12 227

«Некуда бежать»: как изоляция развязала руки абьюзерам

Для большинства из нас дискомфорт от пребывания на карантине ограничивается скукой и невозможностью вести привычный образ жизни. Однако для многих домашнее заточение может иметь куда более серьезные последствия. Большинство стран, ушедших несколько недель назад на строгий карантин, сообщают о новой эпидемии, развивающейся параллельно с COVID-19, а именно — об эпидемии домашнего насилия.
«Некуда бежать»: как изоляция развязала руки абьюзерам

Невзирая на все национальные различия, статистика по этому вопросу во всех пострадавших странах на удивление единообразна. Например, во Франции с момента объявления карантина количество вызовов полиции в связи с домашним насилием выросло примерно на 30%. В Испании было зарегистрировано на 18% больше звонков на горячие линии помощи женщинам. В Австралии Google сообщает о резком росте поисковых запросов по организациям, занимающимся помощью жертвам насилия. В Китае в регионах, которые были закрыты на жесткий карантин, в феврале-марте количество выявленных случаев домашнего насилия утроилось1.

И страдают от новой эпидемии не только женщины. Для многих детей из неблагополучных семей, для которых единственным безопасным пространством была школа, карантин также стал личной трагедией. Физическое насилие, постоянные ссоры, пренебрежение основными потребностями, невозможность учиться стали реальностью для слишком многих детей в разных странах.

Например, в Швеции количество обращений на горячую линию для детей и подростков за время антикоронавирусных мер более чем удвоилось2. Не стоит забывать и о пожилых людях: насилие над ними (зачастую от людей, которые о них заботятся) — чрезвычайно распространенная проблема в странах с плохо развитой социальной системой, и эти данные редко попадают в официальную статистику.

Говоря о домашнем насилии, важно помнить, что речь может идти как о прямой физической агрессии и даже угрозе жизни, так и о психологическом, сексуальном и финансовом насилии. Например, об оскорблениях и унижении, контроле социальных связей и ограничении контактов с близкими и друзьями, введении строгих правил поведения и наказаний за их невыполнение, игнорировании базовых потребностей (например, в еде или лекарствах), лишении средств, принуждении к сексуальным практикам, угрозах в адрес домашних животных или детей с целью манипуляции жертвой или ее удержания.

Изоляция в замкнутом пространстве порождает в насильнике чувство безнаказанности

У домашнего насилия очень много лиц, и последствия далеко не всегда видны невооруженным глазом, как, например, синяки и сломанные кости. И учащение проявления всех этих видов насилия — это то, что мы наблюдаем прямо сейчас.

Что же привело к такому масштабному всплеску агрессии? Здесь нет однозначного ответа, поскольку речь идет о комбинации многих факторов. С одной стороны, пандемия, как любой кризис, обнажает болевые точки общества, делает видимым то, что всегда в нем было.

Домашнее насилие не появилось из ниоткуда — оно было всегда, только в мирное время его легче было скрывать от чужих глаз, с ним легче было мириться, его легче было не замечать. Многие женщины и дети давно уже жили в аду, разница только в том, что у них были маленькие окошки свободы, позволяющие выжить, — работа, школа, друзья.

С введением карантина условия жизни кардинально изменились. Социальная изоляция и физическая невозможность покинуть пространство, где тебе угрожает опасность, привели к быстрой эскалации проблемы.

Изоляция в замкнутом пространстве порождает в насильнике чувство безнаказанности: жертва никуда не может деться, ее проще контролировать, ее синяков никто не увидит и ей не у кого попросить помощи. К тому же у партнеров исчезает возможность отдохнуть друг от друга, остыть — что не может быть оправданием насилия, но точно становится одним из факторов, его провоцирующих.

«Некуда бежать»: как изоляция развязала руки абьюзерам

Другой важный фактор — алкоголь, потребление которого тоже сильно возросло с введением ограничительных мер. А ни для кого не секрет, что чрезмерное употребление алкоголя всегда ведет к эскалации конфликтов. К тому же, согласно исследованиям, высокий уровень стресса и напряжения также приводит к повышению склонности к агрессии и насилию. Именно поэтому во времена экономических и социальных кризисов все больше людей начинают вымещать свой стресс, неуверенность и страх на близких.

