«А где моя сумка?»: как кража превратилась в сеанс психотерапии

«Очередная сессия только началась, когда снаружи послышались странные звуки. Кабинет на цокольном этаже, перед ним приемная, где мои клиенты оставляют вещи; попадают они туда, миновав железную дверь подъезда (последнее время замок хандрит, не открывается с первой попытки) и спустившись вниз по лестнице.

Кроме них никто по ней не ходит. Но сейчас оттуда доносился шорох, скрип. Сантехники явились трубы проверять? Обычно я не прерываю сессию, чтобы выяснить, кто там, но в этот раз внутренний голос подсказал, что стоило бы. Я извинился перед клиенткой и выглянул.

Наверху с неисправным замком возился типичный курьер по виду: весь в черном, за спиной рюкзак. Но было в нем что-то не курьерское, в руках он держал... «А где моя сумка?» — услышал я за спиной голос клиентки. И пазл сложился: это вор! Я рассердился, но тут же подумал: а ведь мое поведение сейчас может стать ролевой моделью для клиентки...

Ведь это и был ее запрос: как справляться со злостью и научиться говорить с другими без крика? Ради нее в этот момент мне стоит, хоть это и непросто, выстроить диалог с парнем правильно, терапевтично. Поднявшись по лестнице, я забрал у него сумку и вежливо, на «вы», пригласил в приемную. Видимо, он настолько опешил от такого обращения, что даже не попытался убежать.

В этот момент в моей голове боролись две идеи: поступить так, как мне легче, или так, чтобы эта ситуация пошла на пользу терапевтическому процессу? Если вызвать полицию, наш сеанс будет прерван, а я потрачу время и силы, давая показания.

Но отпуская вора, я действовал бы из соображений удобства, лени, эгоизма. К тому же парень скорей всего продолжит поиск добычи, и это может оказаться чья-то зарплата. Я почувствовал, что не могу спустить дело на тормозах и что именно это будет проявлением заботы о клиентке.

Полицейские забрали вора, моя клиентка поехала с ними. Три часа спустя, закончив рабочий день, я тоже отправился в отделение. И встретил там ее: все это время она рассказывала о происшествии, описывала содержимое сумки. И говорила абсолютно спокойно.

Хотя было поздно и она, наверное, устала, но не проявляла ни злости, ни раздражения. Как будто весь этот вечер оказался для нее психотерапевтическим сеансом. На следующей встрече она сказала, что в той критической ситуации чувствовала себя в безопасности и не переживала — будто ей от меня передалась уверенность в своих силах.

Я доволен: сумка осталась у клиентки, клиентка осталась спокойной, а я остался самим собой, несмотря ни на что».