вот тут-то и загвоздка. Хотя мы сами управляем своими посланиями, мы неизбежно становимся объектом чужих проекций и фантазий, в том числе эротических. И не только мужских.

«Представление о короткой юбке как оружии соблазнения культивируют те, кому близок патриархальный взгляд на отношения мужчин и женщин, — объясняет психотерапевт и сексолог Дмитрий Исаев. — В этой системе мужчина — субъект (инициатор) отношений, а женщина — объект, который привлекает мужчин, и это, вероятно, его основная ценность. Одежда или макияж при этом рассматриваются в отрыве от конкретного человека, его личности и с точки зрения зрителя сигнализируют о доступности женщины, ее готовности стать жертвой сексуальных домогательств».

Мини-юбка — это провокация?

В таком случае выходит, что мужчины — это просто самцы, движимые инстинктами и неспособные владеть собой, раз одной юбки достаточно, чтобы лишить их самоконтроля?

«Дело в том, что спокойно принимать свою сексуальность трудно всем нам: и мужчинам, и женщинам, — поясняет психоаналитик Катрин Блан. — О чем, как не о страхе перед силой желания, говорит стремление мужчин переложить на женщин ответственность за собственные сексуальные импульсы? И разве не о том же самом говорит готовность женщин подвергать себя самоцензуре?» Женщина соглашается подавлять свое влечение и считать мини-юбку недопустимой формой одежды, лишь бы кто-то не осудил ее, а прежде всего, чтобы она сама не сочла себя виновной.

«И все-таки в контексте современной культуры говорить об этом обыденном элементе европейской моды как об эротическом сигнале так же абсурдно, как рассуждать, не с целью ли провокации обнажают грудь женщины в некоторых африканских племенах, — замечает Дмитрий Исаев. — В наше время вовсе не одежда, а такие эмоциональные и поведенческие сигналы, как улыбка, взгляд, наклон головы, жест говорят об отказе или готовности женщины к общению с мужчиной. В процессе социализации мы учимся распознавать эти невербальные сигналы и адекватно на них реагировать. Неумение их считывать и нежелание видеть в другом человеке личность — признак склонности к сексуальному насилию и неспособности выстраивать партнерские отношения».