Почему с синдромами самозванца, перфекциониста и другими «спецэффектами» не надо бороться?
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Искоренять «синдром самозванца», перфекционизм и подобные им феномены категорически нельзя. Потому что на самом деле это наши «спецэффекты», которые при умном использовании можно приручить и применять во благо себе, любимому, и своей психике, убежден автор трансформационных игр, тренер Антон Нефедов.

Нужно разделять два понятия, объясняет эксперт. Первое — то, что нужно нести в психотерапию и, возможно, стоит «лечить». И второе — то, что выдумано на ровном месте. Ведь нередко случается, что намерение бороться с разными синдромами у человека возникает после того, как он начитался в интернете всяких советов, прошел какие-то невалидные тесты, а потом поставил диагнозы из головы, накручивая себя еще сильнее.

Я и мои субличности

«И разворачиваются боевые действия: курсы, марафоны, тренинги — как уничтожить в себе внутреннего критика, перфекционизм, самозванца, новичка и так далее. Зачем? Внутренний критик — это вполне вменяемая субличность, которая создана затем, чтобы мы не вляпывались в неприятности. Он просто сверяется с реальностью», — заступается за опальный синдром игропрактик. Задача у критика, по его мнению, в том, чтобы все проверить, и, если все в порядке, он дает добро действовать. 

«А мы докручиваем этого внутреннего критика до образа маразматика, который нам что-то там запрещает делать, — рассуждает Антон. — Мне говорят: „Я хочу искоренить своего внутреннего кого-то там…“ Я отвечаю: „Ну отлично. Звучит как отрубить себе руку“. Ну зачем бороться с собой? Я как будто стою и сам себя в лицо бью кулаком. Я категорически против таких историй. Все эти синдромы нам нужны, их можно использовать во благо», — уверен Нефедов. 

Но есть вещи, которые требуют профессиональной помощи. Если мы чувствуем себя выгоревшими дотла, можно сходить к психотерапевту, компетентному специалисту, считает Антон Нефедов.

Например, мотивационный спикер и автор бестселлеров Барбара Шер убеждена, что выгорание за две недели отпуском не исправить. «Выходные, отпуск — это прекрасно, если ты при этом не белка с вытаращенными глазами, у которой горит колесо, — поясняет Антон. — Во втором случае один разок сходить в спа-салон не поможет».

Если же речь идет не о критическом состоянии, а о пресловутых синдромах «самозванца и Ко», то тут тоже есть ловушка, в которую многие попадают.

Лень или защитный механизм? 

Мы часто накручиваем себя на ровном месте. «С одной стороны, эти синдромы становятся отличным оправданием: я в глубокой яме, но в этом виноват мой синдром самозванца, — рассуждает Антон Нефедов. — С другой стороны, та же лень — прекрасный защитный механизм, он сидит в теле, чтобы не дать нам делать ту работу, которая для нас не предназначена или нам не по силам».

Пример лени и холодильника

Антон любит метафоры. И объясняет тот же синдром лени (или прокрастинатора) на примере холодильника. Есть четыре его формата и соответствующих рекомендаций при «лени».

  • Я холодильник, а не стиральная машина. Перестаньте требовать от холодильника, чтобы он стал стирать ваши вещи. Ведь иногда это выглядит именно так: «Я холодильник, я рыдаю и кусками льда из нижнего ящика пытаюсь постирать белье». Получается, нужно лишь понять, отчего возникает лень. Оттого, что я холодильник, который пытается уговорить себя стирать вещи? Тогда это защитный механизм. И он нам необходим, спасибо ему за его сигнал.

  • А если я холодильник, который уговаривает себя морозить фрукты, то надо проверять — я вилку в розетку вставил? Может, у меня просто не хватает энергии, ресурса, чтобы делать свою задачу? И это уже иная линия. Тогда наша лень — как предохранитель, который не дает нам перегореть. Снова не надо избавляться, спасибо и ему. 

  • Есть третья грань. Я — холодильник, в розетку вставил вилку, но не знаю, что делать. Таких персонажей Антон называет «Необознашками». Условно говоря, они знают, что они холодильники. Но никак не признаются себе в этом: «Нет-нет-нет, я еще ищу свое предназначение». Это еще одна грань — неготовность идентифицироваться, и тогда нужно работать с принятием себя как холодильника. В этом случае «лень» — сигнал о проблемах с идентичностью или экзистенциальном кризисе. Возможно, нужна помощь психолога.

  • И наконец, четвертая форма. Когда я холодильник, я это знаю, вилка в розетке, энергия есть, мне принесли фрукты, а я дверку не открываю. Я, конечно, знаю, что я холодильник. Но вдруг я недоморожу, а вдруг что-то сделаю не так, а вдруг я бракованный?

