10 205

Она была студенткой, а он ее... учил?

Нашумевший скандал о сексуальных домогательствах и сексизме в стенах МГУ вызвал бурную дискуссию. Многие возмущены произошедшим, но находятся и те, кто выступает в защиту преподавателей, замеченных в недопустимом поведении.
Она была студенткой, а он ее... учил?

Основной аргумент защитников очень прост: в стенах университета все участники процесса уже достигли возраста согласия и полностью отвечают за свои действия. И кто мы такие, чтобы вмешиваться в личную жизнь взрослых дееспособных людей? Однако все не так просто.

Во многих странах мира романтические отношения между преподавателями и студентами строго запрещены, а в этический кодекс большинства именитых университетов мира входит пункт о недопустимости подобных отношений. И это регулирование «отношений взрослых дееспособных людей» имеет под собой веские основания.

Давайте разберемся, почему романы между преподавателями и студентами — очень плохая идея.

Аргумент 1. Отношения между учителем и учеником — это всегда вертикальные отношения, отношения власти. Учитель, с одной стороны, наделен знанием и правом его передавать, а с другой стороны — правом оценивать знания и умения ученика, влиять на его будущее. А власть, как известно, хороша только в регулируемых, обоснованных дозах.

Наивно полагать, что, выйдя из лекционного зала в другую плоскость, отношения власти вдруг станут равноправными отношениями двух равноценных индивидов. Перекос во власти создает удобную возможность для злоупотребления: очень сложно говорить о согласии на вступление в отношения в ситуации, когда за несогласие одна из сторон может потенциально пострадать.

Пострадать по-разному: потерять репутацию, не сдать экзамен, провалить учебный курс, пережить порцию прилюдного унижения и психологического насилия, сплетни в педагогическом коллективе и травлю со стороны преподавателя.

Студентам, вступившим в отношения с преподавателями, сложно доказать, что полученные ими результаты — это именно результаты их работы

Да и сами отношения при таких условиях обычно строятся не на принципах равноправного партнерства. Отношения, где дисбаланс власти силен (а он обычно усиливается разницей в возрасте и жизненном опыте), чаще скатываются в абьюз, насилие и шантаж.

Просто потому, что жертве в данном случае будет практически невозможно доказать свою правоту — она же сама приняла такое постыдное решение (наверняка за оценки и прочие материальные выгоды) и получила «поделом».

Аргумент 2. Отношения между преподавателем и студентом во время текущего учебного процесса глубоко неэтичны и по другой причине. Они приводят к разрушению самой основы образовательного процесса, которая строится на том, что все студенты — равны и получают знания и оценки в зависимости от своих личных способностей и достижений.

Когда между преподавателем и одним из учеников возникает более интимное взаимодействие и потенциальные теплые чувства, это не может не приводить к девальвации оценок как таковых. Студентам, вступившим в отношения с преподавателями, сложно доказать, что полученные ими результаты — это именно результаты их работы, а не просто подарок «по интимной дружбе».

Это влияет и на мотивацию других студентов — ведь если все равны, но некоторые — немного равнее, зачем стараться больше? Несправедливость (даже потенциальная) вызывает возмущение, и страдает от него обычно более слабая сторона — студент, вступивший в отношения с преподавателем.

Разрушение репутации и шлейф слухов о том, что на самом деле ты — пустое место, через постель добившееся всех своих достижений, — частое последствие таких отношений.

«Влюбилась в преподавателя на 25 лет старше»

Аргумент 3. Третий аргумент имеет меньше отношения к этике, а больше — к человеческой психологии. Одна из основных проблем отношений «преподаватель—студент» состоит в том, что в других условиях эти отношения, скорее всего, не возникли бы вовсе.

Ситуация обучения всегда немного искусственна. Учителю, вне зависимости от его личных и человеческих качеств, дается знание и власть — а эти две вещи всегда манят и привлекают. Учитель зачастую привлекателен для ученика не как человек, а именно как носитель знания и силы. Носитель, через которого к этим знаниям и силе можно прикоснуться.

К тому же сама ситуация табуированной, запрещенной, тайной любви — это мощный двигатель, который толкает многих в отношения, которые не могли бы существовать ни в каком другом контексте.

