«Думаю, что у меня аутизм. Как это проверить?»

Ирина Белоусова
Врач-психотерапевт, психиатр, психолог, член РОП

Мне 16 лет, и я замечаю за собой некоторые странные черты, большинство из них — с раннего детства. Я искала информацию в Интернете и обнаружила, что что-то похожее бывает у людей с расстройством аутистического спектра.

  • Не могу контролировать эмоции. Если коротко, то я способна разрыдаться в любой момент, смеюсь слишком громко на людях. Иногда в пылу гнева говорю близким, что их ненавижу.
  • Я хожу на носочках, если чем-то сильно увлечена или что-то рассказываю. Эта особенность не проходит уже больше 12 лет, даже врачи не знают, что это.
  • Боюсь нового. Мне трудно заводить новые знакомства и общаться с людьми, ненавижу опаздывать и боюсь незнакомых мест. Также я не люблю пробовать новые продукты, поэтому всю жизнь питаюсь макаронами и сырниками.
  • Не чувствую социальных норм: не понимаю, например, почему нельзя сидеть на перилах в метро. Пару раз брала без спроса чужие вещи, например, носки сестры.
  • Я сверхчувствительна к жаре, звукам и свету. Не ношу шапку зимой, потому что мне так неудобно, по этой же причине не завязываю волосы. Прихожу в бешенство от прикосновений к моим волосам. Если мне жарко, тут же начинаю плакать. Громких звуков пугаюсь и буквально замираю на месте, теряя связь с внешним миром.
  • Не умею играть в команде. У меня просто не укладывается в голове, как это делать.

Говорят ли о чем-то эти признаки? И если да, что мне делать дальше, куда обращаться?

Элиза, 16 лет

Добрый день, Элиза! Для расстройств аутистического спектра характерны:

  • дефицит возможности инициировать и поддерживать социально значимую коммуникацию;
  • наличие ограниченных, повторяющихся, ригидных действий, мыслей, схем поведения.

Есть такой термин: «специальный интерес». Человек готов говорить о предмете своего интереса часами и очень остро реагирует, когда его прерывают. Например, ребенок может с 5 до 11 лет изучать динозавров и только динозавров, дорасти до экспертного уровня в своем изучении.

В данном случае специальный интерес нужен человеку ради себя самого: здесь отсутствует социальный компонент, потребность в одобрении близких или удовлетворение амбиций. Человек вовлечен на 100% и «выключается» из внешнего мира.

Мир человека с аутизмом — это изоляция в нестабильности. Любые изменения воспринимаются как катастрофа. И ключом к контролю окружающей действительности становятся ритуалы. Человек с РАС борется за полную неизменность бытия.

Недостаточная стабильность образа «Я» и мира связана с гиперчувствительностью и склонностью таких людей к «сенсорным перегрузкам». Человек с РАС может практически испытывать физическую боль при прикосновениях других или громких звуках. При этом социальное взаимодействие также приобретает парадоксальные черты: препятствие к контакту с другим — не нежелание общаться, а невыносимость общения.

Многие люди с РАС не способны «чувствовать» окружающих. И нуждаются в том, чтобы выработать собственную систему приемлемого реагирования, основанную на логике. Это позволяет встроиться в социальный контекст ситуации и снизить напряжение.

Такое расстройство затрагивает все сферы жизни человека: личную и семейную жизнь, обучение, профессиональную деятельность

Таким образом, сенсорные дефициты, трудности социального взаимодействия и «опознания» собственных эмоций и чувств сплетаются в причудливый клубок противоречий. Это приводит к душевному смятению, росту тревоги, страху собственной неуспешности.

Но у людей с РАС зачастую есть и невероятные способности: это конкретная образность мышления, опора на визуальные стимулы, возможность с легкостью оперировать большими объемами данных. «Нормотипикам», или обычным людям, очень трудно представить, насколько непостижимым представляется их мир «человеку дождя». В особенности те его аспекты, которые касаются общения.

И здесь на помощь приходит осознанное, систематическое изучение мира отношений. Обычный ребенок «схватывает» мир людей целиком, тогда как человек с РАС идет «снизу вверх», анализируя частности, формируя эталоны, разучивая правила.

Представьте, что вы учите иностранный язык, декодируете сигналы окружающих и делаете их понятными. Окружающий мир — это игра с правилами, которые изменяются. Вам придется подстраиваться, анализировать. И это похоже на компьютерную игру, где вы переходите с уровня на уровень. Дефициты и особенности могут не проявляться длительное время. До тех пор, пока требования социума не превысят возможности и ресурсы человека с РАС.

Такое расстройство затрагивает все сферы жизни человека: личную и семейную жизнь, обучение, профессиональную деятельность и прочее. Если трудности возникают только в одном секторе — вероятнее всего, мы говорим о частном случае дезадаптации, а не о спектре.

Диагностика РАС во взрослом возрасте имеет ряд трудностей. У нас почему-то до сих пор думают, что аутизм — это мычание, молчание и памперсы в 25 лет. Хотя на самом деле люди спектра могут демонстрировать уровень интеллекта гораздо выше среднего и здорово встраиваться в социальную систему, как, например, Темпл Грандин (американская ученая и писательница).

Дифференциальная диагностика здесь очень тонкая, поскольку могут быть и иные состояния, как бы «намекающие» на аутизм

Нейропсихолог Оливер Сакс писал: «Каждый аутист — это остров, отрезанный от материка». Но, к счастью, в наше время люди научились наводить мосты и строить плавсредства.

Общих рекомендаций для людей в спектре быть не может. «Если ты встретил одного человека с аутизмом, значит, ты встретил только одного человека с аутизмом», — говорят в США. Однако важной частью терапии таких людей становится работа с определением собственных чувств и эмоций. Значительно облегчит жизнь когнитивно-поведенческая терапия.

Хорошим подспорьем станет комфортный именно для вас вид физической активности. Хорошо бы откалибровать сенсорные системы, позаботиться о себе и своем теле. Важно найти нечто свое и близкое именно вам, «оседлать» волну.

Что касается точной диагностики вашего состояния, то лучше обратиться с этим вопросом к врачу-психотерапевту, который занимается РАС, и занимается всю жизнь. Именно потому, что высокофункциональных аутистов у нас практически не диагностируют. И дифференциальная диагностика здесь очень тонкая, поскольку могут быть и иные состояния, как бы «намекающие» на аутизм, — например, нарушения привязанности. То, что ранее называлось «холодная мать». Или, к примеру, нарушения сенсорной интеграции вследствие мелкой травмы в родах.

Необходимо смотреть особенности развития в раннем возрасте, изложенных фактов недостаточно. Но об этом поспрашивает специалист. Конкретно такого специалиста я вам дать не могу, поскольку ко мне пациенты с РАС с запросами на верификацию диагноза не попадают.

Кроме того, вы сейчас находитесь в непростом, кризисном периоде развития: 16 лет — это пубертат. Несмотря на многие перечисленные вами симптомы, попытка диагностирования в себе аутизма может быть связана с поиском идеи инаковости как попытки самоопределения и объяснения происходящего с вами. И тогда нет речи об аутизме как таковом — здесь поможет психолог, который занимается людьми подросткового возраста.