«Вот в этом последнем, четвертом случае происходит такая внутренняя свистопляска! Достаточно ли я хорош, достоин ли морозить такие фрукты? — размышляет Антон Нефедов, — Мысли, как кони, несутся в голове. Возникает ступор — и сразу ставится диагноз самому себе: у меня синдром самозванца.

А на самом деле нужно проверить технические характеристики: всего ли достаточно? Электричество есть? Стабильность в розетке? Помыт ли я? А может, у меня магнитики старые — надо их выбросить, поблагодарить воспоминания и принять новые впечатления». 

Три простых правила для любителей синдромов 

Синдром новичка

Кроме синдрома самозванца есть и другие, похожие по своему механизму. Например, синдром новичка. «Это новая фишка. Страх, что в спортзале все накачанные, а я первый раз пришел такой без бицепсов, — объясняет эксперт, — опасения не соответствовать надуманному высокому уровню окружающих. Это все решается, но маленькими действиями.

Но я категорически против призывов из серии: «Встань и иди, делай! Надо прямо сейчас пойти и всем показать». Это тяжело. Это удар для психики, и потом будет откат. А откаты — это больно. Ты вырвался на ресурсе, но потом тебя накрыло, и реальность, как зеркало, вернет тебя обратно. За что люблю трансформационные игры, метафорические карты — с ними очень аккуратно, бережно можно пробовать, как шведский стол, всего понемногу». 

Три правила

Есть три простых правила при синдроме новичка (они актуальны и для других синдромов).

  1. Пробовать. Если не понравилось, отложить, попробовать другое. «Мне не вкусно. И не потому, что я какой-то не такой, а просто я не хочу эту рыбу. Соседу она, может, и нравится, но не мне», — поясняет Антон Нефедов.

  2. Делать маленькие шажочки. Если решили что-то попробовать, то возьмите один кусочек тортика, а не пытайтесь засунуть в рот сразу килограмм сладости. Так же и с продвижением в соцсетях своего бренда. Выложите одну сториз. Страшно «лицом выйти» — сфотографируйте небо и напишите «Доброе утро». Весь этот внутренний зоопарк с синдромами рушится как конструкция и начинает работать на вас, когда вы переходите к действиям. И тут маленькие шажочки — главный рецепт.

  3. Помнить про любящие глаза. И не про чьи-то извне, а про свои собственные. «Если мы смотрим на себя глазами злой мамаши, то как это все, описанное выше, можно делать? — делится Антон, — У Веры Полозковой есть такая фраза: „Если ты не видишь хорошего, это не значит, что мир протух, это просто значит, что у тебя хреново с оптикой“. Очень часто мы через такие очки смотрим на мир и на себя. Поэтому стоит вспомнить про добрые глаза и посмотреть на себя с любовью». 

Правильная оптика и «прием кастрюли»

«Протирать очки» стоит при приручении любого синдрома. При синдроме самозванца, например, разные гуру предлагают писать о своем опыте, составив список. Но чтобы его составить, уверен Антон Нефедов, нужно честно настроиться. «Если ты не настроился, то будешь видеть только ошибки, я много раз проверял. И получится вывод: за пять лет я ничего не сделал. Вот почему нужен рядом профессионал-психолог, МАК-консультант или „Мастер Игр“, который будет вовремя стирать с твоего зеркала слезы».

«Прием кастрюли»

Чтобы настроиться правильно, можно использовать «прием кастрюли». «Опишите, что хорошего сделала эта или та кастрюля, — объясняет эксперт, — Она сварила для вас и вашей семьи много вкусных супов. Или шампунь — что сделал хорошего он? Найдите какой-то объект во внешнем мире и настройте свою оптику через него. Тогда фокус внимания перестроится, и вы начнете замечать хорошее. И вот теперь уже можно переходить к себе». 

А еще полезно понаблюдать за собой: а какими метафорами и словами я описываю мир? Там есть место радости, гордости, теплу и любви или я вижу только предательство и проблемы? «Очки не должны быть розовыми, любящие глаза — это не про то. Я говорю про „ресурсные очки“. У меня такая ежедневная базовая настройка — найти ресурс. Потому что счастье — навык. Это не про то, что все к лучшему, было плохо, а теперь все будет хорошо. Нет! Не надо путать ресурс и позитив».

Все эти общие подходы и рекомендации полезны при любом синдроме. А их великое множество в нашем «внутреннем зоопарке». Но есть среди «зверюшек» и наиболее знакомые нам.

«Внутренний зоопарк» и как с ним подружиться

Не нужно с ними бороться, это бесполезно — это же наша часть, это мы. А вот приручить и заставить работать на нас — можно. Где-то надо «выгулять» эти роли или состояния, убежден Нефедов. 

