«Девушка из 1938 года»: как вышивки пенсионерки с деменцией попали в музей?

«Активная, с хорошо подвешенным языком»

Рассказывает внук рукодельницы Ян Горкунов: «Юлия Алешичева, моя бабушка, родилась 26 января 1938 года в поселке Спирово Тверской области. Кроме нее в семье было еще четверо детей: три сестры и брат. Почти вся жизнь бабушки прошла в Карелии: туда ее распределили, когда она окончила лесотехнический техникум в эстонском городе Пярну.

Сначала она трудилась диспетчером в леспромхозе, где познакомилась со своим первым мужем, моим дедушкой, после подрабатывала уборщицей в детском доме. А в какой-то момент вступила в партию и, так как была очень активной, с хорошо подвешенным языком, вошла в состав делегации, которая ездила по разным городам России и даже в страны Восточного блока — Венгрию, Чехословакию.

Кроме того, бабушка работала и в комиссии, которая решала, как быть с заключенными, освободившимися условно-досрочно. Дело в том, что в Карелии она жила в поселке Надвоицы: там много колоний-поселений, и их заключенные строили сначала Беломорканал, а потом алюминиевый завод.

«Девушка из 1938 года»: как вышивки пенсионерки с деменцией попали в музей?

«После сильного эмоционального потрясения начала развиваться деменция»

Выйдя на пенсию, она занялась огородом на даче, которая досталась ей от первого мужа. Но, к сожалению, дача сгорела. Неизвестно, что произошло: подвела ли проводка или строение подожгли. Бабушка была у соседей и заметила пожар, только когда уже весь дом был в огне.

Сохранить дом и спасти кошку с собакой, которые были в нем, она не смогла. Это стало для нее сильным эмоциональным потрясением, и с того момента у нее начала развиваться деменция.

Бабушка ушла в себя и, чтобы отвлечься, начала вышивать какую-то коробку из-под конфет. Наверное, у нее сработало что-то вроде мышечной памяти, ведь научилась этому она еще в пятилетнем возрасте. Тогда долго считали, что ее отец, погибший на войне в окружении, перешел на сторону немцев, и объявила их семью врагами народа.

Им не давали карточки на еду, и детям нередко приходилось попрошайничать. Позже, когда тело отца нашли, это «клеймо» сняли. Но вышивка была тогда для бабушки способом уйти от тяжести жизни. Тем же она стала для нее и спустя 70 лет.

«Девушка из 1938 года»: как вышивки пенсионерки с деменцией попали в музей?

«У бабушки какое-то собственное чувство стиля и цвета»

В 2017 году я впервые увидел ее вышивку — это была репродукция «Русской Венеры» Кустодиева. А когда увидел другую, то задумался: у бабушки, несмотря на отсутствие художественного образования, было какое-то собственное чувство стиля и цвета. В том же году Союз художников предложил ей принять участие в выставке — люди, конечно, удивились, увидев ее работы, но оставили хорошие отзывы в книге.

В 2018 году у бабушки начались проблемы с памятью, и мы привезли ее в Санкт-Петербург, где в результате обследования был поставлен диагноз — сосудистая деменция. Как это выражается? Например, она прекрасно помнит, в какое платье была одета когда-то в молодости, но не может сфокусироваться на чтении книги.

В результате бабушка осталась жить в Санкт-Петербурге. С этого момента мы стали больше общаться, я начал ее лучше понимать. Видел, как и что она делает. И решил, что надо открыть сайт для нее, чтобы люди видели эти вышивки. Так у бабушки появился аккаунт в Instagram. Назвали страницу Girl from 1938 — «Девушка из 1938 года», это год ее рождения.

«Девушка из 1938 года»: как вышивки пенсионерки с деменцией попали в музей?

«Она не помнит, что происходило вчера»

Благодаря обычному сарафанному радио работы бабушки привлекали все больше внимания. Ее историю подхватили новостные каналы, и она стала звездой. Правда, у бабушки вовсе нет звездной болезни, так как она по-настоящему живет моментом и не помнит, что происходило вчера.

В 2019 году нам предложили принять участие в выставке «Неотчуждаемое», которая проходила в рамках Петербургского международного экономического форума. Там были представлены художники, жившие в домах престарелых, и бабушка была одним из самых интересных авторов. В дальнейшем ее работы представляли на выставках в Сербии, в Латвии и Франции. А сейчас их можно увидеть в московском Музее русского лубка и наивного искусства.

Бабушка все еще думает, что живет в Карелии. Не знает, какое сейчас время года. Может спутать маму с домработницей, а меня — с детдомовским мальчишкой из собственного детства. И вышивает, потому что ей это нравится.

«Девушка из 1938 года»: как вышивки пенсионерки с деменцией попали в музей?

«Уход мыслями в работу дает ей ощущение спокойствия»

Чтобы создать работу, ей нужно вдохновение — например, журнал или плакат. Например, первоисточником вышивки Spice Girls, на которую ушло 2,5 месяца работы, стал плакат самой группы. Только бабушка решила, что это большая распечатанная фотография девочек из Карелии.

Кроме того, я покупаю ей книги об искусстве, а люди из разных стран — Испании, Аргентины, Америки — присылают календарики и письма. Это тоже вдохновляет: бабушка прочтет, потом забудет, снова прочтет и удивится, что ее саму и ее работы знают. Бабушка относится к себе критично: по ее словам, вышивать может каждый, это просто ремесло. И потому она не считает себя художницей.

В этом году бабушка стала больше вышивать: приступает к работе, как только проснется, может и две вышивки в месяц создать. Но все зависит от вдохновения. Без него она сидит и ничего не делает. И сразу, как большинство людей с деменцией, уходит в самокопание.

У нее появляются страхи и портится настроение, поэтому и нам, и бабушке тяжело, когда она не вышивает. Погружение в работу — именно то, что дает ей ощущение спокойствия».

Работы Юлии Алешичевой можно увидеть на выставке «Девушка из 1938 года: вышивка длиною в жизнь» в Музее русского лубка и наивного искусства в Москве до 4 июля.