«Операции помогают не отвлекаться на переживания из-за внешности

Наша героиня признается: изменить с помощью пластических вмешательств то, что не устраивает, оказалось гораздо эффективнее, чем годами пытаться полюбить несовершенства внешности. Она считает, что на борьбу с принятием себя мы безуспешно тратим время и энергию. Историю комментирует гештальт-терапевт Дарья Петровская.

«Я хочу чувствовать, что я красива»

Елена, дизайнер, 37 лет: «В юности я ходила на психологические тренинги, которые воспевали естественность и необходимость полюбить себя любым. Как именно — не объясняли. Но активно на этом настаивали.

В какой-то момент я поняла: чтобы принять свои несовершенства, надо пройти путь внутренней борьбы, переломить себя. Но мне выгоднее не бороться с собой, а уже сейчас что-то исправить и наслаждаться результатом. Это приятнее и гораздо реальнее. Ведь попытки примириться с недостатками внешности могут растянуться на долгие годы, провоцируя бесконечный внутренний конфликт.

Я никогда не сожалела о том, что пошла на определенные манипуляции с лицом и телом. Иллюзорная гонка за тем, чтобы «принять и полюбить себя с недостатками», очень быстро разрушается о чужие замечания и критику. На переживания мы тратим драгоценное время. А время — тот ресурс, который не вернуть.

Все, что я сделала, исходит из внутренней мотивации, а не из стремления быть в тренде

Чтобы понять, насколько вы довольны своей внешностью, достаточно записать себя на камеру. Вы удивитесь, как много ваших сил могут отнять переживания из-за внешней картинки, стремление найти выигрышный ракурс.

Я веду онлайн-семинары, привыкла к работе с камерой. И легко прохожу этот тест на уверенность. Мне теперь не нужно следить за тем, как я выгляжу. Об этом я совсем не беспокоюсь и могу полностью сосредоточиться на своих задачах.

Уверена: для изменения внешности всегда есть внутренняя и внешняя мотивация. Я действую, исходя из моих собственных потребностей, а не из-за диктата моды.

На моем лице нет ни одной «модной» черты: маленького курносого носика, высоких скул, точеного подбородка и губ бантиком. Я не стремлюсь к унифицированной внешности. Никогда не подчеркиваю фигуру одеждой и тем более не выставляю себя напоказ в социальных сетях.

При этом я не скрываю, что прибегала к пластике. И людям часто непонятно, зачем тогда я на это пошла. Ответ прост: все, что я сделала, исходит из внутренней мотивации, а не из стремления быть в тренде или из-за критики в мой адрес. Я хочу чувствовать, что я красивая. И нет необходимости никому это специально демонстрировать. Я не жду оценки и похвалы. Я делаю это только для себя».


«Почему героиня пытается все ускорить?»

Дарья Петровская, гештальт-терапевт: «Важно различать внешний и внутренний локус контроля. В первом случае опоры, ресурсы и достижения приписываются влиянию внешних факторов: «Я нравлюсь другим, и значит, со мной все в порядке» или «Мне помогли справиться с задачей, сама бы я не смогла».

Внутренний локус контроля больше обращен к собственным ресурсам и процессам: человек способен опираться на свои личные навыки. При этом в любой деятельности важны оба этих фактора. Иначе говоря, нужны и «горизонтальные», и «вертикальные» опоры: я сам и я в контакте с другими, со средой.

Очевидно, у героини очень хороший внутренний локус контроля.

Кроме того, любая наша деятельность подразумевает ориентацию на процесс или на результат. В этой истории я вижу фиксацию скорее на результате. В случае, если важен сам процесс, становится возможным получать от него удовольствие, даже если результаты далеки от идеальных.

Проистекают ли эти перемены из желания постоянно исправлять «несовершенства» или из любви и уважения к себе?

Если же человек ориентирован только на результат, то путь к нему оказывается досадным недоразумением, которое нужно перетерпеть. Отсюда может быть желание ускорить процесс, сожаления о потраченном времени, ощущение мучительного пребывания в точке настоящего.

Возникает вопрос: почему героиня пытается все ускорить и даже новая внешность оказывается средством добиться долгожданного результата? Речь ее, безусловно, звучит уверенно, она неоднократно замечает, что все вмешательства делает для себя, а не из желания нравиться другим. В ее рассказе ясно прослеживается критическое мышление. Очевидно, что свои решения она не принимала, находясь в точке невроза. Это был по-настоящему взвешенный выбор.

Но терапевтическая интуиция подталкивает меня побольше расспросить именно о той части, которую героиня считает несовершенной и хочет как можно скорее переделать. Что же такого непереносимого в недостатках внешности? Проистекают ли эти перемены из желания постоянно исправлять «несовершенства» или из любви и уважения к себе?

Этот вопрос пока остается для меня открытым».

Дарья Петровская

Об эксперте

Дарья Петровская — гештальт-терапевт. Ее сайт.