Столкнувшись с этой эпидемией насилия, большинство европейских стран начали вводить разнообразные антикризисные меры. Например, во Франции открыли дополнительную горячую линию для жертв насилия и разработали систему кодовых слов, используя которые пострадавшие могут попросить о помощи в аптеке — в одном из немногих мест, куда у большинства есть доступ3. Также французское правительство инвестировало средства в съем нескольких тысяч отельных комнат для женщин и детей, которым небезопасно оставаться дома.

Шведское правительство также пустило средства на поддержание организаций, помогающих жертвам насилия, и в сотрудничестве с крупной сетью отелей обеспечило переполненные шелтеры новыми местами4 .

И эти меры, конечно, достойны похвалы, но похожи скорее на попытки потушить лесной пожар из десятка маленьких огнетушителей. Женщина, в ночной сорочке сбежавшая в отель-шелтер вместе с маленькими детьми, пока ее обидчик как ни в чем не бывало продолжает жить дома, — это лучше, чем убитая женщина, но куда хуже, чем изначально социально защищенный человек.

Жертвы домашнего насилия — не какие-то абстрактные женщины, не имеющие к нам отношения

Текущий кризис показал нам настоящие масштабы проблемы, и ее, к сожалению, не получится решить разовыми несистемными мерами. Поскольку домашнее насилие в более чем 90% случаев — насилие мужчин над женщинами, ключ к решению этой проблемы лежит в структурной, планомерной работе по продвижению равноправия в обществе и защите прав женщин. Только комбинация такой работы с адекватным законодательством и правоохранительной системой, эффективно наказывающей насильников, может обезопасить женщин и детей, жизнь которых больше напоминает тюрьму.

Но структурные меры сложны, а также требуют политической воли и длительной работы. А что же можем сделать лично мы, прямо сейчас? Есть много маленьких шагов, которые могут улучшить — а иногда даже спасти — жизнь другому человеку. Ведь жертвы домашнего насилия — это не какие-то абстрактные женщины, не имеющие к нам отношения. Они могут быть нашими подругами, родственницами, соседками и учительницами наших детей. А самые жуткие вещи могут происходить у нас под носом.

Итак, мы можем:

  • Во времена карантина не терять контакта с подругами и знакомыми — регулярно справляться, как у них дела, быть на связи.
  • Реагировать на звоночки в поведении знакомых женщин, — на внезапный «уход с радаров», изменившееся поведение или манеру общения.
  • Задавать вопросы, даже самые неудобные, и внимательно выслушивать ответы, не отшатываться и не закрывать тему.
  • Предлагать посильную помощь — деньгами, контактами специалистов, временным местом проживания, вещами, услугами.
  • Всегда вызывать полицию или реагировать другим способом, когда становимся невольными свидетелями насилия (например, у соседей).

И главное — никогда не осуждать и не давать непрошеных советов. Пострадавшей женщине зачастую и так тяжело и стыдно, и у нее нет сил защищаться еще и от нас.

Где искать помощь 

Если вы оказались в ситуации насилия, как можно скорее обратитесь за поддержкой — например, в благотворительный центр «Сестры» (помощь женщинам, пережившим сексуальное насилие) по телефону +7 499 901 02 01 или в центр «Анна» (помощь женщинам, пережившим любое домашнее насилие): 8 (800) 7000 600.

1 1 Expressen. Coronakrisen kan trigga mans våld mot kvinnor, 29.03.2020.
2 Bris. Coronakrisen riskerar att förvärra situationen för de barn som har det svårast. 22.03.2020.
3. Expressen. Coronakrisen kan trigga mans våld mot kvinnor, 29.03.2020.
4 Aftonbladet. Coronakrisen ökar våld mot kvinnor och barn. 22.03.2020.
Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Проблема домашнего насилия решается просто, во всяком случае в цивилизованных странах. Вызывается полиция, пишется заявление в суд. И всё, никакого прощения. Расставание, безусловное и безжалостное. А то страдают,страдают, а как до дела дойдёт - не трожь, моё (муж, жена, выросшее дитятя - неважно.)
Psy like0
Загрузка...
Psychologies приглашает
Проведи карантин с пользой

Все журналы бесплатно

ЧИТАТЬ
новый номерМАЙ - ИЮНЬ 2020 №51
168Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты