Все тайное становится явным?

«Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным» — это библейское изречение из Евангелия от Луки было призвано уберечь человека от неправильных действий, запретных с точки зрения религии, морали, этики. А вышедший полвека назад рассказ Виктора Драгунского «Тайное становится явным» стал для многих современных родителей подспорьем в деле воспитания: история про Дениса Кораблева и выброшенную в окно кашу доносит до ребенка мысль, что скрывать содеянное бесполезно.

Но насколько эта максима верна, по крайней мере в контексте психической реальности? Давайте представим крайнюю ситуацию: ребенок верит в то, что все его мысли, переживания для родителей — открытая книга. Нет даже уголка внутреннего мира, который в его представлении не контролировался бы родителями. В этом случае у него вообще нет своего пространства и он не может развиваться как личность. В лучшем случае будет подобием родителей, отражением их ожиданий.

Другая крайность — когда ребенок убежден наверняка, что о его тайнах никто никогда не узнает. Это означает, что ему все дозволено, ограничений нет! Эти полярные примеры показывают: игра тайного и явного и создает границы, те самые нормы и правила, с которыми сталкивается каждый из нас.

Взрослый человек осознает, что может разрешать себе гораздо больше тайного, чем в детстве

Сначала рамки задают родители, потом социальная среда, потом мы их переосмысливаем и создаем собственные границы. Внутри них мы можем что-то скрывать: фантазии, чувства, желания — это наше личное, это важная часть внутреннего мира, без которой нет нашего «Я».

Взрослый человек осознает, что может разрешать себе гораздо больше тайного, чем в детстве. Ребенку необходимо делиться со взрослыми, чтобы получить обратную связь, оценку: можно ли так чувствовать, делать, желать того, что я желаю? Взрослый способен сам себе на эти вопросы ответить. Его тайное — больше. И важно защищать его даже от близких. Если между мужем и женой нет ничего тайного, семья состоит из одинаковых людей. Возможно, жизнь со своим отражением кого-то устраивает. Но она не имеет отношения к союзу равных людей, которые по определению — разные.

Чем больше явное отвоевывает у тайного, тем больше непознаваемых глубин в нем обнажается

Конечно, какие-то факты вскрываются: семейные «скелеты в шкафу», измены, подлоги… Но никогда не станет полностью явным то, что подтолкнуло человека к тому или иному поступку. Ни он сам, ни его психоаналитик не узнают всей правды.

У Фрейда в лекции «Введение в психоанализесть» фраза: «Там, где было Оно, должно стать «Я». Предполагается, что «Я» (сознание, явное) заменит Оно (бессознательное, тайное). Но это иллюзия, мы можем только приближаться к какому-то пониманию бессознательного, строить гипотезы. Наша внутренняя вселенная так же бесконечна и непознаваема, как и внешняя Вселенная, как загадки истории, черные дыры или тайна появления человека.

И в этом — колоссальный ресурс развития. Иначе мы достигли бы предела познания в какой-то точке и потеряли бы всякий смысл жить дальше. Фантазии, идеи и конфликты, рожденные тайной, обогащают нас и заставляют совершать открытия. Но чем больше явное отвоевывает у тайного, тем больше непознаваемых глубин в нем обнажается. И этот диалог никогда не будет завершен.