«Год, когда крепкое становилось крепче»: чему нас научил 2020-й

Непростой год выдался. Но было в нем и хорошее. Кто-то нашел интересную работу. Кто-то встретил любовь. Родились дети. Написаны книги... Наш эксперт Анастасия Долганова делится заметками о том, с какими чувствами провожает 2020 год.

В этом году я много смотрела на то, как крепкое становится крепче.

Хрупкое разбивалось, да. И было время, когда вся жизнь лежала в этих осколках. Терялись работы, распадались браки, рассыпалось уязвимое, годами собранное психическое здоровье, потому что было невыносимо страшно. Люди оказывались разлученными с семьями или запертыми с теми, кто плохо к ним относится, страдали от отсутствия контроля и предсказуемости, переживали потери.

Но крепкое становилось крепче. Это было удивительно. Моя подруга начала осваивать фортепиано. Так и говорила: «А что еще делать? Когда бы у меня нашлось на это достаточно сил в другое время?» Сейчас она уже может подыграть себе на концертах группы, в которой поет.

Другая подруга вышла замуж. Они давно дружили, а тут коронавирус, она потеряла работу и встретилась с визовыми проблемами.

Мы живем в Таиланде. И друг позвал ее замуж, потому что это означает семейную визу для нее по его рабочей, а еще она сможет жить у него и прокормиться вдвоем проще.

Они стали жить и работать вместе и влюбились друг в друга, пропали с радаров, потому что счастливы, только иногда присылают смешные картинки. Я спрашиваю: «Маша, как твой брак?» Она мне пишет неприличные, но точно позитивные слова.

Но жизнь обновилась, и я буду радоваться тому, что приобретено, потому что это тоже нормально

Зал, куда я хожу на бокс, был закрыт весь апрель и май. Мы занимались на улице, а потом как-то сначала тайно, потом явно завсегдатаи вернулись в зал и продолжили тренировки. Теперь у нас сообщество, а до ковида мы были чужими людьми разных национальностей и культур.

Мои родители впервые выехали за пределы России — вообще впервые с папиной армии куда-то выехали, и попали ровно под закрытие границ. Улетели домой на одном из последних мартовских самолетов. На внутренний рейс уже не успели, ехали поездом, потом сидели на карантине и почувствовали на себе гнев и страх соседей: «Ездят по заграницам, а нам потом болеть».

Я думала, никогда больше не решатся на путешествия. Но нет: мама учит английский, папа хранит шляпу от солнца. Говорят мне, когда созваниваемся в скайпе: «А давайте еще в Питере встретимся, мы приедем, когда вы полетите, а летом все вместе в Анталью».

А еще 8 кг оставлено на спорте, к которому всю жизнь никак не могла привыкнуть. Но тут надо было поддерживать тренеров и давать им работу, и я наконец втянулась. И я по-прежнему не курю. И книга почти дописана. А вот мама мужа умерла…

Новый год я буду встречать с печалью, потому что это нормально — грустить о своих потерях. Но жизнь обновилась, и я буду радоваться тому, что приобретено, потому что это тоже нормально. Можно жить дальше. Стоит жить дальше ради того удивительного, что всегда происходит прямо за стеной.

Анастасия Долганова

Об авторе

Анастасия Долганова — психолог, автор книги «Мир нарциссической жертвы. Отношения в контексте современного невроза». Подробнее на ее сайте.