Урок толерантности...от бабуинов

Любопытно: нравы, привычные для многих современных офисов и трудовых коллективов, до странности напоминают законы колонии бабуинов. Судите сами: чтобы расчистить себе жизненное пространство, доминирующая особь прежде всего должна грозно выпятить грудь и вразвалку прохаживаться среди соплеменников, бросая на них уничтожающие взгляды. Чтобы продвинуться по иерархии вверх, надо пустить в ход клыки. И, достигнув желаемой позиции, утвердиться на ней — укусами, пинками и всемерным унижением слабейших в стае.

Сегодня замученные стрессом служащие его причиной чаще всего называют именно подобную ситуацию: непосредственный шеф, заняв желанную должность, начинает творить произвол, пренебрегая общими интересами и вовсю злоупотребляя властью. Загрузить подчиненных бессмысленными заданиями, смешать с грязью достигнутое, установить немыслимый график работы… Кому не приходилось наблюдать или даже испытывать на себе подобное?

Согласно исследованию Сапольски, влияние таких обид на физиологию «жертв» у обезьян легко поддается измерению: чем ниже особи располагаются в иерархии, тем выше в их организме уровень кортизола (гормона стресса) и тем слабее их иммунная система1. На предприятиях и в учреждениях, где начальники плохо обращаются с подчиненными, царят уныние и покорность судьбе: «Да что с этим поделаешь!», «У нас всегда так было…» Или даже еще хуже: «Так уж устроены люди…»

Как раз не так! Словно в ответ на эту волну пессимизма, послание надежды пришло человечеству… от стаи бабуинов из кенийских тропических лесов.

Исследователи американского Стэнфордского университета много лет наблюдали за этой колонией обезьян. Как и в других колониях, в ней традиционно доминировали агрессивные, свирепые самцы. Самок кусали так, что частенько вместе со шкурой отхватывали у них куски плоти. Те же самцы не подпускали никого к источнику самой доступной пищи — помойке ближайшего гостиничного комплекса.

В начале 1980-х годов на свалку вывезли какие-то токсичные отходы — и через несколько месяцев все доминантные самцы погибли. Предоставленные самим себе оставшиеся члены стада организовались совершенно иначе.

Когда мы вольны организовать свою жизнь так, как нам хочется, мы можем построить общество толерантности и взаимопомощи

С изумлением исследователи обнаружили у них новую социальную структуру, в которой практически полностью исчезли насилие и произвол по отношению к слабым. Более того, бабуины значительно чаще стали проявлять взаимопомощь, в частности, выискивать друг у друга паразитов (очень важное для обезьян действие, которое служит выражением социальной связи) и проводить все больше времени вместе, буквально плечом к плечу.

Сформировалась по-настоящему новая культура — толерантности, альтруизма и эмоциональной привязанности. А всего-то и нужно было, чтобы прекратилось угнетение.

Удивительно, что эта культура воспроизводится уже на протяжении двадцати лет, пережив тех членов колонии, среди которых она появилась. Толерантность сохраняется, несмотря на интеграцию все новых самцов, которые приходят в стадо из других, традиционных колоний. Все выглядит так, будто новичкам сразу дают понять: здесь так себя не ведут.

Кстати, исследователи установили, что уровень кортизола в организме особей из «толерантной» колонии гораздо ниже среднего, а их иммунная система получает дополнительную стимуляцию.

На протяжении истории человеческое сообщество не раз лелеяло мечту об устранении тиранов и переходе к равенству и братству. Но революции — будь то французская или большевистская, маоистская или исламистская — обычно заканчивались лишь заменой одних угнетателей на других. Культуру миролюбия невозможно установить насилием.

И все же кенийские бабуины сообщают нам нечто ясное и обнадеживающее: зло и несправедливость — вовсе не естественное состояние общества. Наоборот, когда мы вольны организовать свою жизнь так, как нам хочется, мы можем построить общество толерантности и взаимопомощи, где каждому на своем месте живется лучше и даже на физиологическом уровне удается вновь обрести равновесие. Нам стоит попробовать — каждому, здесь и сейчас, по мере возможного, двигать вперед эти жизненные ценности.


1 R. Sapolsky «The Physiological and Pathophysiological Implications of Social Stress in Mammals». Oxford University Press, 2001, vol. 517