Перфекционизм

В первую очередь речь о перфекционистах — это история под названием «Я хочу только идеально». Как любит цитировать стишки-пирожки психолог и тренер НЛП Татьяна Мужицкая, «в аду для перфекционистов ни серы нету, ни огня. А лишь слегка несимметрично стоят щербатые котлы».

У перфекционистов все будет сделано идеально и… никогда. Как приручить такого зверька? Идите на кухню и расставьте все тарелки по размеру или цвету, советует Антон Нефедов. Или приклейте новые крючочки для половников и прихваток по линеечке. Так, чтобы все было ровненько и аккуратненько. Для перфекциониста главное — отполировать так, чтобы все блестело. Но есть опасность протереть до дыры и не закончить никогда.

В противовес этому синдрому можно быть «оптималистом», когда нужно делать оптимально, а не идеально, разрешая себе некоторые шероховатости и неточности. Но главное — сохранять принцип достаточности. «Оптималист» находит оптимальное количество действий, чтобы сделать все качественно и при этом не отшлифовать под ноль так, что ничего не останется.

Имитация бурной деятельности

«Если идеально не получилось, начинается имитация бурной деятельности, — поясняет тренер. — Это такой долгий роман о великом мучении с самим собой, когда процесс важнее результата и страшно его достичь: а что же потом делать? Я вспоминаю собственную историю. Открыли ИКЕА в Москве, и мама с папой меня туда первое время не брали. А я так мечтал. И вот мечта сбылась: я там побывал. Сажусь в гипермаркете на пол и спрашиваю вслух: «О чем мне теперь мечтать?»

У синдрома имитации бурной деятельности весь смысл в том, чтобы не доделать до конца. И противоядие: для имитатора важно получить эффект завершенного действия. Обязательно что-то закончить и насладиться этой точкой финиша: я добежал и, оборачиваясь, вижу весь свой путь и результат.

Но как примирить себя с внутренним желанием не доводить до конца? У Антона есть рецепт: найти объект, над которым можно «издеваться». Например, косить газон и не докосить кусочек. Оставить кусок старых обоев за шкафом при ремонте. Шить шторы и одну (можно дополнительную) не дошить, оставить как есть.

Синдром самозванца

«Следующий синдром самозванца — очень точно определил мой друг и покойный бизнес-тренер Андрей Парабеллум. Он говорил так: синдрома самозванца не может быть у самозванца. Потому что настоящий самозванец знает, что он самозванец, и он осознанно лжет, — объясняет Антон. — Меня однажды Татьяна Мужицкая отправила к сомелье. Я не специалист в винах вообще. Но там я выгулял своего профана. Я нюхал, пробовал, угадывал нотки манго и резины».

Эксперт предлагает найти такое место или момент, когда можно смело признаться в том, что ты некомпетентный самозванец, и расслабиться. 

Синдром новичка

Тому, кто испытывает синдром новичка, трудно и страшно пойти туда, где он впервые. Новичок уверен, что другие там априори лучше его. И в этом случае нужно пойти в такое место, где он попробует что-то впервые, но не на 11 баллов из 10 по экстремальной шкале, а в «лайт-версии».

Например, отправиться в дорогой бутик и примерить одежду, которую никогда не покупал. Хотя бы просто пощупать. Это будет первый маленький шажок. «Сделайте что-то на 1 балл, потом на 2 балла. Совершайте любые новые маленькие действия и каждый раз за это себя хвалите, что рискнули». 

Синдром выгорания

Маленькими же шажками помогаем себе при синдроме выгорания. «Если это не медицинская стадия, где уже нужно к психиатру или врачу, а я просто устал, то я могу давать себе расслабление. Не напихать в свой и без того плотный график массаж и спа или новые курсы английского, потому что где-то слышал, что переключение — это и есть отдых, а находить себе честные пять минут отдыха.

Я иду на работу, у меня есть перерыв. Я могу убрать телефон на пять минут? Страшно? А на четыре? Тоже много. Тогда на полминуты. Просто медленно дышу, могу себя погладить. И постепенно наращивать время. Сегодня один раз, завтра два, три раза по полминуты. А потом уже по минуте». 

С какими еще синдромами можно работать по такому принципу?

  • Отложенной жизни

  • Упущенной выгоды

  • Отмены

  • Вторичной выгоды

  • Многозадачности

  • Спасательства

  • Безделья/Лени

  • Критиканства 

  • Девочки-дятла

  • Обесценивания

  • Человека-невидимки

Об этом Антон Нефедов пишет в своей книге, которая скоро выйдет в одном из известных российских издательств.

Антон Нефёдов

автор трансформационных игр Путешествие Героя, Героини и Антигероя. Соавтор игр «Можно», «Льзя» и «Риш». Основатель «Мастерской Игр Нефедова», соавтор метафорических карт «Знаки Вселенной». Эксперт в геймдизайне для коучей и тренеров

tonynadrakone.com/