Риск, игра с огнем и ощущение избранности — это сильный наркотик, однако стоит ли игра свеч? И осознает ли условная семнадцати-двадцатилетняя девушка, чем именно ей придется заплатить за роман, «как в книжках», и ощущение своей ценности? При этом чаще всего за роман с человеком, к которому в других условиях у нее не было бы ни грамма интереса.

Она была студенткой, а он ее... учил?

Аргумент 4. И наконец, самый спорный аргумент, который вызовет, скорее всего, больше всего возражений. В тексте выше я намеренно использовала гендерно-нейтральную лексику. Однако нам всем прекрасно известно, что самый часто встречающийся вариант отношений между преподавателем и студентом — это пара «взрослый/пожилой профессор — юная студентка/аспирантка».

Почти на каждой кафедре любого университета есть персонажи, поставившие такие отношения на поток. И это не случайность и не совпадение.

Эта модель отношений базируется на стандартной гендерной социализации, где «мужчина умный, а женщина — красивая», где женщина по общественным представлениям не может достичь ничего по-настоящему ценного другим путем, кроме как через постель/мужчину и где отношения с большой разницей в возрасте в пользу мужчины считаются приемлемыми и социально одобряемыми.

Попросту, база этих отношений — это дискриминация и сексизм.

Истории же преподавательниц в возрасте, соблазняющих восемнадцатилетних студентов, настолько редки, что мы можем пересчитать их по пальцам одной руки. Хотя бы потому что для мужчины обладание властью, силой и знанием в сочетании с возрастом и опытом считается несомненным достоинством, тогда как от женщин общество ожидает совершенно других черт и другого поведения.

Гендерный аспект добавляет еще одну гирьку на весы дисбаланса власти, делая отношения еще более неравными и опасными.

Нам необходим этический кодекс, запрещающий в том числе и любые внеклассные отношения во время текущего учебного процесса

Ситуации, подобные скандалу МГУ, очень трудно анализировать постфактум. Как любые личные отношения, они запутанны и неясны, слово стоит против слова и найти концы очень сложно. И как бы эта ситуация ни разрешилась — замараны будут все, а репутация учебного заведения изрядно испорчена.

Именно поэтому сфера отношений между преподавателями и студентами и должна быть четко регламентирована. Нам необходим этический кодекс, запрещающий в том числе и любые внеклассные отношения во время текущего учебного процесса.

«Но что, если это настоящая любовь?», — спросите вы. А настоящая любовь сможет подождать до того момента, когда отношения ученик—преподаватель закончатся, — до конца курса и программы, отвечу я. Тогда и станет видно, есть ли в этих отношениях хоть что-либо, кроме влекущего дисбаланса власти, и привлекают ли эти двое людей друг друга тогда, когда исчезают все табу и ощущение риска. Или они — процесс, где одна сторона использует другую просто потому, что может.

Читайте также
«Некуда бежать»: как изоляция развязала руки абьюзерам

«Некуда бежать»: как изоляция развязала руки абьюзерам

Для большинства из нас дискомфорт от пребывания на карантине ограничивается скукой и невозможностью вести привычный образ жизни. Однако для многих домашнее заточение может иметь куда более серьезные последствия. Большинство стран, ушедших несколько недель назад на строгий карантин, сообщают о новой эпидемии, развивающейся параллельно с COVID-19, а именно — об эпидемии домашнего насилия.

Найти опору в трудные времена: 5 буддийских истин от далай-ламы

Найти опору в трудные времена: 5 буддийских истин от далай-ламы

«Счастье гораздо больше зависит от внутреннего настроя человека, чем от внешних обстоятельств», — считает далай-лама. Нам важно помнить об этом сейчас, когда мы заперты в своих квартирах и отрезаны от мира. Карантин, самоизоляция рождают тревогу и страх, и, чтобы успокоить ум и обрести равновесие, нам следует обратиться к принципам буддийской философии.

Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
Стараетесь использовать каждую минуту с пользой?

Электронные книги PSYCHOLOGIES

СКАЧАТЬ
новый номерМАЙ - ИЮНЬ 2020 №51
168Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты